Владимир Тарасенко
Максим Замятин
«Главное, чтобы в следующем сезоне ваши «Пять причин» не сбылись»
Владимир Тарасенко передал привет «Чемпионату».
Хоккей / НХЛ 0

Владимир Тарасенко приехал в Новосибирск, где 19 августа проведёт день с Кубком Стэнли. Перед этим состоялась пресс-конференция с участием российского форвард «Блюз».

«Новосибирск — мой родной город»

— Как родилась идея привезти Кубок Стэнли в Новосибирск?
— А какие ещё были варианты? Я вырос в Новосибирске, всю жизнь провёл здесь, здесь провёл детство и начинал карьеру. Не было других вариантов. С этим городом связаны все мои воспоминания. Я знал, что если повезу Кубок, то только сюда.

— После победы в Кубке Стэнли вы в Сент-Луисе даже в ресторане за себя не платили. Как в Новосибирске реагируют на вас? Узнают на улицах?
— В Сент-Луисе люди делали так, что ты просто пришёл поесть, а тебе говорят, что за тебя уже заплатили. Но никто не подошёл, не сказал, что он это сделал. В Новосибирске мы не так часто ходим куда-то. Иногда узнают, подходят, это приятно.

— Представляете, сколько людей будет, когда в понедельник в город привезут Кубок Стэнли?
— Не представляю даже. Когда сегодня подъезжал к стадиону, то уже увидел множество людей и машин. Будем стараться, чтобы все желающие смогли сфотографироваться с Кубком Стэнли.

— За последние годы в Кубок Стэнли чего только не наливали. У вас есть задумки на этот счёт?
— Я ещё пока не знаю. В Сент-Луисе у нас была пара часов вместе с Кубком. Дети поели хлопья из него. С молоком, не с пивом. Может, будем, что-то делать, пока не знаю.

— Во время плей-офф у вас родился ребёнок. Это отвлекало от игры?
— Отвлекало три года назад, когда родился Саша, а мы играли с «Сан-Хосе». Это было новое ощущение и я где-то не справился с волнением. В этот раз всё было по-другому. Жена поддерживала, никто не выносил мозг, была хорошая атмосфера дома. Конечно, когда ты знаешь, что твоя семья смотрит на тебя, ты не можешь сыграть плохо.

— Не удивляет, что Иван Барбашёв не подписал до сих пор новый контракт с «Сент-Луисом»?
— Это дело Вани, агента и его семьи. Мне бы хотелось, чтобы он подписал контракт. Он был важным игроком, играл всё меньшинство, он заслуживает больше денег, чем он получал. Я надеюсь, что решат этот вопрос. Это хороший, техничный игрок.

— Известно, что Овечкин на правах капитана и лучшего игрока «Вашингтона» как-то всё-таки влияет на состав. С вами в «Сент-Луисе» теперь не советуются, спрашивают мнение по тому же Барбашёву?
— А у вас откуда такая информация, что он влияет на состав? Слухи, разговоры? Слухов много. Могут спрашивать мнение о каких-то русских ребятах, которых ты знаешь. Это нормальный диалог. В то же время, ты несёшь ответственность за него. Ты не можешь нахваливать кого-то просто так, потому что он твой друг. Все основные решения всё равно принимаются без участия игроков.

«Уехать в Канаду – правильное решение». Барбашёв – о мечте и Кубке Стэнли
Нападающий «Сент-Луиса» Иван Барбашёв дал большое интервью «Чемпионату», рассказав о победе, к которой он шёл с самого детства.

«Одной победы мало»

— В воскресенье у «Сибири» будет праздник — День болельщика. Вы выйдете на лёд?
— На лёд точно не выйду. Восстанавливаюсь после операции. Много дел, я пока не знаю, буду ли участвовать.

— В конце следующего сезона заканчивается коллективное соглашение между НХЛ и профсоюзом. Где можете провести возможный локаут?
— Насколько я знаю, есть пункт, что могут добавить ещё два сезона по коллективному соглашению, если договорятся. Был договор по схеме 8 +2. Разговоров пока никаких не было, потому что мы играли в финале, был очень долгий плей-офф. Будем надеяться, что они смогут договориться, будет какое-то собрание. По поводу локаута я пока ещё не думал.

— Вам 27 лет, вы выиграли Кубок Стэнли, золото МЧМ, у вас замечательная семья. Нет ощущения, что жизнь уже состоялась?

— Семья — здорово, Кубок Стэнли — тоже. Но одного недостаточно, нужно стремиться выигрывать больше. Есть Олимпиада, чемпионат мира, есть много других высот. Я не стал меньше радоваться жизни после этой победы.

— Расставьте по ранжиру, что более важно выиграть — Олимпиаду, чемпионат мира, Кубок Стэнли.
— Наверное, Олимпиада. Тем более, что игроки НХЛ пропустили предыдущий турнир… Всё-таки это наиболее тяжёлый турнир после Кубка Стэнли. Чемпионат мира проходит каждый год. Кубок мира проводится перед сезоном на канадских площадках по канадским правилам.

— То есть этот кубок не настоящий?
— Нет, он настоящий. Мы играли за сборную России против других команд. Но он проводится перед сезоном, и я считаю, что это не самое удачное время. Ломается подготовка к сезону, это касается всех сборных.

«Сент-Луис» празднует! Но без гола Маруна они могли бы давно вылететь
Этим и прекрасен плей-офф Кубка Стэнли. В один момент ты на волоске от вылета, а в другой уже поднимаешь Кубок Стэнли над головой.

«Не планировал называть сына Стэнли»

— В КХЛ все переходят на новые коробки. Как вы к этому относятся?
— Считается, что большой лёд способствует комбинационным действиям. Канадская коробка заставляет принимать решения быстрее. У тебя меньше времени, это очень ощущается в большинстве, при закате. Канадский лёд увеличивает количество голевых моментов. Мне кажется, это будет хороший опыт, будет больше голов и более зрелищный хоккей.

— Если бы ты вырос на канадской площадке, ты был бы другим игроком?
— Я не любитель таких вопросов — что было бы. Может, я бы в хоккей уже не играл. Я доволен тем, как я вырос.

— Болельщики предлагали назвать сына Стэнли. Рассматривали такой вариант?
— Нет, не рассматривали (смеётся).

— Следите ли за результатами «Сибири»?
— Слежу внимательно. Общаюсь с одним из тренеров часто (смеётся). Не всегда получается посмотреть в приложении. Смотрю хайлайты с матчей, знаю, что не попали в плей-офф в прошлом году. Но делать прогнозы не имею права, потому что не был с ребятами на тренировочных сборах, не так хорошо знаю. Хочу пожелать, чтобы они достигли цели на сезон.

— Насколько для вас важно летом побывать в Новосибирске — практически вашем родном городе?
— Это и есть родной город. Да, я родился в Ярославле, но все воспоминания у меня связаны с Новосибирском, я здесь вырос. Тяжело лететь 16 часов с тремя детьми, поэтому не каждый год удаётся приехать. Времени, увы, мало, чтобы побыть здесь. Есть незалеченные травмы, нужно готовиться к сезону, а у детей уже у одного началась школа, у другого — садик.

— Какие-то эмоции сохранились от того момента, когда подняли над головой Кубок Стэнли?
— Это то, к чему шёл всю жизнь. Я не знаю, как это описать. Со временем больше радости приходит. А в тот момент — усталость и опустошение. Было чувство, что очень сильно устал, но добился своей цели.

Фото: Patrick Smith/Getty Images

«Драка на тренировке — это было днище»

— Главное ваше оружие — это бросок. Над какими компонентами стараетесь работать летом?
— У меня было несколько операций по ходу сезона. Стараюсь работать над всем, совершенствовать все качества.

— Сейчас нет дискомфорта в плече, который был в начале сезона?
— Для лета — нормально всё.

— В середине сезона на тренировке «Сент-Луиса» была драка между Робертом Бортуццо и Заком Сэнфордом. Как вы это расценили в команде?
— Это расценивали как дно. Дальше уже было некуда. Мы проигрывали, да ещё и драться начали. Задумались о том, что мы и как делаем. После этого команда как-то сплотилась, начала выигрывать.

— Новый главный тренер Крейг Берюбе много поменял — об этом говорили и писали. В чём именно были его новшества?
— Мы стали играть активней, действовали более нагло, уверенней. Самое главное — он стал относиться ко всем одинаково, ко всем честно. Когда ты чувствуешь такое отношение тренера, то все начинают работать с большим желанием. Начинают играть не только за себя. Мы начали больше общаться, стали единым целым, как семья. В начале сезона мне даже не хотелось ходить на тренировки. Пришёл Берюбе — и всё изменилось.

— Как выходили из психологической ямы, когда команда была последней в лиге?
— Я 2 января сидел ужинал. Решил посмотрел таблицу и мне пришлось пролистывать, я не мог в это поверить. Нам нужна была победная серия, чтобы использовать свой шанс и постараться попасть в плей-офф. После прихода нового тренера была серия из 11 побед, но мы понимали, что бесконечно это не может длится.

У нас в раздевалке есть экран, он широкий, но узкий. На нём турнирная таблица и все видят, на каком мы месте. Когда пришёл новый тренер и мы начали выигрывать, его отключили.

Майк Йео был тем человеком, от кого шёл весь негатив?
— Даже я не знал про эту репутацию. Я думаю, что каждого тренера когда-то увольняют. В команде была нездоровая атмосфера, это повлияло на результат. Я не считаю правильным говорить плохо про человека, который у нас уже не работает.

— Если вспоминать нашу золотую «молодёжку», то в прошлом году Кубок Стэнли выиграл Дмитрий Орлов, в этом году — вы. Следующий сезон будет сезоном Панарина?

— Так получилось, что мы с Димой выиграли Кубка два года подряд.Нет того, что мы выиграли один раз и на этом всё. Каждый всё-таки играет за себя. Мы Димой давно дружим, но начнётся сезон, и друзей на льду не будет.

«У Бурдасова круче бросок»

— Готовы к тому, что в следующем сезоне будет ещё тяжелей, будет чемпионское похмелье?
— То, что команда наша пережила в прошлом году… Конечно, будет непросто. Вся команда, кроме Маруна осталась. Надеюсь, что Ваня тоже останется. Мы можем побороться за ещё один Кубок Стэнли. Я не вижу причин, почему мы не сможем выиграть снова, если будем играть в свой хоккей.

— Антон Бурдасов сейчас ведёт переговоры с клубами НХЛ. Какие-то советы вы ему даёте?
— Мы на связи с ним. Если он спросит, я конечно, скажу ему. Он немного спрашивал. Будем надеяться, что переговоры будут удачные.

— Сожалеете, что под него нет мест в «Сент-Луисе»?
— Много кого могли взять за время моего выступления в клубе — того же Панарина. В этой жизни нельзя ни о чём жалеть. Конечно, это круто, когда рядом есть друг. Мы общаемся, наши семьи общаются.

— У кого круче бросок — у вас или у Бурдасова?
— У Бурдасова, конечно (смеётся).

— Могут ли нынешние молодые хоккеисты перенять у вас какие-то игровые нюансы?
— Есть какие-то технические приёмы. Некоторым из них тяжело обучиться. Знаю, что ребята смотрят матчи, моменты, стараются что-то подмечать. Самое главное — создать в команде коллектив, который будет семьёй. Тогда не самая сильная команда на бумаге сможет добиться больших результатов.

— Кто-то из «Сибири» поздравлял вас?
— Да, многие. Очень много знакомых было, много сообщений — не хочу называть фамилии, чтобы никого не забыть. Это было очень важно для меня.

— Для вас важно, чтобы были в команде русские ребята?
— Да, это очень важно. Обсудить что-то, просто поговорить на родном языке после матчей.

Но были года, когда не было других русских хоккеистов в команде, и североамериканцы создавали тёплую атмосферу. Ко мне хорошо относились, общались. Никогда же не знаешь, в какой команде будет больше русских. Поэтому я надеюсь, что Ваню Барбашёва подпишут, это будет хорошо для нас.

Фото: Nic Antaya/Getty Images

«Безумные поступки? У меня же семья»

— Голкипер «Блюз» Джордан Биннингтон стал одним из героев плей-офф. Насколько по тренировкам было понятно, что это вратарь высокого уровня?
— Я знаю его давно, у нас один агент. У него был шанс несколько лет назад, но по каким-то причинам он его не использовал. Он играл, по-моему, даже не в АХЛ. Знаете, бывает, что новичок в первом матче на эмоциях здорово сыграл. Но он здорово сыграл несколько встреч подряд и не было вопросов, почему играет именно он, а не Аллен.

— Какие-то безумные поступки после победы не хотелось совершить? Побриться наголо, сделать татуировки.
— У меня же семья. Я не хочу, чтобы подумали, что я какой-то странный муж или отец. В памяти эта победа останется навсегда. Она была не то, чтобы вымученная, но мы потратили очень много физических и моральных сил.

— Кто в «Сент-Луисе» праздновал победу наиболее бурно?
— А вы посмотрите видео — с парада, например. Там всё видно, кто бурно праздновал, кто нет. Некоторые падали с грузовиков на параде (смеётся). Из моментов отмечания мне запомнился парад, очень много народа пришло. Празднований же было много — на льду, в раздевалке, в автобусе, в ресторане. Это всё разные моменты.

— В магазин можете зайти в Новосибирске, или на вас сразу налетают болельщики?
— Кушать-то надо (смеётся). Я хожу везде спокойно. Бывают, конечно, не очень вежливые болельщики. Но, в основном, все искренне подходят поздравить. Повышенное внимание — это часть работы.

— Чего вам больше всего не хватает в вашей жизни в Америке? Русской еды, например...
— Мне готовит жена. Если я хочу какую-то русскую еду, то она всегда может сделать. Если не брать семью и родственников — там нет русской бани. А остальное можно купить.

— На каком языке общаетесь в семье?
— С женой — на русском, разумеется. С детьми тоже на русском, но у нас няня — филиппинка, с ней говорим на английском. Саша говорит лучше на английском, но когда я говорю по-русски, то всё понимает.

«Сент-Луис» больше не выиграет Кубок Стэнли. Есть пять причин
Но они могут оказаться ерундой.

«Почему так мало пишете про «Сент-Луис»?»

Когда беседа шла к концу, Владимир Тарасенко неожиданно сам задал несколько вопросов, причём их адресатом стал корреспондент «Чемпионата».

— А болельщик «Торонто» не хочет ничего спросить? — с улыбкой обратился Владимир.

— Думаю, вы уже на всё ответили.
— Эмблема «Торонто» у вас на футболке — это зря. Они же чемпионами не стали.

— Что поделать. Станут в следующем году. Наверное.
— Нет, не станут. А главное, чтобы ваши «Пять причин» не сбылись. Это главное.

У меня тоже к вам вопрос. Скажите, почему когда выигрывает «Вашингтон», то вы три месяца пишете, какая у них крутая команда. А когда выигрывает «Сент-Луис» — три дня, а потом пишите, что мы ничего не выиграем.

— Потому, что там играет Овечкин!
— Понятно (улыбается).

Комментарии (0)
Узнавайте о новых статьях первыми

Подпишитесь на рассылку и узнавайте о самых интересных и важных новостях первыми

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.

Партнерский контент