Показать ещё Все новости
МЧМ-2020
Елена Кузнецова
«Если в Канаде за одно слово увольняют, интересно, что было бы там с русскими тренерами»
Большое интервью с нападающим молодёжной сборной России Александром Ховановым.
Хоккей / Юниорский ЧМ 2020 0

Нападающий Александр Хованов долго шёл к молодёжному чемпионату мира. Три года назад уехал из Казани в Канаду играть за «Монктон». Переболел гепатитом, из-за болезни не попал на юниорский чемпионат мира, был задрафтован «Миннесотой» в третьем раунде, в последний момент был отцеплен от молодёжки на МЧМ-2019.

В этом году у него всё в порядке со здоровьем и результативностью – в QMJHL он набирает в среднем по два очка за игру. В сборной России он играет в центре первого звена и уже успел забить победный гол в игре с Канадой. «Чемпионат» поговорил с ним о развитии карьеры, жизни в Канаде, перспективах «Миннесоты» и, конечно, о мировом первенстве в Остраве.

«Россия – не какая-то слабая команда, чтобы нас выносили, а мы принимали это как должное»

— Сомнений в том, что Россия выйдет в четвертьфинал, нет, с какого места, уже неважно, так?
— Мы не имеем права не выходить в четвертьфинал. И перед началом первой игры было неважно, с какого места выходить. Конечно, с первого места хорошо, но в четвертьфинал выходят сильные команды. Те же швейцарцы в хоккее добавили, словаки тоже неплохо играют. Тем более в матчах на вылет всякое может произойти. К каждой игре плей-офф нужно относиться с осторожностью, чтобы не было недооценки соперника.

— Уровень МЧМ можно с чем-то сравнить?
— Серьёзный турнир, это чувствуется. Ты играешь за страну, все на тебя смотрят. Приятно здесь находиться, это бесценный опыт на всю жизнь. Главное сейчас – раскрепоститься немного, скинуть груз с плеч и играть в ту игру, в которую мы умеем. У нас нет пассажиров и равнодушных, уверен, мы будем прибавлять с каждой игрой.

— Груз – это вы о том, что от России каждый год ждут только золото?
— В первом матче был небольшой сумбур. Может, надо поумерить желание, найти золотую середину, отпустить все мысли, что от нас многого ждут. Это понятно, но мы должны избавиться от давления.

— «Группа смерти» – это хорошо?
— Нет ощущения, что «группа смерти». Мы не какая-то слабая команда, чтобы нас выносили и забивали под 10 шайб, а мы бы не могли с этим ничего поделать и принимали как должное то, что нас раскатают. Наоборот, это хорошая группа, многие ребята довольны, что у нас такие соперники в группе, с которыми можно проверить свои силы перед важными играми. Мы должно хорошо провести эти игры, сплотиться как команда. Самое главное – игры на вылет, мы должны подойти к ним в полной готовности и провести их на максимуме.

— В матче с чехами во время тайм-аута показали, как Ларионов и Брагин перетягивают планшетку, тут же стали говорить о конфликте.
— Я этого не заметил, хотя был на площадке. У нас всё в штатном режиме, всё хорошо. Тем более Брагин и Ларионов – два опытных человека, две легенды.

— Брагин – лучший молодёжный тренер в мире?
— Я считаю, что да.

— Насколько изменилась игра сборной России после прихода в тренерский штаб Игоря Ларионова?
— Главный тренер остался тот же, система игры такая же, как в прошлом году. В плане тактики всё так же, Игорь Николаевич больше работает с нападающими, подсказывает компоненты в зоне атаки и в большинстве, вбрасываниях. Валерий Николаевич пропагандирует хороший хоккей, который приносит результат.

— Три забивных звена – это что-то новенькое в молодёжке.
— У нас должно быть четыре забивных и четыре оборонительных. Нет такого, что первое звено только в атаке играет, а четвёртое – только в обороне. У нас четыре равных звена, от каждого можно ждать гол.

— Враждебность атмосферы с чехами чувствовалась? (Разговор состоялся перед матчем с Канадой. – Прим. «Чемпионата»).
— На меня это вообще не давило, старался концентрироваться на игре. И моим партнёрам – Грише Денисенко и Паше Дорофееву говорил, чтобы они на это не обращали внимания. Ребята у нас все взрослые – и в КХЛ играют, и столько турниров вместе прошли, на нас это не должно никак влиять.

Интересно играть при полных трибунах, мне больше нравится, когда болеют не за меня, а против меня. Это больше стимулирует к победе, стараешься ещё лучше играть. Канадцев тоже будет много на игре, для нас с ними и с Америкой играть вдвойне интереснее. Особенно кайф, когда побеждаешь.

— По ощущениям, вашему звену было особенно тяжело играть против чехов.
— Да, они нам отдали периметр, у нас было мало агрессии на ворота. В нашей тройке ребята по 2-3 броска сделали всего, мы должны минимум по 6-7 бросков за игру делать. Первое звено, мы должны больше моментов создавать. Игра с чехами нам в плюс не идёт, мы как лидеры должны были себя проявить, но не получилось.

— Вместо Дорофеева вам поставили Соколова, он добавит мощи?
— Думаю, да. И американцы, и канадцы играют жёстко. Егор выигрывает много игры у бортов. Моя задача в этом звене – найти Гришу и Егора, дать им хороший пас, если они будут в хорошей позиции, то это 95% гол.

— Свечников в этом году в стиле лакросс постоянно забивает, швед тут на МЧМ тоже. У вас не было желания так же попробовать?
— Желание есть, у каждого есть желание забить такой гол. Должна так ситуация сложиться, чтобы за воротами было побольше пространства и времени, мастерство должно быть, чтобы положить шайбу на клюшку и закинуть над плечом вратарю. Разговаривал с Андреем после этих голов, он сам признаётся, что тебе должна сопутствовать удача в это время. То, что Андрей и швед забили такие голы, что-то из мира фантастики. Это большое мастерство ребят, поэтому такие голы получаются.

— Вам объясняли, почему не взяли в сборную в прошлом году?
— Мне сказали, что Коля Коваленко получил травму, поэтому решили заявить Шашкова. Он играл в меньшинстве, более оборонительный игрок. Особо никаких выяснений не было, это решение тренера.

— На ЮЧМ тоже был скандал, когда вас со Свечниковым в сборную не взяли.
— Не то что не брали. У Андрея была травма, у меня в последних двух играх плей-офф была температура 39, а на следующий день после последнего матча мне вырезали гланды. Я был не в том состоянии, чтобы поехать в сборную. В том сезоне я вернулся после болезни, играть было тяжело. Мне пошла на пользу пауза.

— Нынешняя сборная сильно отличается от той, что была в прошлом году?
— В этой сборной ребята немного талантливее и мастеровитее, могут создать гол из ничего. Та сборная была более оборонительного плана, они постоянно забивали в меньшинстве. Никто не ждал от них такой атакующей игры в меньшинстве. Помните, как они с чехами несколько голов в меньшинстве забили и победили. Команды отличаются по стилю игры, но и мы не должны забывать об обороне.

«Первую неделю ладони были жёлтыми, зрачки пожелтели»

— Гепатит – такая штука, которая вызывает неприятные ассоциации с наркоманами, бомжами, но не обычными людьми. Сильно испугались, когда узнал диагноз?
— Когда узнал, конечно, было неприятно. Но меня положили в хорошую больницу, началось восстановление. Мне сказали, сколько это займёт времени, уже нормально к этому отнёсся. Главное было хорошо восстановиться за это время, чтобы потом с этим не было проблем и можно было об этом забыть.

— Лечение сложное?
— Нагрузки только нельзя давать, я шесть месяцев не тренировался ни на льду, ни в зале. А так – капельницы по нескольку раз в день, таблетки, чтобы печень поддерживать, и всё.

— Вы прямо жёлтым были?
— Первую неделю были ладони жёлтые, зрачки пожелтели. Как капельницы начал делать, через неделю всё прошло.

— Как можно подхватить гепатит А?
— Я в Доминикане отдыхал, может, где-то грязной воды попил или через еду заразился. Никто же не знает, как там всё готовится. Или в океане глотнул воды. Даже не знаю, как это произошло, да и неважно это. Так получилось, ничего с этим не поделаешь. Слава богу, всё это уже прошло.

— Теперь не боитесь ездить в экзотические страны, где есть проблемы с санитарией?
— Не думал даже об этом. В последние два года ездим с ребятами в Грецию, Турцию, но если будет возможность, поеду куда-нибудь в экзотическую страну, страха у меня нет.

— Только одна напасть прошла, через год – опухоль. Тоже мало приятного.
— Не то что несчастный случай. Знал, что у меня был небольшой свёрток крови, но мне надо было продолжать играть в плей-офф. Потом занимался ногой, боль прошла, а когда начал готовиться к сезону усиленно, она вернулась. Пошёл к врачу, сделал МРТ. Сказали, ничего страшного нет, просто нужно лазером вырезать нарост на кости. Восстановление – три недели, после этого можно было уже выходить на лёд.

Как мне объясняли, мышца порвалась внутри, кровь свернулась и загустела, от неё пошёл нарост. Он мешал двигаться, и спина тоже начинала болеть. Я хотел сделать следующим летом, но сказали, что лучше сделать сейчас, чтобы не играть через боль.

— Откуда сгусток образовался, кто-то ударил вас?
— Прошлым летом было растяжение, думаю, от этого пошло. В сезоне у меня не было серьёзных травм, чтобы на этот случай подумать.

«Один раз в Канаде на гимне на скамейку выкинули здорового живого краба»

— Замула рассказал о бешеных фанатах в канадских городах, как на него пиво в одном матче вылили. У вас таких историй нет?
— Есть, конечно. Много таких городов, где ты играешь, забиваешь, тебя видно в игре, а болельщикам это не нравится. Празднуешь заброшенную шайбу, тебе свистят. Шайбу берёшь, тебя всю игру освистывают. Один раз было, что мы стояли на гимне, а на скамейку выкинули здорового живого краба. Такое впервые было. А бутылки постоянно летят, особенно в плей-офф. Там все ходят на матчи как на праздник, очень серьёзно относятся к этому делу.

— Пьяные на стадионе?
— Не смотрел, кто что пьёт, но, наверное, да. Там пиво разрешено на трибунах, наверное, от сильных эмоций выбрасывают его на лёд.

— В Монктоне публика суровая или приличная?
— У нас нормальные болельщики, какой-то жести нет. Каждый матч по 6-7 тысяч собирается, болельщики спокойные, ничего такого не делают.

— Какой самый жёсткий город в лиге Квебека для выездных команд?
— В этом году у «Шербрука» хорошая команда, там полный стадион болельщиков. Против них тяжело играть там.

— В Монктоне вас на улице узнают?
— Бывает, идёшь куда-нибудь, подходят к тебе, просят сфотографироваться или автограф. Небольшой город, все люди многое знают о хоккее, поддерживают команду, уделяют большое внимание игрокам.

— На утихающей волне об увольнениях тренеров в Канаде. Как вы к этому относитесь?
— Там много об этом говорят, копошат прошлое. Конечно, жёсткость должна быть у каждого тренера, тогда игроки его уважают. На то он и главный тренер, чтобы где-то сказать что-то мотивирующее, где-то матом ругнуться, прикрикнуть. В этом ничего такого нет. У нас в «Монктоне» нет никаких проявлений расизма или оскорблений, всё спокойно.

Когда эта новость всплыла, что тренеров увольняют за моменты, которые произошли лет 10 назад, даже для канадцев это стало шоком. Мнения разделились пополам, некоторые не понимают, зачем ворошить прошлое. Другие говорят, что тренеры должны соблюдать субординацию в общении с игроками. Конечно, это было шоком для всех.

— В России с таким подходом, наверное, всех тренеров бы уволили.
— Я в России немного играл в МХЛ, но у нас был очень жёсткий тренер в то время. Если у них увольняют за одно слово, то интересно посмотреть, что бы было в другой жизни с этими людьми (улыбается). Я считаю, что русский стиль работы тренеров, наоборот, даёт плоды и помогает. Если тренер прикрикнет, меня это наоборот, заводит, может разбудить и окрылить. А потом эмоции остывают, и тренеры всегда со всеми ребятами хорошо общаются.

В Канаде мне нравится, что с тренерами всегда можно поговорить один на один – не обязательно о хоккее, но и о учёбе, девушке, родителях, семье, еде. О чём угодно, и все тебе помогут и поддержат. Тренеры всегда стараются найти общий язык с игроками.

— Дедовщина есть в канадской лиге?
— Я третий год играю, у нас в команде никогда не было никаких стычек или недопонимания. Нет такого, что 20-летние выше тех, кому 16 лет. Все на одном уровне, каждый может подсказать любому.

— В «Монктоне» вы живёте у генменеджера. Это нормальная практика в канадской лиге?
— Помню, в лиге Квебека кто-то тоже жил у генменеджера. То, что я у него живу, не значит, что мне что-то позволено дополнительно. Наоборот, он ко мне пожёстче относится, у меня режим, который я не могу нарушить. Когда мы дома находимся, это обычная семья, он мне помогает и поддерживает. Могу с ним на любую тему поговорить, он меня всегда поддержит. А когда приходим на стадион, он уже становится моим генеральным менеджером, а я – его игроком. А дома это отличный человек, он мне всегда помогает, я ему очень сильно благодарен за то, что он для меня делает.

«В «Ак Брасе» предлагали большие деньги, но там тогда был Билялетдинов»

— Вы уехали из Казани в раннем возрасте. Не видели там перспектив?
— Когда я уезжал, мне предлагали подписать контракт с «Ак Барсом», предлагали большие деньги. Но в «Ак Барсе» тогда был Билялетдинов, который особо не подпускал молодёжь к основе, поэтому я пообщался с агентами, с родителями. Мы не особо видели там продолжение карьеры. Решил, что в Канаде я буду больше развиваться и ни о чём не жалею.

— Как вы вообще оказались в Канаде? Хотели же в Швецию или Финляндию ехать?
— У меня был вариант либо в России остаться, либо в Швецию или Финляндию поехать. Но в Европе не было уверенности, что буду играть в первых лигах. С агентом поговорили и приняли решение, что в год драфта будет полезнее сыграть в Северной Америке.

— В итоге вы не пожалели, что уехали в Канаду?
— Нет, всё хорошо сложилось. Конечно, болезнь помешала повыше задрафтоваться, но я доволен, что меня выбрали в третьем раунде и что сейчас есть хорошая возможность заиграть в «Миннесоте». И команда подходящая, чтобы показать себя. Наверное, хорошо, что всё так произошло в моей жизни.

— Вам «Миннесота» нравится? Это хоккейный штат, но команда там скучная сейчас.
— Сейчас да, согласен, они играют не особо интересно для болельщиков, немного скучный хоккей. Немного голов забивают. Надеюсь, что через пару лет команда вдохновиться, мы будем играть красивый хоккей, который всем будет нравиться. Та же самая «Каролина» несколько лет назад вообще была серой командой, а за два года расцвела и уже является одной из лучших в НХЛ по зрелищности, а для болельщиков, думаю, это самая интересная команда в НХЛ.

— Намекаете на то, что «Миннесота» расцветёт, когда там появятся русские – Капризов, вы, Соколов?
— Ни на что не намекаю, просто надеюсь, что появятся новые звёзды, команда расцветёт и вдохновится. Самое главное – показывать красивую игру, чтобы болельщикам нравилось. А когда им нравится, это создаёт хорошую атмосферу на стадионе, так вдвойне приятнее играть.

— В «Миннесоте» вас напутствовали перед МЧМ?
— Я общаюсь с генеральным менеджером клуба и тренером по развитию молодых игроков. Они пожелали удачи, сказали, чтобы я хорошо сыграл и чтобы команда выиграла золото. Самое главное – командный результат.

— Они, наверное, всем своим желают выиграть золото.
— Думаю, да. Когда твой проспект выигрывает золото, это хороший плюс для команды и для прессы. Твою команду больше обсуждают, раскручивают, это положительный момент для любого клуба НХЛ.

— Здесь скауты подходят, что-то говорят?
— Нет, я стараюсь от этого абстрагироваться. У нас есть тренерский штаб, который нам всё об игре подскажет. Мы должны концентрироваться на нашей игре и слушать только их.

«Папа понимает хоккей изнутри, его советы работают для меня»

— Вы говорили, что у вас папа связан с хоккеем. Он тренер?
— Нет, у него свой бизнес. Просто он много лет провёл в хоккее, хорошо разбирается в этом виде спорта. После каждой игры он мне подсказывает, в каких моментах я должен добавить. Его советы работают для меня, это тоже большое дело.

— Что значит провёл много лет в хоккее?
— Он много внимания уделял этому спорту ещё до того, как я начал заниматься. Смотрит много матчей, общается с тренерами, агентами, важными людьми, которые разбираются в хоккее. Он понимает эту игру изнутри.

— А кто вас привёл в хоккей?
— Тоже папа привёл. Сначала меня повели на карате, мне там не понравилось. Потом пошёл на коньки, поставили меня на лёд со старшими ребятами, мне понравилось. На следующий день папа спросил, куда я пойду. Я сразу же выбрал хоккей.

— Ваши родные приехали вас поддерживать?
— Родители не смогли приехать, но они смотрят из дома. Папа сидит в майке, игры смотрит, мама очень переживает. Сёстры, знакомые переживают и постоянно пишут слова поддержки. Связь с родными и близкими, их поддержка сильно помогает.

Комментарии (0)
Партнерский контент