Интервью с Александром Щемеровым
Иван Богун
«Финны очень цепляются за молодые кадры. Не просто дают играть, а развивают игроков»
Александр Щемеров — о двух сезонах в Финляндии и преимуществах финского чемпионата.
Хоккей / КХЛ 0

В позапрошлом сезоне воспитанник екатеринбургского хоккея защитник Александр Щемеров стал одним из немногих россиян, которые выбрали не совсем типичное направление и уехали играть в Финляндию. В местной Лииге 23-летний уралец два сезона отыграл в аренде за «Пеликанз» из Лахти и этой весной вернулся в родной «Автомобилист». Мы поговорили с Александром о преимуществах финского чемпионата, разнице между российским и финским хоккеем и возвращении в Екатеринбург.

«Абсолютно согласен с Барковым, что в Финляндии идеальный чемпионат для молодёжи»

— Расскажите, как у вас позапрошлом сезоне возник вариант с отъездом в Финляндию?
— Всё было очень просто. Я сыграл два месяца в ВХЛ, потом позвонил спортивный директор Олег Гросс и спросил, не хочу ли я сыграть в Финляндии. Сказал, что это хороший вариант. Я немного подумал и согласился.

— Будучи лимитчиком вы достаточно много играли в КХЛ при Разине. С чем связываете то, что в определённый момент вы выпали из состава?
— Я думаю, что здесь наложилась смена тренерского штаба. Когда пришёл новый штаб во главе с Владимиром Васильевичем Крикуновым я был в Канаде на Суперсерии и не успел притереться к команде, к новому тренерскому штабу. Тогда задачи оставались ещё достаточно серьёзными. Наверное, в этот месяц я просто выпал из обоймы. Могу только на это сетовать.

— Вы два раза ездили на суперсерию с «молодёжкой», но оба раза отцеплялись перед МЧМ.
— Это был колоссальный опыт увидеть североамериканский молодёжный хоккей. По поводу непопадания на МЧМ могу сказать, что Валерий Николаевич Брагин такой человек, который верит в своих ребят до конца и если он на тот момент увидел, что я был не в тех кондициях и проигрывал кому-то конкуренцию, то значит это так и было. Тогда поехали сильнейшие. Тут даже спорить не с чем. Когда ты приезжаешь к нему, то с первых минут чувствуется, что у него нет вопросов по поводу того с какой ты команды, с какой ты лиги. Знаете, есть такое понятие как «чуйка». Валерий Николаевич обладает чутьём на то, какой парень в какой-то момент сможет либо себя шайбу поймать, либо забить гол. И он ему доверяет и верит полностью, как во всю команду и всех пацанов.

Брагин – новый главный тренер сборной России. Почему выбрали его и убрали Кудашова
На его место в молодёжной сборной назначат Игоря Ларионова.

— Переезд в Лахти расценивали как тотальную перезагрузку – совершенно другая страна, невероятно сложный язык, новая лига?
— Особо не рассматривал это как перезагрузку. Поступило предложение – я согласился. По поводу языка не было никаких проблем, потому что разговаривал на английском. У меня с ним проблем нет. В плане языкового барьера никаких трудностей не было.

— После ухода Павла Воробья из «Пеликанз» без русскоязычного хоккеиста тяжелее не стало?
— В первый сезон спасало, что в команде были чехи. По менталитету они больше похожи на русских, чем финны. Конечно, когда в начале второго сезона в команде был Паша, не буду таить греха, наш русский парень, хоть и белорус, то было намного проще в плане нахождения не столько в раздевалке, сколько в бытовом плане. Конечно после его ухода не хватало своей «кровинушки».

— В России сложился стереотип, что в Европе достаточно лёгкое межсезонье. Как проходили сборы в Финляндии?
— Абсолютно ничего не могу сказать, так как я оба раза не проходил сборы с «Пеликанз». Первый раз я приехал уже в октябре, второй раз – после сборов с «Автомобилистом».

— Как по ходу сезона финские команды добирают «физику»? В КХЛ почти все стараются нагрузить команду в паузах на Евротур.
— Там нет таких провалов в физике. Я думаю это связано с тем, что там нет таких перелётов и переездов. Всё очень достаточно компактно и близко. У нас самый дальний выезд в Оулу был не больше 5-6 часов. В принципе, в Финляндии ещё и в плане тренажёрного зала отличается подготовка. Не могу сказать, что его было меньше или больше. Просто он был немножко другой. Само собой были базовые упражнения, которые делают все, просто всё это давалось в другой форме и с другими весами. Но, опять же, всё зависит от того, что у нас разная география между странами.

— Можно ли сказать, что финская Лиига – идеальное место для перехода во взрослый хоккей? Александр Барков рассказывал мне, что скорость принятие решений там выше, чем в молодёжном хоккее, но мастерства не так много как в КХЛ и в целом хоккей там помягче, чем в России.
— Абсолютно с этим согласен. Уровень доверия в финских командах просто превосходный. Они очень цепляются за молодые кадры. Финны стараются не просто давать им играть, а именно развивать. Это касается и подготовки на льду, и подготовки вне льда. Там реально на это делается упор.

Фото: pelicans.fi

— Кто из хоккеистов Лииги впечатлил вас больше всего?
— Не могу не отметить Юхаматти Аалтонена, который играл в «Пеликанз» – он профессионал с большой буквы. Хотел бы отметить Джастина Дэнфорта, который подписал контракт с «Витязем» –тоже очень классный нападающий с голевым чутьём. В этом сезоне показал в «Адмирале» свой уровень Юха Олкинуора. По нашей команде – Гинек Зогорна, который играет сейчас с братом в «Амуре». Ещё из «Пеликанз» удивил, конечно, Оливер Каски. Его сейчас все СМИ сватают в «Авангард». Это классный атакующий защитник с хорошим броском. Может быть где-то он не так хорош при игре в обороне, но все свои недостатки компенсирует очень классной игрой в атаке. Да, где-то повезло, что у него был очень ударный сезон, но он это заслужил. Ещё во второй половине прошлого сезона я успел поиграть с Янне Яласваарой, выигрывавшим Кубок Гагарина с «Динамо». Очень опытный и мастеровитый защитник, с которым мы быстро нашли взаимопонимание на льду. Нам нравилось играть в одной паре.

А так особо не приглядываешься к другим командам. Есть топ, в который входят «Кярпят» и «Таппара», где собраны все лучшие возрастные игроки и самые перспективные молодые. В таких командах индивидуальный результат показывать легче.

— Вы сыграли с «Пеликанз» в Лиге Чемпионов. Насколько серьёзно в Финляндии относятся к этому турниру?
— Не могу сказать за всю лигу, но в «Пеликанз» к этому турниру относились очень серьёзно. К сожалению, не смогли пробиться в плей-офф. Тогда был очень трудный отрезок для нас и в Лииге, и очень болезненное поражение дома от минской «Юности». Но всё равно для любой команды очень престижно играть в Лиге Чемпионов. Там играют все сильнейшие европейские команды и не важно, что они со Швейцарии, Германии, Чехии, Беларуси или Италии. Все команды стараются попасть в этот турнир и пройти как можно дальше.

— Прошедший сезон для «Пеликанз» вышел депрессивным в плане общекомандного результата. Всё-таки предпоследнее место.
— Да, были определённые сложности. Начали сезон очень хорошо, но потом пошёл какой-то спад. Не могу сказать, что он был физическим или психологическим – он был именно в плане результата. Играли здорово, играли классно, но в один момент всё пошло из рук вон плохо. Команда посыпалась из-за того, что в воздухе витало то, что предыдущий сезон закончили на третьем месте. Потом уже стало давить сверху, что ожидания от нового сезона не оправдались.

— Практически у всех защитников «Пеликанз» в этом сезоне показатель полезности ушёл далеко в минус.
— У нас была такая позиция, что мы просто играли и вся команда не давала результат. Это показывает и общее место в таблице – четырнадцатое из пятнадцати. У нас худшая статистика по забитым, худшая статистика по пропущенным, худшая статистика по разнице. Поэтому упор на «плюс-минус» никто не делал. Было бы глупо спрашивать, что, мол, ты – Вася Пупкин, у тебя -10, а у кого-то +2, потому что нас не было тех, у кого был «плюс». Вся команда выглядела плохо и это не могло не отметить руководство. В связи с этим по ходу сезона был изменён тренерский штаб. Сейчас в новом сезоне будет новый главный тренер.

— Вы начинали сезон как раз под руководством Вилле Ниеминена. В Финляндии он невероятно уважаемая фигура. Чем он вам запомнился?
— В принципе, он неплохой тренер, но, может быть, где-то чересчур эмоциональный. Но я бы в этой ситуации отметил второго тренера Паси Нурминена. На мой взгляд, 70% успеха предыдущего сезона было на нём.

— По эмоциональности Ниеминен сопоставим с Разиным?
— Нет, нет, нет! Это абсолютно разные люди.

— Вы же дебютировали в КХЛ как раз при Разине. Евгений Лапенков не так давно назвал его «моральным уродом», Евгений Чесалин же наоборот рассказывал мне, что Разин – просто прямой и честный человек. Где правда?
— Разин – это человек, который не смотрит ни на твои регалии, ни на твой возраст. Если тебе 40 лет и ты заслуживаешь место в составе, то ты будешь играть. Если тебе 15 лет и ты играешь лучше того, кому 40, то ты тоже будешь играть. Он человек, который развязывает руки. Если ты будешь выполнять все установки, если ты будешь соответствовать уровню, который от тебя требуют, ты будешь играть. Тут не надо пенять на возраст или ещё что-то. У него подход простой. На самом деле, по его работе во многих клубах можно заметить, что он очень активно привлекает молодёжь, ребят из «вышки», которые до этого не играли в КХЛ. Он даёт шанс, а дальше всё зависит от игроков. Кто им воспользовался, тот и заиграл. Если ты не готов, то тут уже нельзя пенять на тренера.

— Не было страха однажды примерить на себя его знаменитые розовые майки?
— У нас был очень простой разговор в команде на эту тему. Никто никого не пугал. Наоборот это даже подстёгивало и мотивировало. Тем более, что он сам надевал розовый пиджак на раскатку. Так скажем, это всё было обоюдно мотивирующим моментом.

Сохранит ли Разин работу в КХЛ? Как прошёл сезон и что будет дальше с «Северсталью»
Тренер жаловался на отсутствие мастеров и выгонял Галимова, обещал измениться, а потом игрок называл его «моральным уродом».

«В России популярен гибридный проброс, а в Финляндии мы его практически не использовали»

— По собственным ощущениям в чём вы прибавили за время игры в Финляндии?
— Трудно сказать в чём конкретно прибавил – тут комплекс вещей. В первую очередь – это финская школа катания. У нас был отдельный тренер по развитию. В Финляндии игра сама по себе такая, что нужно кататься и если ты не будешь это делать, то играть там будет тяжело.

— Вы никогда по ходу карьеры не набирали больше 12 очков за сезон. Не было желания переформатироваться в «Пеликанз» в более атакующего защитника?
— Здесь двоякий вопрос. Если сравнивать с юниорским и молодёжным хоккеем, то там всегда будет перевес в сторону атаки. Когда ты переходишь в мужской взрослый хоккей, то на первый план выходит командный результат и лучше не забить и не отдать, а выиграть 1:0. Конечно, в каком-то плане в Лииге у меня руки были более развязаны, чем в КХЛ. Всё равно в Финляндии даётся чуть больше свободы игрокам. У меня не было никаких ожидания по поводу «гол+пас», было просто желание играть и прогрессировать, попробовать себя в новой лиге на новом уровне.

— Были ли какие-то нюансы в игре защитников, на которые в России внимания не обращали, а в Финляндии на этом делали акцент?
— Нас учили, что первый защитник, который идёт ближе к нападающему, должен всегда подключаться в атаку. Мы играли так, что защитник всегда должен был подключаться вторым темпом. Самое главное отличие по сравнению с российской школой хоккея – это то, что очень много внимания уделялось контролю шайбу при выходе из-под давления и при входе в зону. Если в России сейчас очень популярен гибридный проброс, то в Финляндии мы его практически не использовали, а больший акцент делали на контроле шайбы. Даже если ты отдаёшь передачу через борт, то она должна быть не просто в сторону партнёра, а ты должен стараться отдать её от бортика в клюшку.

— Многие российские хоккеисты перед сезоном заказывают из Финляндии партию лезвий, которые индивидуально подгоняются и затачиваются под игрока. Там действительно настолько крутые сервисмены?
— Не могу ничего сказать, потому что я нашёл в Екатеринбурге «своего» точильщика, с которым мы уже пару лет работаем вместе. Я в Финляндию приехал уже со своим набором лезвий и финских точильщиков просил делать заточку так же, как мне её делали в России. Если мы берём вопрос сервисменов, то в Финляндии они более обучены и у них есть больше возможностей. То же профилирование, о котором вы говорите, у нас не так сильно распространено. В России к этому приходят только сейчас.

— На Eliteprospects в вашем профиле три варианта произношения вашей фамилии на английском. Как долго финны учились её выговаривать?
— Даже не знаю, если честно. Знаю, что им было очень трудно, что у меня 4 согласных подряд идёт в английской транскрипции. Но у меня сразу же в первый день, как я приехал, спросили как произносить фамилию и привыкли очень быстро.

— Лахти достаточно маленький город, по сравнению с родным Екатеринбургом. Чем удавалось заполнять свободное время между играми и тренировками?
— Уделял внимание восстановлению. Пытался учиться, потому что учиться дистанционно очень тяжело. Город, действительно, очень небольшой, но, не забывайте, что Лахти – город-ворота в озёрный край. В принципе, было на что посмотреть, где погулять. Озёра там очень красивые.

— Был ли у вас разговор с тренерским штабом «Автомобилиста» или Максимом Рябковым? В какой роли вас видят в следующем сезоне?
— Нет, каких-то разговоров не было. Вернулся, подписал новый контракт. Сезон покажет. Еду, как все, на сборы работать, завоёвывать место в составе. Никто не будет смотреть на то, где ты и как играл. Перед клубом стоят серьёзные задачи, приходит новый тренер. Задача только одна – стремиться к Кубку Гагарина.

Фото: Антон Басанаев, photo.khl.ru

— Как удаётся тренироваться при закрытых залах и стадионах в преддверии сборов?
— У нас в Екатеринбурге достаточно тяжёлая ситуация с коронавирусом. Пандемия задела нас очень серьёзно. С каждым днём количество заболевших всё растёт и растёт. Банально стараюсь поддерживать форму дома за городом. Благо есть определённые возможности. Очень сильно не хватает льда, но сейчас неправильно рисковать чьим-то здоровьем, просить открывать ледовые арены. Слава Богу, что сейчас из родных, близких и друзей никто с этим не столкнулся. Ты можешь сам не заболеть, но не дай Бог кто-то из ребят принесёт это домой, а у всех жёны, дети, родители – это самое важное, что у нас есть. Поэтому можно потерпеть и безо льда. Понятно, что будет тяжело и придётся потерпеть первое время, чтобы втянуться, но ледовую форму в течение первых двух недель набрать реально.

Изгнанный из НХЛ тренер едет в «Автомобилист». Что ждёт уральский клуб с Питерсом?
Это большой риск, но в КХЛ канадец может дать результат.

— С Биллом Питерсом придётся общаться на английском. Насколько хорошо подтянули язык в Финляндии?
— Не было такого, что прямо подтянул язык. Просто добавилось знание профессиональной хоккейной терминологии. В бытовом плане я, в принципе, неплохо знаю язык. В Финляндии не было никаких трудностей. По началу только привыкал к тому, что было необычно слушать хоккейную терминологию.

— Насколько часто удавалось смотреть игры «Автомобилиста» по ходу прошлого сезона?
— Повезло, что разница во времени была всего 3 часа. Если не было игр и я был дома, то старался смотреть все игры, особенно домашние. Ещё и «Горняк» успевал смотреть потому что там играют друзья. Хотелось посмотреть, попереживать, поддержать.

Комментарии (0)
Партнерский контент