Все новости
КХЛ
Михаил Тяпков
Фото: wp-dynamo.ru
Фёдоров – о Воробьёве: проще всего его поменять на Кудашова. Что изменится?
Всё, что вы хотели узнать в этом сезоне о московском «Динамо». В том числе почему Брюквина забирали в армию.
Хоккей / КХЛ

Генеральный директор московского «Динамо», заместитель председателя общества ВФСО «Динамо» Сергей Фёдоров работает в хоккейном клубе с нынешнего сезона. Сразу после того как случилась известная история с прошлым юридическим лицом и бывшим генеральным директором Андреем Сафроновым. В интервью «Чемпионату» Фёдоров рассказал, как нынче выстраивается работа командой, поделился мнением о тренерском штабе во главе с Владимиром Воробьёвым и объяснил, зачем был подписан контракт с Евгением Артюхиным.

«Задолженность в два миллиарда копилась из года в год»

– Беря под свой контроль ХК «Динамо», общество пошло уже по другому пути – сменило юридическое лицо, фактически отказавшись от всех долгов прежнего.
– Мы учли печальный опыт, конечно. Ситуация, сложившаяся с ХК, потребовала другого подхода. Во-первых, долги в хоккейном клубе привели к фактическому коллапсу, а общество «Динамо» не имело никакого контроля и влияния на происходившее в клубе. Поэтому долгов там, как писали в открытых источниках, не 600 млн рублей, как в футбольном клубе, а два миллиарда с лишним. И не только по премиальным. Там и налоговая, и зарплата, и обязательства перед контрагентами, которые не выполнены. Поэтому, чтобы сохранить динамовский хоккей, чтобы название «Динамо-Москва» звучало в КХЛ, общество было вынуждено создать хоккейный клуб «Динамо-Москва» с нуля.

– Те, кому должны, судятся со структурой АНО «Объединённый хоккейный клуб «Динамо»?
– В соответствии с законом эта процедура известна: есть кредиторы первой очереди, кредиторы второй очереди. Кредитор номер один – это государство. Есть задолженность по налогам, потом кредиторы второй очереди – это игроки и персонал клуба. Плюс задолженности контрагентов, кредиторов третьей-четвёртой очереди. Имеются судебные иски против АНО, описывается имущество.

– С хоккеистами так же легко нашли взаимопонимание, как с футболистами?
– Все адекватные люди. Были в своё время заявления Терещенко и Ерёменко, и понять их можно. У всех есть семьи, дети, которых они содержат, эмоциональный всплеск понятен, а произошёл он от отсутствия правдивой информации. Мы несколько раз встречались, обсуждали сложившуюся ситуацию. Они наконец поняли, в чём была проблема. Задолженность в два миллиарда не образовалась в течение предыдущего сезона-2016/17. Она копилась из года в год. Всё время эту дыру закрывали новыми обязательствами, новыми кредитами. Просто в прежнем руководстве ХК привыкли, что есть бюджет, который можно не исполнять. Бюджет запланирован один, а тратилось в полтора раза больше, авось кто-нибудь где-нибудь найдётся. Это всё накапливалось. Любому человеку обидно потерять деньги, тем более заработанные. С Алексеем Терещенко я буквально вчера встречался. Со всеми переговорили, игроки подали иски и в судебном порядке ждут решения вопроса.

– В конечном счёте они довольно легко перешли из АНО «Динамо» в ООО «Динамо»?
– Они никуда не переходили. Для них «Динамо» есть «Динамо». Форма собственности не имеет принципиального значения. Они видели себя всегда и видят динамовскими игроками и сотрудниками.

Генеральный менеджер – это бывший хоккеист, который подбирает команду для другого бывшего хоккеиста, который является тренером и отвечает за результат? Для меня эта ситуация чревата конфликтами интересов.

«С Сафроновым встречались один раз, больше не общались. Зачем?»

– По ФК и по ХК много было сказано в отношении прошлого руководства. Прямые и косвенные обвинения, были проверки со стороны правоохранительных органов. Во что-то это в итоге вылилось?
– Закончен аудит. Результаты аудита подтверждены и переданы в компетентные органы. А вопрос, что будет или не будет, это уже не к нам. Мы выполнили свою работу по привлечению внешних аудиторов по проверке и общества в целом, и футбольного, и хоккейного клуба. Дальше вопросы к компетентным людям. Знаю, что этим занимаются.

– После того как это случилось, общались вообще с Сафроновым?
– Нет. На матчи он ходил регулярно, да. Я с ним лично не общался. Была встреча ещё в августе, вот тогда я с ним один раз встретился, и больше не общались. Зачем?

– В процессе всего того, что происходило вокруг клуба в мае-июне, он был не переговороспособен? Были же разные варианты развития событий. В том числе без появления нового юридического лица.
– Если бы у человека была возможность погасить долги, то ситуация не была бы доведена до стадии подачи на банкротство. Если были серьёзные планы, наверное, надо было расплатиться с государством, с игроками. А потом строить новые планы, но этого не произошло.

– Но пытались мирно вопрос решить?
– Как известно, в АНО «Объединённый хоккейный клуб «Динамо» единственным распорядителем средств являлся Сафронов. При этом Сафронов считал правильным требовать от общества «Динамо» денег. Мы ему сказали, что раз мы даём деньги, то должны участвовать в управлении структурой, следить, как расходуются средства. А так получается, что мы даём деньги и нас не должно волновать, как они тратятся? Представителей Центрального совета не было ни в составе совета директоров, ни в органах управления. Зато только «дайте, дайте, дайте». Просто человек всегда выходил за рамки бюджета. Он привык так работать, что его никто не контролирует. При этом помню, что СМИ писали, что у Сафронова была самая высокая зарплата в КХЛ, больше 100 млн за сезон. Эта зарплата выплачивалась регулярно. Да много уже об это писали, добавить просто нечего.

Фото: Беззубов Владимир, photo.khl.ru

«Предлагали около 10 кандидатов на позицию генменеджера»

– В клубе сейчас нет генерального менеджера как такового, как строится селекционная политика?
– Точку ставлю я как генеральный директор, предложения вносит тренерский штаб. Генеральный менеджер – это бывший хоккеист, который подбирает команду для другого бывшего хоккеиста, который является тренером и отвечает за результат? Для меня эта ситуация чревата конфликтами интересов. В команде будет работать тренер-селекционер, который будет заниматься подбором игроков в интересах команды. Мне предлагалось с разных сторон около 10 кандидатов на позицию генерального менеджера. По-моему, с шестью претендентами я встречался, обсуждал многие вопросы. В итоге у нас получалось следующее: всё «меню», то есть предлагаемый подбор игроков, — одинаковый. Только «меню» в одном случае стоило два рубля, в другом три, в другом четыре, в другом пять. Речь могла идти об одних и тех же игроках, но цену за них разные кандидаты на пост генерального менеджера называли разную.

Весной появится тренер-селекционер. Ведь сейчас только пять вакансий легионеров. Остальное — российский рынок. Мы всех игроков видим, которые играют в стране. Не нужен ещё и генеральный менеджер, чтобы оценить их.

– Вы планируете закрывать вакантные легионерские позиции?
– Было бы кем. Салминена взяли – это фактически кратковременная финансовая помощь Евросоюзу была (смеётся).

– Почему не сложилось?
– Его команда не приняла внутри. Во-первых, он сам по себе. Во-вторых, у него ничего не получалось. Он же должен отрабатывать свои деньги. Не складывалось у него ни в игровом плане, ни в человеческом. Здесь же почти вся команда – воспитанники школы «Динамо». Они со своим менталитетом, высказывали ему претензии. У всякого игрока что-то иногда не получается не по игре, но почему самоотдачи нет никакой?

– А кто поставил вопрос ребром?
– Я. Я же слежу всё время за статистикой, за игрой. Хожу на каждую игру. Я же вижу, как другие игроки к нему относятся.

– Артюхин оправдывает ожидания?
– Мои — да. Нет проблем в коллективе. Он набирает форму, догоняет всех.

– Его репутация не смущала? Динамовские болельщики сразу после его перехода припомнили, скольких динамовцев он в своё время «сломал».
– Простая вещь: человек с ростом за 190 см и весом 120 кг является спортсменом и обладает такими природными качествами. Почему он не должен эти качества использовать в игре? Кто-то — маленький и вёрткий, другой – здоровый. Про его драки я так скажу: какую задачу ему ставили, такую он и выполнял. Вы видели в «Динамо» хотя бы одну его драку?

– Нет.
– Ему же не хочется просто подраться. Вам вот хочется выйти на улицу и просто так кому-нибудь напихать? И Артюхину не хочется. Он интеллигентный, воспитанный человек. Какую задачу ему ставили, такую он и выполнял. Вот сейчас его никто не просит драться. Если надо будет — подерётся. В Интернете про Артюхина только и есть: как он мочит то финнов, то ещё кого-то. В быту он абсолютный милашка. Более того, много есть молодых талантливых, которых соперник побоится трогать в присутствии Артюхина. Это плюс. Это был один из поводов, почему мы взяли его в команду. Все знают, что если кто-то Игумнова или Петунина тронет, то там сидят Комаров с Артюхиным. На всякий случай.

– Летняя трансферная кампания ХК «Динамо» — Артюхин, Яковлев, Салминен. Какую оценку сейчас можно поставить за неё?
– Наверное, четыре с минусом. Конечно, всё было впопыхах. Яковлев, мягко говоря, не оправдывает ожиданий. Салминен тоже, но он ещё и стоит как четыре Яковлевых. А показатели у них одинаковые. Но тренер говорит, что видит в Яковлеве потенциал.

– Планы на зиму?
– Пока ни с кем переговоры не велись.

Нет ничего проще, чем поменять Воробьёва на Кудашова или на Светлова. Что от этого изменится? Игроки поменяются?

«К Воробьёву есть кредит доверия»

– Насколько велик кредит доверия к тренеру Воробьёву?
– Раз мы не вели ни с кем даже предварительных переговоров, значит, кредит доверия есть. Конечно, желающих много, тренеры тоже предлагают свои услуги. Но я переговоры ни с кем не вёл.

– Насколько нынешние результаты хоккейного клуба соответствуют вашим ожиданиям?
– Если с начала сезона почитать ваши журналистские выкладки, то можно увидеть синусоиду. Начинается с того, что «всё пропало». После первых игр говорят, что «всё плохо, как мы и ожидали». Потом вдруг «Динамо» выигрывает — и все восторгаются. Потом серия поражения, и опять – «провал». Тренерская работа – тяжёлая вещь. Нужно иметь терпение, чтобы собрать всех в единый кулак. Нет ничего проще, чем поменять Воробьёва на Кудашова или на Светлова. Что от этого изменится? Игроки поменяются? Воробьёв – молодой тренер, который проводит первый полноценный сезон в своей тренерской карьере. Он динамовский воспитанник, прошёл школу КХЛ и НХЛ, работал с тем же Билялетдиновым. Но он в первый раз вышел на парад в роли главного тренера. Мы видим, что Воробьёв работает и переживает. Поэтому кредит доверия к нему есть.

– Молодому тренеру может не хватать авторитета в коллективе, где есть условные Комаров, Артюхин и Ерёменко.
– Ерёменко вообще профессионал высшего уровня. С ним на эту тему говорить даже не надо. Благодаря своему профессиональному отношению к делу он до сих пор и играет. Между словами «Ерёменко» и «профессионал» можно ставить знак равенства. У опытных игроков и тренера присутствует взаимное уважение, и никакого напряжения нет.

– Никогда не было такого, чтобы один из опытных игроков приходил к вам и жаловался на работу тренера?
– Боже упаси. Вот был у меня вчера разговор с Алексеем Терещенко. Вы же хотите узнать, почему Терещенко не поехал на Дальний Восток? Человек залечивал травму, потому что пропустил предсезонную подготовку и набирает форму по ходу сезона. Он провёл 18 игр, и ему надо сделать перерыв. Человек вообще не видит себя в другой команде. Если такие люди, как Терещенко и Ерёменко, после окончания карьеры захотят остаться в клубе в другом качестве, им будет предложена должность.

– То есть поддержка старожилов команды у Воробьёва тоже есть?
– Абсолютно. Любой ветеран в команде – либо огромный плюс, либо огромный минус. Они пример для молодых. Как раз к ветеранам нет никаких претензий. Даже если кто-то из них не будет отвечать игровым требованиям, они всё равно будут оставаться в команде. Только для того, чтобы эта «золотая молодёжь» видела, как стать такими.

Фото: Кузьмин Юрий, photo.khl.ru

«В списке потенциальных новичков около 20 фамилий»

– И всё-таки о результатах. Есть задача-минимум? Место в плей-офф?
– Мы настроены на попадание в плей-офф. Сегодня мы понимаем, что находимся на грани. Но на то есть объективные причины. Во-первых, Воробьёв проводит свой первый сезон в качестве главного тренера. Неопытность и волнение тоже присутствуют. Во-вторых, в начале сезона был практически полный лазарет. На сегодняшний момент 9 травмированных игроков. Это беда, но в ближайшее время восстановятся Комаров и Анисин. Когда девять человек из основного состава травмированы, треть игроков всё же, — это вносит напряжение. Нагрузка ложится на остальных. В ближайшие недели-две команда должна собраться в полном составе.

– Не было отношения к сезону как к переходному? Мол, главная задача выполнена – «Динамо» осталось в КХЛ.
– Я не хочу лукавить: всё возможно было в той ситуации. Могли остаться и вне КХЛ. Летом мы действительно скорее думали не о результате, а о том, чтобы сохранить команду. Но сейчас-то уже всё нормально. Кого хотели — подписали. За исключением нескольких очень высокооплачиваемых игроков. Например, Робинсона. Его агент просил такие деньги, которых он не стоит, по нашему мнению. По ходу сезона мы оказались правы. Ротация состава оказалась достойной. В бюджете есть ресурсы, чтобы усилить команду в межсезонье.

Естественно, в следующем году подпишем игроков. Очень большие надежды возлагаем на своих воспитанников. На тех, кто в прошлом году играл в ВХЛ. Этот сезон показывает, что те же Игумнов и Петунин реализуют свой шанс. Точно не будем брать игроков с потерянной мотивацией и с большим ценником.

– А какого рода новички нужны и сколько их должно быть?
– Я считаю, что вратарская линия у нас укреплена хорошо, есть Ерёменко, Бочаров, Кузнецов. Сейчас мы подписали ещё Заливина из Воронежа для подстраховки. Вратарская линия полностью закрыта. Мы удовлетворены. Но усиление нужно. Речь идёт о двух защитниках и двух нападающих.

– Реально закрыть эти позиции зимой? Или реализуете в следующем сезоне?
– Ну вот если вы мне назовёте кандидатуру укрепления «Динамо» из других команд, мы с удовольствием рассмотрим прямо сейчас.

– Предметно по фамилиям сейчас никого на примете нет?
– Мы рассматриваем. На рабочем столе лежит папка, в которой фигурирует 20 фамилий. Есть там и легионеры. Но выходить в плей-офф реально и с нынешним составом. Пройти первый раунд тоже можно. Понятно, что если мы займём восьмое место и попадём на СКА, то шансов у нас минимум. Тут всё будет зависеть от сетки. Проблема ещё и в том, что большинство игроков в регулярном чемпионате выкладываются далеко не полностью, оставляя силы на плей-офф. Там они уже будут играть на полную. Будут по-другому относиться, они хитрые все.

Брюквин в соответствии с законом проходит срочную службу. Пришёл командир части и говорит: «Хочу увидеть спортсмена, который служит в моей части!»

«С Брюквиным – простая история. Командир части захотел его увидеть»

– Что за история с Брюквиным? Как игрока ХК «Динамо» могут вызвать в армию?
– Простая история. Брюквин в соответствии с законом проходит срочную службу. Пришёл командир части и говорит: «Хочу увидеть спортсмена, который служит в моей части!»

– Зачем у командира части возникла потребность посмотреть на хоккеиста в разгар сезона?
– Брюквин числится и проходит воинскую службу в конкретной воинской части. Всю ответственность за него по уставу несёт не «Динамо», а командир части. Человек хочет иногда видеть лицо человека, за которого он несёт ответственность. К тому же есть обыкновенные плановые проверки.

Комментарии (0)
Главные статьи про ЧМ-2018 - в вашей почте

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент