Показать ещё Все новости
Торопченко — о перелёте из США в Россию
Сергей Емельянов
«Заплатил за багаж, как за билеты». Торопченко — о перелёте из США в Россию
Проспект «Сент-Луиса» – о дебютном сезоне в АХЛ, дружбе с Костиным и лучшем выпуске московского «Динамо» в 21-м веке.
Хоккей / НХЛ 0

Алексей Торопченко – представитель известной хоккейной семьи. Отец форварда, Леонид Торопченко, был выбран «Питтсбург Пингвинз» на драфте 1993 года. Спустя 24 года «Сент-Луис Блюз» задрафтовал Торопченко-младшего в четвёртом раунде под 113-м номером. На данный момент высшим достижением воспитанника московского «Динамо» является победа в плей-офф юниорской хоккейной лиги Онтарио в 2019 году.

В составе юниорской сборной России Торопченко стал бронзовым призёром чемпионата мира 2017 года. Минувший сезон, проведённый в составе «Сан-Антонио Рэмпейдж», стал для Алексея первым полноценным в Американской хоккейной лиге. Контракт 20-летнего нападающего с «музыкантами» рассчитан ещё на два сезона.

Торопченко Алексей

Родился 25 июня 1999 года в городе Москва.

Выпускник СДЮШОР «Динамо» Москва. Выбран «Сент-Луис Блюз» в четвёртом раунде драфта НХЛ – 2017 под 113-м номером.

Чемпион юниорской хоккейной лиги Онтарио (OHL) 2019.

Полуфиналист Мемориального кубка 2019.

Бронзовый призёр юниорского чемпионата мира 2017.

Бронзовый призёр Мемориала Глинки/Гретцки 2016.

Участник молодёжной Суперсерии 2019.

«Заплатил за багаж столько же, сколько и за сами билеты»

— Американская хоккейная лига официально объявила о завершении сезона только 11 мая. Где вы находились в этот момент – в Сан-Антонио или уже в Москве?
— Финальное решение лиги по завершению сезона узнал уже в Москве. А сама ситуация с пандемией коронавируса настигла команду в Чикаго, где мы должны были играть гостевой матч регулярного чемпионата АХЛ с «Чикаго Вулвз». Перед утренней раскаткой нам сообщили, что матч не состоится из-за распространения коронавирусной инфекции.

— Что было дальше?
— В клубе сказали, что надо подождать две недели, прежде чем будем предпринимать дальнейшие действия. После истечения этого срока я поговорил со своим американским агентом Майком Льюиттом, и он посоветовал мне, что уже нужно возвращаться в Россию. Ситуация с коронавирусом становилась всё хуже и хуже, в любой момент могли закрыть границы, поэтому надо было уезжать. Мне повезло, потому что я попал в тот самый момент, когда успел улететь из Америки.

— Игорь Ожиганов рассказал, что нападающий «Нью-Джерси Дэвилз» Никита Гусев не может улететь из США, потому что билеты на всю семью обойдутся в 2,3 млн рублей. У вас не было проблем с возвращением в Россию?
— Конечно, цены на билеты были совсем не те, что в обычной ситуации. Получилось где-то в два раза дороже. Ещё и за багаж заплатил почти столько же, сколько и за сами билеты.

Ожиганов: Гусев пока посидит в США. Билеты в Москву стоят 2,3 млн рублей на семью

«Люди могут посмотреть хоккей по телевизору. На игроках простой сказывается хуже»

— Не испытали проблем с тренировочным процессом из-за режима самоизоляции в Москве?
— Какая бы самоизоляция не была, всё равно можно найти выход из любой ситуации. Улицу же никто не закрывал. Ролики, клюшка, земля – вот так и тренировался. Сейчас уже готовлюсь к новому сезону – чередую лёд с землёй.

— На сегодняшний день нет никакого решения по срокам начала нового сезона в АХЛ. Как тренироваться в условиях неизвестности, ведь все хоккеисты привыкли, что каждый следующий сезон расписан по дням?
— Да, представители «Сент-Луиса» связывались со мной, спрашивали, как у меня дела идут. Из клуба прислали тренировочную программу. Я им сообщил, что уже веду тренировочный процесс, что у меня и лёд есть, и тренировочный зал нашёлся. Они сказали, что в течение двух-трёх недель свяжутся со мной, и все вопросы можно будет обговорить.

— Распространено мнение, что АХЛ живёт за счёт болельщиков. Как отнесётесь к возможности начать новый сезон при пустых трибунах?
— Сложный вопрос. Много зрителей не имеют возможности посетить стадион, но эти люди могут посмотреть хоккей по телевизору или в каких-либо заведениях. Это не такая огромная проблема, а вот на хоккеистах такой простой сказывается хуже.

— Текущий промежуток без хоккея – самый длинный в вашей карьере?
— Наверное, да.

«Самое главное в городе – это хоккейная площадка и где поспать»

— Ваш теперь уже бывший клуб «Сан-Антонио Рэмпейдж» с нового сезона будет фарм-клубом «Вегас Голден Найтс», а вы переезжаете в Спрингфилд. Уже изучали информацию по городу?
— Когда узнали эту информацию, все сразу в интернете начали искать фотографии города. Ребята сказали, что это отличное место. Не будет таких длительных выездов, как у нас были в «Сан-Антонио». Порой мы месяцами дома не были, потому что были постоянные выезды. А там центр, рядом с Нью-Йорком, все игры будут в радиусе автобусной поездки. Будем больше времени дома находиться. Остальную информацию по городу ещё не смотрел. Самое главное в городе – это хоккейная площадка и где поспать.

— Сколько длилась самая длинная поездка в течение дня?
— Так, вспомнить пытаюсь. Мы вставали в четыре утра, в шесть часов – у нас был самолёт. Мы летели до одного города часа три, там пересадка ещё на два часа, и дальше ещё около двух часов добирались до места назначения. Где-то семь-восемь часов уходило на такую поездку.

«Благодаря Сергею Голубовичу столько хоккеистов СДЮШОР «Динамо» вышло в свет. Он отличный тренер»

— Вы являетесь выпускником СДЮШОР «Динамо» 2016 года. Оглядываясь назад, можно сказать, что это был с отрывом лучший выпуск «Динамо» в 21-м веке по количеству хоккеистов, которые смогли заиграть на высшем уровне. В чём была его уникальность?
— Я думаю, что здесь велика заслуга нашего главного тренера Сергея Владимировича Голубовича, который нас всех собрал в одну команду. Мы играли на чемпионатах России, неоднократно становились чемпионами по Москве. Выиграли Спартакиаду и прошли практически все сборные под его руководством. Благодаря Голубовичу столько хоккеистов и вышли в свет. Отличный наставник.

— С кем из ребят динамовского выпуска поддерживаете отношения, помимо Костина?
— Стараемся поддерживать. Встречались с Алексеем Липановым, вместе выходили на лёд с Марком Рубинчиком, общаемся с Никитой Александровым, который сейчас играет за «Амур». Никто не теряется. Все на месте.

— Вы уехали в Северную Америку после хорошего сезона в МХК МВД, где являлись ассистентом капитана команды. Весной 2017 года у «Динамо» были серьёзные юридические проблемы. И эта неразбериха в родном клубе повлияла на ваше решение об отъезде?
— В молодёжке «Динамо» я был не только ассистентом капитана, но и даже исполнял обязанности капитана примерно полмесяца. А что касается Северной Америки, то я думал об отъезде ещё за год до того, как уехал. В итоге отыграл один сезон в МХЛ, после которого сложилась вот такая ситуация, и мы решили уехать.

Мой агент Алексей Дементьев провёл хорошую работу, подобрал мне сильную команду. Меня выбрали в первом раунде европейского импорт-драфта под четвёртым номером, и я поехал в «Гуэлф». Как говорится, всё прошло замечательно.

«Я ещё не дошёл до этого момента. Ты чего перебиваешь?»

— До первого сезона в «Гуэлфе» ещё был драфт НХЛ, на котором вас выбрал «Сент-Луис». Какие воспоминания остались от того дня?
— Меня на самой церемонии драфта не было. Я находился дома, а туда поехал только Клим Костин. Я лежал дома, проснулся и включил ноутбук, чтобы посмотреть драфт. А сигнал же идёт с задержкой, потому что трансляция из Америки. Мне позвонил Клим Костин, с которым мы уже тогда тесно общались, часто перезванивались. Клим говорит: «Топор, тебя выбрал «Сент-Луис». Это та же команда, что и выбрала меня. 113-й выбор». Я такой: «Да ладно! Я ещё не дошёл до этого момента, ты чего перебиваешь? Ну если так, то всё отлично» (смеётся). Скинул его звонок, досмотрел драфт, и там действительно – 113-й выбор. Эйфории особой не было, потому что лежал на диване и смотрел в компьютер.

— В «Гуэлфе» вы провели два сезона, выступая в юниорской лиге Онтарио. Можете сравнить OHL, WHL и QMJHL между собой по стилю игры? В России принято считать, что лиги различаются кардинальным образом.
— Мы играли на Мемориальном кубке с командами из лиги Квебека и Западной хоккейной лиги. В принципе, резкого различия я не заметил. Может быть, команды лиги Квебека больше заточены на технику, а в OHL и WHL более силовой и скоростной стиль хоккея. Особой разницы нет, но вот такие хоккейные мелочи можно найти, если присматриваться в этом направлении.

Хет-трик Торопченко помог «Гуэльфу» победить в матче Мемориального кубка

«На конкурсе новичков в «Гуэлфе» ничего неприличного делать не пришлось. Я выиграл танцевальный баттл»

— В Северной Америке сейчас набирает популярность обсуждение конкурсов новичков в командах. Что вам пришлось делать на подобном мероприятии в «Гуэлфе»?
— Ой, а у нас ничего необычного и не было. Конкурс новичков в «Гуэлфе» проходил следующим образом. Опытные ребята сидели в раздевалке, а новички команды находились за дверью. Нас вызывали по одному раздевалку, включалась музыка, и нужно было принять участие в танцевальном баттле. Кто лучше станцует, тот и побеждает в конкурсе. Четвертьфинал, полуфинал, а затем и финал. Так что ничего неприличного делать не пришлось. Просто обычные танцы, как это бывает на некоторых телешоу.

— До какой стадии добрались?
— Да я выиграл. Победителем стал.

— Серьёзно?
— Ну конечно.

«Чемпионский перстень стоит на полке. Ждёт другого перстня»

— Вернёмся к хоккейным делам. Второй сезон в «Гуэлфе» сложился невероятным образом. 13 шайб в 24 матчах в чемпионском плей-офф – это был лучший хоккей в вашей карьере?
— Да, потому что с каждым матчем удавалось играть всё лучше и лучше. Прогрессировало и командное взаимодействие. Плей-офф – это самая важная стадия в хоккейном сезоне, потому что идёт битва за Кубок. Так сложилось, что провёл отличный плей-офф, а команда стала чемпионом OHL. Потом приняли участие в Мемориальном кубке, замечательно всё было.

— Путь «Гуэлфе» в плей-офф – это история преодоления. В первом раунде проигрывали 0-3, во втором раунде 1-3, в финале отыгрались с 0-2. Как вам это удалось сделать?
— Сложно ответить на этот вопрос. Когда мы проигрывали 0-3 в серии, в нас уже никто не верил, но мы продолжали биться до самого конца и выиграли заветный трофей.

— Чемпионский перстень занимает особое место в коллекции трофеев?
— Перстень, к слову, получил только через полгода после нашей победы. Я уже на тот момент играл в АХЛ. Руководство клуба связалось со мной, когда мы находились в Торонто и готовились к матчу с «Марлиз». Города находятся рядом, приехало руководство, мы сделали совместную фотографию, и мне отдали перстень. Потом я привёз его домой, поставил на полочку к другим наградам. Теперь стоит на полке, ждёт другого перстня (смеётся).

— Из чемпионского «Гуэлфа» только Ник Судзуки является основным игроком клуба НХЛ на данный момент. Он выделялся на общем фоне и в тренировочном процессе?
— Безусловно. Все сезоны за команду он проводил просто на высшем уровне, в том числе и чемпионский сезоне. Мастеровитый парень со светлой головой, у него очень хорошие руки. Приятно наблюдать за его игрой.

«Не опасаюсь, что меня будут видеть только игроком силового плана»

— Минувший сезон стал для вас первым полноценным на уровне АХЛ. Как его сами оцените?
— Оценю сезон довольно хорошо, потому что принял участие практически во всех матчах команды. Пропустил только несколько встреч из-за травмы, а так провёл почти 60 матчей с хорошим игровым временем. Играл в меньшинстве, всегда выполнял тренерскую установку и практически не было никаких претензий. В принципе доволен прошедшим сезоном.

— Только девять очков в 59 матчах после яркого сезона в «Гуэлфе» не стали разочаровывающем моментом?
— Конечно, мне бы хотелось лучшей статистики. Копил шайбы на плей-офф, но не сложилось. По карьере я уже привык к трудным ситуациям и стараюсь только ещё больше работать в такие моменты. Как работаешь на тренировках, так и играешь на играх, поэтому на каждой тренировке старался выкладываться на все 100%. Бывают такие моменты, когда шайба не идёт в ворота, когда просто не прёт. Но я выполнял тренерскую установку, а команде можно помогать не только бомбардирским способом, но и старанием и отработкой по всей площадке.

— Специалисты отмечают, что сильными сторонами хоккеиста Торопченко являются габариты, способность играть в тело, отличная игра на пятаке. Согласны с таким описанием своего стиля игры?
— В принципе согласен, но добавил бы ещё про скоростные качества.

— Вы не опасаетесь, что в Америке станете заложником одной роли, а каждый тренер будет смотреть на вас, в первую очередь как на игрока силового плана?
— Меня будут использовать в чекинг-лайн только потому, что так написано в отчётах по мне? Но ведь можно посмотреть, как я играю на льду, как я себя проявляю. Можно же быть и универсальным хоккеистом – забивать голы, но при этом и отрабатывать в защите, выходить в меньшинстве. Так что я не думаю, что в этом будет какая-нибудь проблема.

— Скептики говорят про АХЛ, что это лига, в которой проповедуют хоккей бей-беги, и что прогрессировать в ней могут только голкиперы. Как это выглядит изнутри?
— В АХЛ примерно такой же хоккей, что и в Онтарио. Понятное дело, что в АХЛ играют уже более опытные ребята, и хоккей идёт более быстрый. Что касается «бей-беги», то такого нет. Индивидуальные качества игрока и импровизация всегда приветствуются. У меня нет никаких претензий по развитию хоккеистов. Наоборот, мне даже симпатичен такой стиль игры. Площадки меньше, больше возможностей для создания опасных голевых моментов, для силового контакта. Даётся доля секунды на принятие решения. Так что, наоборот хоккеист в таких условиях прогрессирует сильнее, чем тогда, когда у него есть время на подумать.

«В «Сент-Луисе» следят за каждым матчем в АХЛ. Ни разу не было такого, чтобы ко мне не подошли»

— Если для вас минувший сезон в «Сан-Антонио» был дебютным, то для Клима Костина уже третьим в клубе. Он сильно помог вам с адаптацией?
— Я вообще привык адаптироваться самостоятельно. Перед этим прожил два года в канадской семье, где делал всё практически в одиночку. В этой связи переезд в Сан-Антонио для меня не был большой проблемой, потому что я хорошо адаптируюсь к новым условиям. А Климу я в основном помогал, потому что хорошо владею английским языком.

— Английский язык освоили ещё в России или уже в Канаде выучили?
— Я приехал в «Гуэлф» с базовыми навыками английского. Поначалу в Канаде было тяжеловато, так как там совсем другое произношение. По истечению где-то двух месяцев уже мог спокойно общаться. Мы в команде были с Дмитрием Саморуковым, и тренер выделил для нас репетитора. Мы занимались каждую неделю – и через полгода уже не было никаких проблем ни с пониманием, ни с разговорной речью.

— Как происходит коммуникация с главной командой в ходе чемпионата? Есть ли контакт с генеральным менеджером Дагом Армстронгом?
— Они следят практически за каждым матчем фарм-клуба в АХЛ. Ни разу не было такого момента, что бы ко мне никто не подошёл из «Сент-Луиса». Каждый две-три недели приезжает тренер по развитию, также примерно приезжал и Армстронг. После каждого матча, на котором они присутствовали, меня вызывали и давали наставления. Иногда хвалили и говорили продолжать в том же духе. Представители «Блюз» всегда на связи, всегда общаемся.

«Лёха, знаешь какие у тебя ошибки? Вот и улучшай»

— У «Сент-Луиса» роскошный состав с большой глубиной на вашей позиции. Пример ещё одного выпускника школы «Динамо» Ивана Барбашёва вдохновляет на подвиги?
— Конечно! Ваня Барбашёв – работяга. Он отрабатывает все свои моменты на 100%. Я с ним очень хорошо общаюсь. Буквально, когда надо было улетать в Россию, я ему позвонил и попросил оставить машину в гараже. Он сразу откликнулся. Говорит: «Приезжай, нет проблем». Приехал, пообщался с ним, денёк вместе провели. Отличная связь с ним.

«Овечкин хочет отобрать кубок? Ещё посмотрим». Барбашёв ответил на вызов
Обладатели двух последних Кубков Стэнли зарубились за новый трофей.

— А Тарасенко помогает каким-либо образом?
— То же самое относится и к Володе Тарасенко. Ни одного плохого слова не могу сказать. Очень дружелюбный. В тренировочном лагере или во время предсезонных матчей Тарасенко всегда мне что-то подсказывает. На тренировках свой фирменный бросок показывал мне, я пытался научиться так бросать.

— Ваш отец в своё время тоже был выбран на драфте НХЛ. Какой самый главный хоккейный совет вам он успел дать?
— Конечно, знаю об этом факте в биографии. Главный совет, который мне дал отец, – это терпение и труд. Когда папа ездил со мной на матчи, с его стороны ни разу не было никакого давления. Мы выходили после хоккея на улицу, садились в машину, и он мне говорил: «Лёха, знаешь какие у тебя ошибки были?» Я ему: «Да, знаю». Он отвечал: «Вот и улучшай, чтобы больше таких ошибок не было». Он всегда говорил, что я должен терпеть во всех моментах. Нужна сила воли и стремление добиться поставленной цели. Вот главное, что всегда говорил мне отец.

Комментарии (0)
Партнерский контент