• Главные новости
  • Популярные
Михалёв: заслуг у "Лады" побольше, чем у "Томи"…
Фото: hcsalavat.ru
Текст: Алёна Шилова

Михалёв: заслуг у "Лады" побольше, чем у "Томи"…

Тольяттинский житель Сергей Михалёв - о "Ладе", которой не может не быть, интересном предстоящем сезоне и своём безделии, от которого душа тренера болит – в интервью "Чемпионат.ру".
21 августа 2009, пятница. 15:40. Хоккей

Тольяттинский житель Сергей Михалёв — о «Ладе», которой не может не быть, интересном предстоящем сезоне, и своём безделии, от которого душа тренера болит – в эксклюзивном интервью «Чемпионат.ру».

Интервью с Сергеем Михайловичем, которое состоялось в Тольятти, не могло не затронуть тему «Лады». А тут Михалёв и сам с неё начал, все остальные вопросы, в том числе про себя самого, оставив напоследок.

— Как я могу относиться к ситуации с «Ладой», когда я причастен к хоккейной истории Тольятти? – сам себе задаёт вопрос Сергей Михайлович. — Это были прекрасные времена, когда мы здесь работали, когда Тольятти шагнул в элиту российского хоккея. Это был первый клуб не из столицы, который стал чемпионом. Мы всё это сделали. Мы это пережили. Это был хоккейный бум! Что такое «Лада»? Это и школа, и хоккеисты, которые за это время здесь выросли, и любовь тольяттинцев к хоккею. И трудно представить, что всего этого не будет. Во всех тех городах, где есть добротные команды, там и школы добротные. А ломать — не строить. В чём весь вопрос? Нет финансирования — вот и весь вопрос. Нет бюджета, а значит, нет и будущего. Как это ни печально, но это так.

— Область должна была принять какое-то участие. Вы сами видели, что даже днём в Тольятти на хоккей приходит много людей, а на «Ладу» был почти полный дворец спорта. Здесь любят хоккей, — продолжает Михалёв. — А команда не соответствует тем нормативам, которые выставлены сейчас — нет дворца спорта, его строительство заморожено. И даже по этому принципу команда может не попасть в КХЛ. А когда нет финансирования, лига просто примет это решение, и всё. И я понимаю: зачем лиге команда, которая снимется в ходе соревнования? Но если так случится, это будет удар по всему. Не будет «Лады», останется молодёжная команда [«Ладья»], школа какое-то время поработает — это да. Но когда в городе нет флагмана, не на кого равняться, нет той команды-мечты, в которую все мальчишки хотят попасть…

— Люди не один год ходят сюда, не один год любят команду, болеют за неё семьями, поколениями. И может случиться непоправимое. Но, видите, завод стоит. На «АвтоВАЗе» больше 100 тысяч людей [работают]. Это проблема всего города. Области. Но даже в трудный час нужно помнить и о будущем. Наверное, «АвтоВАЗ» и местные власти действительно не справляются с ситуацией. Значит, меры должны принимать те, кто выше. Нашли же способ, как спасти «Томь». Я думаю, относительно к хоккею у «Лады» перед спортом, перед страной ещё больше заслуг, чем у «Томи» в футболе, — считает тренер.

Во многих вопросах «Лада» тогда была впереди, и на неё, вы правильно сказали, стали ровняться – и «Магнитка», и Омск, и Казань и Ярославль. Все начали равняться. Но там продолжение хоккейной жизни пошло, развитие пошло какое! А здесь? Видите, все проблемы-то от завода, и от людей, которые руководят. Когда кто-то хочет, он всегда может решить проблему, найти выход. А здесь ситуация такая, что нет людей кровно заинтересованных в этом.

— Вы тоже считаете, что не будет «Лады» и хоккей в регионе умрёт?
— Так хоккей весь здесь, в Тольятти. В Самаре там [у ЦСК ВВС из Высшей лиги] совсем бедственное положение. А если не будет Тольятти, то и хоккея не будет. И даже не представляю, как Тольятти — без хоккея?

— Вы хорошо помните то время чемпионской «Лады», когда вы работали здесь? В те годы, когда «Лада» была лидером российского хоккея, на которого равнялись другие. Как дошло до такого?
— Во многих вопросах «Лада» тогда была впереди, и на неё, вы правильно сказали, стали равняться – и «Магнитка», и Омск, и Казань, и Ярославль. Все начали равняться. Но там продолжение хоккейной жизни пошло, развитие пошло какое! А здесь? Видите, все проблемы-то от завода и от людей, которые руководят. Когда кто-то хочет, он всегда может решить проблему, найти выход. А здесь ситуация такая, что нет людей, кровно заинтересованных в этом. Тогда-то [лет 15 назад] и в голову бы не пришло, что «Лада» может стоять на пороге исключения. И мысли такой быть не могло.

— Даже кризисный 98-й нормально пережили…
— Да. Были проблемы. Но чтобы говорить о закрытии команды?! «Лада» — команда, которая действительно много сделала в хоккее. И раз настал такой момент, ей просто должны помочь. Сама-то команда бьётся, играет, выигрывает турнир.

— Вам лично насколько сейчас больно, обидно, неприятно?...
— Не то слово! Я свою жизнь связывал с этим городом, здесь построил дом и надеялся, что хоккейное будущее у этого города есть. А сейчас получается, что…(пауза) Что-то я неправильно подумал, в Череповец переезжать надо (смеётся). Это было бы, конечно, смешно, если бы так трагично не было.

— Лига, возможно помочь должна…
— Я думаю, они пытаются. Но, по-видимому, не такие они там всемогущие. Понятно, что лига хочет. Это не в интересах лиги, сокращение команд. «Лада». «Витязь». Это не работает на имидж лиги.

— Скоро стартует второй сезон КХЛ. Что можете сказать о работе лиги по первому сезону, по перспективам?
— Лига работает. Хоккей есть. Хоккей — интересный! Есть группа очень сильных команд, которые очень хороших игроков приобрели. Лига стала интересна для многих. Лига становится качественнее, сильнее. И вот знаете, говорят ещё, что, грубо, люди сюда доигрывать едут. Но люди выбирают, где закончить карьеру — и выбирают, что в нашей лиге. Имена хорошие, и хоккей они ещё могут показать. Понятно, что это не лучшие годы для этих игроков, но мастерство есть мастерство, и они привлекут внимание болельщиков. Это работа на имидж лиги. Я думаю, что чемпионат будет очень интересный.

— Фаворитов назовёте?
— Много команд, которые реально могут его выиграть: Казань, Уфа, «Динамо», Питер, Ярославль, Омск, «Магнитка». Много команд, которые могут побиться за первое место.

— Не может в этом сезоне КХЛ столкнуться с какими-то серьёзными проблемами? На почве кризиса опять же?
— Я думаю, что те команды, которые заявились, будут играть. Конечно, всё, что происходит в мире, в нашей стране в определённой мере коснётся и коснулось. Люди в хоккейных центрах теряют работу, покупательская способность падает, и может случиться, что какие-то средства лига недополучит. Хотя у нас у лиги и у команд средства из других источников. Тем не менее общее состояние скажется.

Это понятно, вопрос то не к ним. Ко мне вопрос. То, что команда была в плохом функциональном состоянии — это очевидно. А вот это уже вопрос к тренерам. Ко мне. А у меня не было времени в той ситуации. Просто не было времени. К сожалению… Но абы — кабы, это уже всё — проехали. Хоккей тем и интересен, что здесь надо принимать решения точно. Здесь не дают исправиться. Нужно предвидеть. Предугадать. А если не получается, ошибки эти не все, не всегда, и не всем дают исправить.

— Понятно, что лига у нас молодая, только образовалась, и есть минусы. Вы на что бы прежде всего внимание обратили?
— Календарь в прошедшем сезоне. По крайней мере, я столкнулся с тем, что с одной стороны здорово — много игроков было в сборной, а с другой стороны — для клуба это боком обошлось. И лично мне тоже (улыбается). Ребята на три фронта играли — Евролигу, в сборных, в чемпионате. И — наигрались. То есть вопрос календаря всё время стоял и стоит. И тем хорошо, что где-то каждый день был хоккей, но опять не совсем верно, когда одна команда выходит в плей-офф, имея четыре дня отдыха, а другая полтора. Надо всё-таки концовку в пару дней делать. В этом году по конференциям будут выходить команды, что, на мой взгляд, не совсем правильно. По крайней мере, можно точно сказать, что в финале Уфа с Казанью не будут играть (смеётся).

— Конференции равноценно составлены?
— Это всегда так будет. Для одних географический принцип действует, для других нет. У одних будет больше разъездов, у других меньше. Вопрос отдыха, восстановления всегда стоял очень остро. И в этом году это будет, наверное. Сыграем, а потом уже люди будут оценивать. У нас снова сезон пройдёт, фактически все столкнутся с проблемами, и будут тогда предложения. У нас же лига создавалась впопыхах. У вас всё впопыхах, у нас никогда времени нет остановиться, проанализировать.

— А вы прошедший сезон уже давно проанализировали. Почему так «Салават» оступился? Игроки некоторые до сих пор не понимают до конца, что случилось…
— Это понятно, вопрос то не к ним. Ко мне вопрос. То, что команда была в плохом функциональном состоянии, это очевидно. А вот это уже вопрос к тренерам. Ко мне. А у меня не было времени в той ситуации. Просто не было времени. К сожалению. Надо было всё выигрывать, надо было идти на первом месте. Думали, что первое место нам какие-то дивиденды принесёт. А мы в одной восьмой… И вся проблема в том, что мы были в плохом состоянии. А тут долго надо разбираться, почему и как. Не было у нас времени вывести команду. Были и объективные причины — травмы, эпидемия гриппа. Всё в кучу, беда одна не приходит. Мы недоработали, и поэтому вот здесь сидим сейчас. Недоработал Сергей Михалыч (улыбается). Но, опять же, народу мало было, заявка 25 человек. Манёвра для того, чтобы использовать других игроков, не было. Их просто не было.

— Многое бы сейчас иначе сделали?
— Да, многое. Но абы-кабы, это уже всё — проехали. Хоккей тем и интересен, что здесь надо принимать решения точно. Здесь не дают исправиться. Нужно предвидеть. Предугадать. А если не получается, ошибки эти не все, не всегда, и не всем дают исправить.

Без хоккея мне жить нельзя. А чем занимаюсь? Хожу на матчи смотрю. В Уфу на турнир поеду. Слежу, в общем, за хоккейной жизнью. [Сына] Стёпку воспитываем. Дел много. А без хоккея мы никто. Конечно, большое желание есть работать. И силы есть… И само состояние такое, знаете – вот, вроде, жизнь, вот дела — но чего-то, очень большого, не хватает. Дискомфорт душевный от этого безделия. Надо вставать, идти на лёд, дело делать — а тебе не надо идти никуда, и дела нет никакого. Душа болит.

— А Ерёменко бы отпустили в сборную на все этапы?
— Понимаете, я-то и вообще был за то, чтобы ребят не дёргать. Ну что их проверять? Зачем четыре раза? Ну, ладно — два раза вызвать людей. А тех, кто уже проверен-перепроверен? Что их проверять? Других проверяйте. Но у сборной тоже свои задачи, надо каждый Евротур выиграть. Опять же, это хоккей — у каждого свои задачи. Хорошо, чтобы игроки сборной имели время отдохнуть, восстановиться, а так только закончилось, и они поехали. В сборной ведь тоже нагрузка, они там выкладываются на все сто. Возвращаются, и опять времени передохнуть нет. Пытаемся мы где-то снять тренировку, заменить их. Но один день тут не спасение, не выход. Им надо другую работу тренировочную предложить, а уже нам надо выходить и играть, побеждать и побеждать. Так что, с одной стороны-то мы вылетели, а с другой, у них было время к чемпионату мира подготовиться (улыбается). Крути не крути, а шесть человек у меня чемпионы мира, из моей команды. Я могу сказать, что из моей команды.

— Сезон всё-таки был не самый плохой? «Регулярку» выиграли.
— Не самый плохой, нет. В принципе мы девятое место заняли, а не 24-е. Мы выиграли регулярный чемпионат, это многого стоит. Но такой плей-офф, и всё — неудачный сезон. Не плохой. Неудачный. Задачи были, а мы не справились с ними. Для меня лично это не плохой сезон, а неудачный.

— Много задач, вы говорите. Но и тогда многие говорили об этом. Может, стоило их как-то разграничить? Выбрать что важнее?...
— …И решить, что другое совсем не важно? Задачи-то правильно, что высокие. Всё правильно. Вопрос в другом — надо понимать. Дело в том, что мы в Уфе-то не разбирались в ситуации совсем. Меня просто уволили быстро [прямо на следующий день после поражения от «Авангарда» в первом раунде плей-офф], и всё. Не обсуждали ситуацию, почему произошло, как, и что можно было сделать. Это оказалось сразу никому не нужно. Нет результата, главного тренера поменяли, и всё. И сейчас другой поведёт. А правильно, не правильно, как, что. Да, нас принимают на работу, нас увольняют. Но, наверное, надо было ситуацию как-то проанализировать, хотя бы для будущего. Оказалось это никому не надо. Быстренько виновных назначили. Что ж, ваше право.

— Обиды нет на «Салават»?
— Какая обида? Я знал, чем мне это грозит. Это хоккейная жизнь тренера такая. Прекрасно понимал, что если задачу не выполню, я там работать не буду. Какие обиды? Нет обид.

— Сильно переживали тогда?
— Переживал. Но жизнь продолжается. Оправдываться как-то я не собирался. Сделал для себя определённые выводы. Это, в конце концов, опыт. Любую ситуацию, пока сам не прочувствуешь на своей шкуре, не поймешь.

— За «Салаватом» будете в этом сезоне с большим интересом следить?
— Буду. Успешные тренеры [Вячеслав Быков и Игорь Захаркин] пришли работать. Условия там созданы прекрасные. Комплектование прошло на хорошем уровне. Слабых игроков убрали, взяли сильных. Так что, перспектива там хорошая должна быть. Там всё равно задача только о золотых медалях будет стоять, на меньшее там не пойдут.

— Тренерскому штабу «Салавата», помимо больших задач клуба, и задачи сборной решать. Как перспективы нашей сборной на Олимпиаде оцениваете?
— Однозначно я не могу сказать, что мы выиграем первое место. Если будем в финале -это будет уже успех (улыбается). Шансы есть. Я думаю, что в Канаде никак не могут забыть прошлогодний чемпионат мира [в Квебеке]. Тем более что Олимпийские игры тоже у них. У канадцев будет просто огромное желание реабилитироваться. Но у нас хорошая команда может быть. Там нужно будет много моментов решать, и думать, конечно, только о победе. О первом месте.

— Сергей Михайлович, а вы сами сейчас чем занимаетесь? Соскучились по хоккею?
— Без хоккея мне жить нельзя. А чем занимаюсь? Хожу на матчи, смотрю. В Уфу на турнир поеду. Слежу, в общем, за хоккейной жизнью. [Сына] Стёпку воспитываем. Дел много. А без хоккея мы никто. Конечно, большое желание есть работать. И силы есть. Я для себя планировал ещё поработать, но, к сожалению, уже, как вижу, оказался не востребован… (пауза). А желание работать большое. И само состояние такое, знаете – вот, вроде, жизнь, вот дела — но чего-то, очень большого, не хватает. Дискомфорт душевный от этого безделья. Надо вставать, идти на лёд, дело делать — а тебе не надо идти никуда, и дела нет никакого. Душа болит.

— Предложения будете рассматривать…
— Конечно!

— Но только от топовых команд? Или?...
— Конечно, я хотел бы работать с командами, которые ставят серьёзные задачи. В которых есть стабильность. А куда-то в заведомо безнадёжное дело не хотелось бы ввязываться, если честно.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 1
24 мая 2017, среда
23 мая 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, по вашему мнению, лучший игрок сборной России на ЧМ-2017?
Архив →