Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
"Показать, что Сикора пришёл, и команда неплохая"
Текст: Алёна Шилова
Фото: idnes.cz

"Показать, что Сикора пришёл, и команда неплохая"

Главный тренер "Автомобилиста" пан Марек Сикора - о том, как и почему не внял совету пана Вуйтека в выборе команды, доброй памяти о "Магнитке" и том, что он намерен в России показать.
Хоккей

Главный тренер «Автомобилиста» пан Марек Сикора — о том, как и почему не внял совету пана Вуйтека в выборе команды, доброй памяти о «Магнитке» и о том, что он намерен в России показать — в эксклюзивном интервью «Чемпионат.ру».

«Я четыре года не говорил по-русски. Надеюсь, вам будет понятно, что я говорю. А вы сделайте в интервью культурно», — попросил для начала корреспондента «Чемпионат.ру» главный тренер «Автомобилиста» Марек Сикора.

По фойе тольяттинского «Волгаря» туда-сюда ходили люди. Наставник «Лады» Пётр Воробьёв, как всегда насупившийся, пожелал пану Мареку удачи… Игроки «Авто», пробегая мимо, косились на своего тренера. Дело в том, что раздевалка екатеринбургских гостей была где-то выше, этаже на третьем, потому что на втором офис самой «Лады», и хоккеистам «Автомобилиста» приходилось носиться ото льда и обратно, вверх — вниз. Разумеется, без коньков…

А Сикора, устроившись поудобнее на стареньком кожаном диване, давал своё первое пространное интервью центральным российским СМИ. С видимым удовольствием.

— Мы пока играли нет так много игр. В Финляндии на сборах две, это была Высшая и вторая лига. А я ждал игры с командами КХЛ, — говорит Марек Сикора. — Я четыре года работал в Чехии и видел команды КХЛ звёздного уровня, как «Салават». Но я не видел команды, с которыми, я надеюсь, нам можно будет играть — Новокузнецк, «Северсталь», «Трактор» и… И не знаю пока, кто ещё.

Когда я закончил работу в Магнитогорске, они мне сказали в 2005 году: нам было очень хорошо с тобой работать, ты первый тренер, который занимается своей работой и не занимается деньгами, потому что деньги — это наше дело. У меня большой опыт. Но я хочу, чтобы в клубе каждый занимался своим делом, у всех своя компетенция. Руководство ответственно за деньги, я — за хоккей. А мне нельзя по-другому. Да, игроки, команда, подготовка, результат — это моё. А деньги — пожалуйста, к руководству.

— И как вам? Команды КХЛ на турнире в Тольятти?
— Они показали, что потенциал у нашей команды есть. В обороне прежде всего потенциал. Три иностранных игрока — два чеха [Ян Новак и Радек Филипп], один словак [Томаш Словак], плюс опытные российские игроки Титов, Отмахов, Телюкин. Потенциал есть.

— А нападение как вам?
— Для меня в нападении есть некоторые проблемы. У нас много нападающих, которые в прошлом сезоне играли в Высшей лиге. Это тяжело. Для меня проблема с центральными. Поэтому, если будет возможность, я бы хотел [приобрести ещё] центрального. Но не хочу на начальников давить, не знаю, как по деньгам возможности. Бюджет небольшой, наверное. Но опытного центрального надо бы. А вообще я надеюсь, руководство будет реально смотреть на наши достижения.

— Вы кого-то имеете на примете?
— К сожалению, не имею. Я немножко потерял игроков, которые в России. Четыре года всё-таки не был. И много новых игроков. На турнире в Тольятти посмотрел команды, кого-то узнал, но — много новых. Но мои коллеги знают. И в Екатеринбурге руководство хочет делать упор на своих воспитанниках, чтобы постепенно, шаг за шагом, со своими игроками идти вперёд. И по России много ребят из Екатеринбурга, которые могли бы [вернуться и] играть на «Автомобилист». Я работаю всего месяц, но вижу, что у клуба есть традиции, любят хоккей и хотят [развивать]. Мне сказали, что и болельщики на матчи будут ходить. Не ясно, что будет с «Ладой» пока, а там есть игрок один [из лучших нападающих Константин] Панов. Будем смотреть, как «Лада». Но я хочу, чтобы «Лада» играла. Это большая традиция, хорошая команда. Но это не зависит от меня. Может быть, всё закончится.

— «Автомобилист» тоже относят к числу проблемных клубов, про которые точно нельзя сказать, что команда не будет испытывать финансовых проблем. Что вы думаете об этом?
— Я не думаю об этом. Я с этим ничего не сделаю. Это ответственность других людей. Я хочу работать, тренировать, получать зарплату. Но если будет что-то — надеюсь, этого не будет. Но чтобы я в голове прокручивал мысли о деньгах, будут не будут, такого нет. Не хочу об этом думать. Я хочу работать.

— У Алексея Симакова были проблемы с ЦСКА. Он сам из Екатеринбурга. Не пытались его вернуть?
— Да, когда я пришёл, были разговоры. Все хотели, чтобы он играл у нас. Но на этом всё закончилось. Вы сказали Симаков, а я не знаю, где он сейчас. Были разговоры, но, может быть, опять это вопрос денег? На вопросы по деньгам не со мной говорить, извините.

— То есть вы не интересуетесь финансовыми возможностями клуба? Точнее, руководство вас не ставит в известность?
— Когда я закончил работу в Магнитогорске, они мне сказали в 2005 году: нам было очень хорошо с тобой работать, ты первый тренер, который занимается своей работой и не занимается деньгами, потому что деньги — это наше дело. У меня большой опыт. Но я хочу, чтобы в клубе каждый занимался своим делом, у всех своя компетенция. Руководство ответственно за деньги, я — за хоккей.

— В России так почти никто не работает…
(Улыбается.) А мне нельзя по-другому. Да, игроки, команда, подготовка, результат — это моё. А деньги — пожалуйста, к руководству. Мне говорили, что русские тренеры хотят знать, кто сколько зарабатывает из игроков, знать все контракты. Но контракт игрок подписывает с кем-то из клуба, не со мной. Я могу сказать, плохо игрок играет или хорошо, и то, что я хочу, не зависит от контракта.

Нет, я не хочу сказать: риск. У меня нет, что терять. Понимаете, мне это очень интересно. Работа в России. Этот опыт. Знаете, я позвонил [бывшему тренеру «Динамо» Владимиру] Вуйтеку и сказал ему, что буду работать в Екатеринбурге. А он мне сказал, что никогда бы такой шаг не сделал. Это новичок [лиги], будут проблемы, будете проигрывать, это тяжело для тебя, никогда не надо идти в такой клуб. Идти надо туда, где есть потенциал… Я не боюсь. Я понимаю, куда шёл. Я шёл работать.

— Какие воспоминания у вас остались от вашей работы в Магнитогорске?
— Очень хорошие. Рад вспомнить об этом. Мне в России очень понравилось. Игроки, условия. И с Геннадием Величкиным, Олегом Куприяновым хорошие остались отношения, созваниваемся пять раз в год. Они интересуются мнением по чешским игрокам. Недавно мне позвонил господин Сафронов, очень хороший человек, который работает с клубом, просто узнать, как дела, как жена. Со мной в России была жена, и она очень подружилась с жёнами руководителей. Нам понравилось в России. Она прилетит ко мне в начале сентября. В своё время мы с четвёртого класса учились по-русски, поэтому нам хорошо здесь. Славянские народы. Это близко нам.

— А книгу, как Дэйв Кинг, про «Магнитку» не хотели написать? Только — хорошую…
— Я слышал про эту книгу. Сам не читал, нет. Моя жена сама доктор, и она хотела написать книгу в хорошем смысле (улыбается). Но пока нет времени у неё. Идея написать книгу у нас была, но не такого плана, как Дэйв Кинг(улыбается). Правда. У меня о Магнитогорске только хорошие воспоминания.

— Раз вас всё устраивало, почему не остались в Магнитогорске дольше? Вообще этот вопрос вы решали?
— Я ошибку сделал. Мне сказали тогда: если ты хочешь остаться, останься. Мне дали понять, что мои слова решающие. Но я хотел домой. Семейные проблемы были. Я ошибку сделал. С точки зрения качества хоккеистов в «Магнитке» это были самые большие два года моей работы. Я очень пожалел, что ушёл тогда.

— При вас «Металлург» третье место занял, и видно было, что вы работаете именно на перспективу.
— Я думаю, что принёс там несколько другую работу. Моя философия была очень простая. Я думал так: русские хоккеисты очень сильные, всё знают, всё умеют, а мне только нужно обеспечить их физическую подготовку. Мне кажется, это была хорошая философия, и поэтому хорошие два года, и определённые результаты. Но я ушёл, и всё закончилось. Теперь будет второй шаг, посмотрю, как получится. Я опять как новичок тут. Для тренера, у которого уже возраст, как у меня…

— Риск?
— Нет, я не хочу сказать: риск. У меня нет, что терять. Понимаете, мне это очень интересно. Работа в России. Этот опыт. Знаете, я позвонил [бывшему тренеру «Динамо» Владимиру] Вуйтеку и сказал ему, что буду работать в Екатеринбурге. А он мне сказал, что никогда бы такой шаг не сделал. Это новичок [лиги], будут проблемы, будете проигрывать, это тяжело для тебя, никогда не надо идти в такой клуб. Идти надо туда, где есть потенциал и известно, что хоккеисты будут играть, что клуб не снимется — в хороший клуб.

— Не напугал вас пан Владимир, получается?
— Нет(улыбается). Я не боюсь. Я понимаю, куда шёл. Я шёл работать.

А что КХЛ, то по турниру в Тольятти я примерно вижу уровень команд. Чемпиона видел. Звёздная команда. «Салават» — звёздная команда. Иржи Гудлер в «Динамо». Непонятно. 26 лет. В «Детройте» мог спокойно играть, а он здесь. Но всё-таки по качеству лиги, я считаю, мне пока несолидно говорить… Русский хоккей остался — умные игроки, передачи, скорости. Я думаю, что у 8-10 лучших команд будет мастерство огромное. Нам с ними будет трудно.

— «Магнитка» у вас была команда, как раз которую описывал пан Вуйтек — которая боролась за медали. А «Автомобилист» — это вторая десятка и борьба за плей-офф.
— Руководители говорят, что хотят попасть в плей-офф, но я думаю, что нельзя говорить другое. В разговорах между нами есть реальный взгляд на ситуацию, руководство хочет, чтобы команда лучше и лучше играла. Три года, шаг за шагом. Постепенно комплектовать команду и прибавлять в игре. Есть пример в НХЛ, команда «Колумбус» [«Коламбус Блю Джекетс»]. Они шесть-восемь лет шли шаг за шагом, и в этом году они в первый раз вышли в плей-офф. Здесь тоже нужно смотреть реально. Если команда первый год на таком уровне, всё осторожно нужно делать. Я надеюсь, что у начальников будет реальный взгляд. А если не будет, им со мной будет очень тяжело.

— ?
— Просто я не думаю, что у нас будут только победы (улыбается). Надеюсь, что характер будет у людей, если они будут оценивать мою работу. Я не знаю, как будет, но надеюсь на реальный взгляд.

— Вы сказали, что для вас это не риск. Но вообще-то, получается, риск. Почему вы согласились на это предложение?
— Я работал в Чехии четыре года. Два года в команде «Пльзень», но там ничего не получилось. И два года с молодёжными сборными Чехии. Это была хорошая работа за очень мало денег, реально очень мало. А я тренер… (пауза) один из лучших в Чехии. Три раза был лучшим в Чехии признан. Поэтому — почему Екатеринбург? Предложение было — пожалуйста, господин Сикора, можете у нас работать. КХЛ — это вторая лига мира, и этим тебе показали, что оценивают тебя. А ещё мне так понравилось в России. Познакомился с людьми. Сыграл роль и [генеральный менеджер «Автомобилиста»] Валерий Карпов, который пригласил меня. И ещё Толя Чистяков, ассистент, с которым я работал второй год в Магнитогорске — человек, с которым мне было очень приятно работать. Поэтому Екатеринбург.

— Вы приехали в КХЛ. Что знаете о лиге? Как думаете, изменилась ситуация с появлением КХЛ? Может, пан Вуйтек вам что-то рассказывал?
— Мало, мало говорил. Мы говорили по телефону. Мы очень хотели встретиться, но не получилось. Мы говорили об игроках, которые в «Динамо». А что КХЛ, то по турниру в Тольятти я примерно вижу уровень команд. Чемпиона видел. Звёздная команда. «Салават» — звёздная команда. Иржи Гудлер в «Динамо». Непонятно. 26 лет. В «Детройте» мог спокойно играть, а он здесь. Но всё-таки по качеству лиги, я считаю, мне пока несолидно говорить. Чемпионат начнётся, посмотрим. Русский хоккей остался — умные игроки, передачи, скорости. Я думаю, что у 8-10 самых лучших команд будет мастерство огромное. Нам с ними будет трудно.

— Вам будет принципиально с «Магниткой» играть? Вы вдобавок в одном дивизионе.
— Приятно, что встретимся с ними. У меня и с некоторыми игроками с тех пор очень хорошие отношения сложились — с Кайгородовым, Варламовым, Атюшовым. И посмотреть Магнитогорск будет приятно: новый дворец, поговорить с Величкиным, Куприяновым, Сафроновым. А главное, я хотел бы, чтобы мы показали хороший хоккей. Это первое, чего бы я хотел. Чтобы показать, что Сикора пришёл в Екатеринбург и команда у Сикоры неплохая.

— Вы только месяц в «Атомобилисте», как вам команда? Нашли общий язык с игроками?
— Да, да. Уже всех знаю по имени. Сначала тяжело было. А сейчас уже можно и поговорить с ребятами. Мы провели сборы в Финляндии. Мне кажется, команда полноценная, есть и молодые, и взрослые игроки, которым за 30. Я считаю, что это хорошо. Я не знаю точное русское слово, как это… когда людям сделать коллектив нужно?

— Сплотиться?
— Сплотиться? Да. Вот это и нужно нам – сплотиться! (улыбается). Я надеюсь, что всё получится. Пока мне нравится.

— А сам город Екатеринбург как вам?
— Очень красивый. В Магнитогорске было полмиллиона жителей, а здесь полтора. В центре очень красивая пешеходная зона, хорошие магазины. Мне очень понравилась церковь, которую построили на месте, где уничтожили царя и его семью в 1918 году. Я там посмотрел всё, мне очень понравилось. Я следил за этим. Красивая семья царя. Я всё прочитал. История мне интересна. По сравнению с Магнитогорском город более живой. Но, наоборот, хоккейные традиции и клуб в Магнитогорске очень сильные, а здесь только всё начинается. Как в одной русской песне я слышал по телевизору: "… всё начинается..." (улыбается). Не знаю, как автора зовут…

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент