Все новости
"Папакабанова-3", или Каждому по заслугам
Фото: Reuters

"Папакабанова-3", или Каждому по заслугам

Наши читатели никогда не догадаются, какая сейчас в отношении дальнейших перспектив сына главная головная боль у отца. Александра Варламова. Про Сергея Кабанова мы все уже наслышаны...
Хоккей

Что ни говори, но, помимо уже одержанной над «Спартаком», «Салаватом» и КХЛ стратегической победы, разложенной нами во второй части сериала «Папакабанова», семья Кабанова добилась и ещё одного очень важного результата. Тут, конечно, и мы, журналисты, приложили свою руку. Вот и получилось, что «распиарен» у нас сейчас Кирилл Кабанов, как никто.

Это, скажем, Сергей Фёдоров при всех своих заслугах и с тремя перстнями обладателя Кубка Стэнли спокойно и без всякой внешней шумихи готовится к своему первому российскому чемпионату. И при всей своей воспитанной НХЛ постоянной готовности к встрече с прессой (причём с любыми вопросами и пока пресса не устанет), настоящая звезда всего мирового хоккея предпочитает больше дело делать, а не слова говорить.

Кириллу Кабанову, далеко совсем никакой пока не звезде, делать сейчас нечего. А говорить о нём нужно, крайне нужно, чтобы имя юного хоккеиста оставалось на слуху как минимум еще сезон. Чтобы за океаном не забыли за год это имя. Эту задачу с успехом решает Сергей Кабанов. И уже возгорающимся нимбом восходит над его сыном ореол прямо-таки «мученика системы».

Для чего же он поехал за океан?! А поехал он туда в первую очередь потому, что, по его убеждению, именно оттуда, из-за океана, лежит самый короткий путь в нашу олимпийскую сборную. При любых тренерах, и при Быкове в том числе. На Ванкувер-2010 Семён не очень-то «закладывается». Поэтому ставит себе главной задачей Сочи-2014. Так и распределяет свои приоритеты Семён Варламов: 1. Олимпиада. 2. Кубок Стэнли. 3. Чемпионат мира.

А мы возьмём, и сравним «Папакабанова» с другим папой. Чей сын уже прошёл путь, который Кириллу ещё предстоит пройти. Очень уж много в этих двух примерах общего, но в то же время их различает системный подход к вопросу. А в итоге различает и окончательный результат.

Речь об Александре Варламове — отце всем хорошо знакомого и у нас, и за океаном голкипера «Вашингтона» Семёна Варламова. Семён на четыре года старше Кирилла. Его отец в своё время так же «кудахтал» над сыном: возил на тренировки, зашнуровывал коньки, разъяснял азы хоккейного мастерства…

Когда папа понял, что в полуразваленной хоккейной школе Самары сын уже не сможет расти, Семён был взят за руку и отвезён в куда более благополучный по хоккейным меркам Ярославль. А там «тихой сапой» не только дорос до безусловного на тот момент первого номера «Локомотива», финалиста чемпионата России, но и спокойно, без нервных надрывов уехал за океан. Где, как мы все убедились, в своём росте не остановился, а даже напротив. К Олимпиаде в Ванкувере готовится.

Безусловно, год назад, когда КХЛ только создавалась, ещё не было нынешних «драконовских» законов об отъезде молодых ребят за океан. Вот только познакомившись и немало пообщавшись со старшим Варламовым (и немного с младшим) смею заметить, что и при нынешних законах папа сумел бы договориться об отъезде сына с руководством любого клуба. Ибо по жизни своей, по складу характера строит любое общение не на ультиматумах, не на «ни шагу назад, ни пяди врагу», а на спокойной, чёткой аргументации. На желании и умении искать и находить компромиссы, выгодные и клубу, и сыну. Не столько на умении говорить, сколько на желании слушать собеседника.

Впрочем, если быть совсем откровенным, компромиссы у Варламова-старшего получаются не всегда. И в своей Самаре, во вполне определённых кругах, он, как и Кабанов-старший в Москве и Уфе, тоже считается уже чуть ли не одиозной личностью — но по другой причине. Дело в том, что Александр Варламов, работая в областной хоккейной федерации, который год борется, воюет и не даёт окончательно загнуться некогда весьма известному клубу — ЦСК ВВС. Клубу в нашей хоккейной истории весьма брэндовому. Клубу, который создавал ещё Василий Сталин и в котором играл великий Всеволод Бобров. Варламов без устали «достаёт» местных чиновников до губернатора включительно, всеми возможными и невозможными способами «вышибает» и вымаливает деньги для команды, кое-кому просто проел плешь. А потому, что, как и другой папа, Кабанова, Варламов тоже «засвечивается» в местных и даже в федеральных СМИ, в некоторых административных кабинетах он числится уже чуть ли не врагом народа.

Ставший настоящим открытием плей-офф Суперлиги, и плей-офф Кубка Стэнли, Семён Варламов раздаёт заокеанской прессе куда больше интервью, чем Кирилл Кабанов, никем и ничем пока не ставший. Но при этом говорит почему-то не о коррупции в российском хоккее, с которой если не сталкивался, то о которой наверняка наслушался от отца. Говорить о которой в Вашингтоне гораздо сподручнее и безопаснее, кстати, чем в Москве.

То есть, вроде как, и один папа «не совсем нормален», и другой. Но, согласитесь, отношение к таким «ненормальностям» совершенно разное.

Вернёмся от родителей к детям. Семён Варламов уже играет в НХЛ. И нельзя сказать, что играет там за деньги. Пообещав Александру не раскрывать коммерческих деталей контракта сына, могу лишь сообщить, что над нынешней вашингтонской зарплатой Семёна вратари «Локомотива» будут просто хохотать. И не только «Локомотива». А играть ему в «Вашингтоне» за такую зарплату ещё два года.

Для чего же он поехал за океан?! А поехал он туда в первую очередь потому, что, по его убеждению, именно оттуда, из-за океана, лежит самый короткий путь в нашу олимпийскую сборную. При любых тренерах, и при Быкове в том числе. На Ванкувер-2010 Семён не очень-то «закладывается» — сам признаётся, что молод, неопытен, и нынешним голкиперам сборной уступает. Поэтому ставит себе главной задачей Сочи-2014. Вне зависимости от того, кстати, допустят ли энхаэловцев до следующей Олимпиады или нет. Вот так, не больше и не меньше — и это в самом начале своей заокеанской карьеры.

Так и распределяет свои приоритеты Семён Варламов: 1. Олимпиада. 2. Кубок Стэнли. 3. Чемпионат мира. Деньги, конечно же, в этой системе приоритетов своё место занимают. Но, во-первых, отнюдь не главное, а во-вторых, на деньги он смотрит как на достойное вознаграждение своего труда. Мол, я сперва докажу, что могу — а уж руководство решит, сколько я стою. И верховенство сборной страны, вырастившей его, Варламов даже в американской столице ничуть не скрывает, как бы ни кривились при этом местные журналисты.

Ставший настоящим открытием плей-офф Суперлиги, и плей-офф Кубка Стэнли, Семён Варламов раздаёт заокеанской прессе куда больше интервью, чем Кирилл Кабанов, никем и ничем пока не ставший. Но при этом говорит почему-то не о коррупции в российском хоккее, с которой если не сталкивался, то о которой наверняка наслушался от отца. Говорить о которой в Вашингтоне гораздо сподручнее и безопаснее, кстати, чем в Москве. Нет, в интервью своих Варламов-младший рассказывает о том, какие славные дядьки возились с ним, пацаном, в Самаре. Рассказывает о том, какая замечательная хоккейная школа выстроена и работает в Ярославле. Рассказывает о том, сколь безгранична хоккейными талантами русская земля. И как хорош российский хоккей.

А уж кто при этом симпатичнее становится нам, российским болельщикам — «пендос» Семён Варламов, призванный на Олимпийский сбор, или «своя кровинушка» Кирилл Кабанов, которого вот-вот дисквалифицируют — каждый решает сам. Пусть обоим сопутствует удача. А жизнь всё расставит по своим местам, и воздаст каждому по заслугам.

Вот такая получается разница в воспитании, приведшая к разнице в приоритетах.

И наши читатели никогда не догадаются, какая сейчас в отношении дальнейших перспектив сына главная головная боль у отца. Сейчас Варламова-старшего больше всего беспокоит… душевное состояние главного конкурента сына в вашингтонской «рамке» Жозе Теодора, потерявшего на днях двухмесячного ребенка.

— Психология вратарей куда более нежная и ранимая, — говорит Александр Варламов. — И все хоккейные голкиперы делятся на две категории. Первой категории конкуренция противопоказана. Они играют спокойно и надёжно тогда, когда у них за спиной никто не дышит, когда тренер доверяет им полностью и бесповоротно. Едва у такого вратаря появляется конкурент, как всё начинает валиться из его рук. А вторая категория — наоборот. Им нужно, чтобы кто-то постоянно дышал в спину, чем лучше играет конкурент — тем лучше получается и у него. Как говорил Жванецкий, нужно постоянное состояние «повышенной вздрюченности». Так вот, Семён относится ко второй категории. И если [«первый номер» «Вашингтона» Жозе] Теодор из-за этого страшного несчастья к началу сезона себя не соберёт, и Семён окажется первым номером, а не дай Бог ещё и единственным — ни к чему хорошему это не приведёт.

Ну, а о чем сейчас болит голова у папы Кабанова — мы все уже наслышаны и начитаны.

Конечно, каждый отец желает своим детям только самого лучшего. Конечно, помогает своим детям в полную меру своих сил и возможностей. Вот только при всей схожести в желаниях и конечных целях помощь эта может сильно отличаться.

А уж кто при этом симпатичнее становится нам, российским болельщикам — «пендос» Семён Варламов, призванный на Олимпийский сбор, или «своя кровинушка» Кирилл Кабанов, которого вот-вот дисквалифицируют — каждый решает сам.

Пусть обоим сопутствует удача. А жизнь всё расставит по своим местам, и воздаст каждому по заслугам.

Комментарии (0)
Партнерский контент