А судьи кто? Под танком…
Фото: КХЛ
Текст: Максим Лебедев

А судьи кто? Под танком…

Криминалитет в хоккее 90-х и его переход от "задабривания и запугивания судей… к практике выращивания собственных" - в продолжении темы прошлого, настоящего и будущего нашего судейства.
4 октября 2009, воскресенье. 01:17. Хоккей
Криминалитет в российском хоккее 90-х и его переход от "задабривания и запугивания судей… к практике выращивания собственных арбитров с дальнейшей сменой жительства и продвижения их по карьерной лестнице" - в продолжении темы прошлого, настоящего и будущего нашего хоккейного судейства.

"А судьи кто? От значка ГТО к олимпийской медали" - первая часть серии.

Есть в Приморском крае забытый богом Шкотовский район. Неподалеку от райцентра в советские времена базировалась танковая дивизия, защищавшая наши рубежи от китайских товарищей. У дивизии этой было очень интересное расположение: казармы, танковые боксы, всевозможные мастерские и полигон располагались по одну сторону автомобильной трассы, а железнодорожная товарная станция, с которой танки отправлялись на учения - по другую. Трасса была, конечно, не того уровня, что сейчас называют "федеральной". Скорее областного значения, поскольку связывала два самые больших населённых пункта края - Владивосток и Находку.

Когда над тобой невзначай пролетает 40-тонное изделие Челябинского тракторного завода, да ещё слегка чиркает последним траком по твоему "жигулёнку", немудрено после этого начать ходить, втянув голову в плечи, вздрагивать при любом звуке, беспричинно хохотать или плакать. После этого случая прослужил он недолго, втихую комиссовали, и я уже думал, что никогда больше его не увижу… Его я действительно больше не увидел. А вот такие же глаза, такие же втянутые головы и такую же боязнь всего и вся увидел. У хоккейных судей "новой формации"...
Как известно, танк не очень бережно относится к асфальту. А что могут сделать с асфальтированной дорогой три-четыре сотни тяжёлых бронированных машин, догадаться нетрудно. Понятное дело, случись что-нибудь серьёзное, рванули бы танки на погрузку или по трассе - никто бы и слова не сказал. Но в мирное время по договорённости местных властей с командованием дивизии асфальт берегли. Для этого прибегли к типично военной хитрости.

По обе стороны дороги, недалеко друг от друга грузовики навезли горы земли, тягачами их капитально утрамбовали, и получилось два своеобразных трамплина. Танки поочередно разгонялись по прямой до максимальной скорости – и элегантно перелетали через автомобильную трассу, ничуть её не тревожа. Иногда, конечно, до противоположной обочины не долетали, плюхались на дорогу (водитель-узбек не ту ручку потянул) - но это уже были, как говорится, издержки производства.

Чтобы и волки были сыты, и овцы целы, в дни таких "полётов" на дороге выставлялось ВАИ (то же ГАИ, только в военных погонах), которое и занималось чередованием: "перелетела" на станцию очередная танковая рота - пропустим скопившиеся на трассе машины. А поскольку ВАИшники тоже люди, то случались и накладки. С одной такой "накладкой" я был лично знаком и мы даже какое-то время служили вместе. Он уехал с корабля на выходные розовощеким красавцем, балагуром и кумиром женщин, а спустя трое суток вернулся сгорбленным молчуном с седыми висками. В его глазах плескалась вечность. Её он постиг, сидя за рулем, когда сверху, на расстоянии вытянутой руки, увидел порхающий над головой танк Т-80.

Когда над тобой невзначай пролетает 40-тонное изделие Челябинского тракторного завода, да ещё слегка чиркает последним траком по твоему "жигулёнку", немудрено после этого начать ходить, втянув голову в плечи, вздрагивать при любом звуке, беспричинно хохотать или плакать. После этого случая прослужил он недолго, втихую комиссовали, и я уже думал, что никогда больше его не увижу… Его я действительно больше не увидел. А вот такие же глаза, такие же втянутые головы и такую же боязнь всего и вся увидел. У хоккейных судей "новой формации" - тех, кто начал свою карьеру в начале-середине 90-х годов. Тех, кто в новом веке начал постепенно заменять уходящих "зубров".

Судьи XXI века и не могли быть другими. Мы же все хорошо помним, что творилось в нашем хоккее. Из него бежали все, кто хотя бы мало-мальски сносно стоял на коньках и попадал по воротам. А количество команд при этом не сократилось, а ежегодно увеличивалось. Более того, с увеличением числа "элитарных" клубов на поверхность всплыли те тренеры и руководители, которых в былые времена к большому хоккею старались не подпускать на пушечный выстрел. Как известно, чем ниже уровень соревнований, тем больше в них грязи, договорняков, "купли-продажи", всевозможных "ты мне - я тебе". В последние годы советской власти всё это стало расцветать во всей красе. Но на самый верх не попадало. Из-за крайне небольшого числа команд в Высшей союзной лиге конкуренция наверху была настолько мощной, что без высокого профессионального уровня делать там было нечего, не выручали никакие связи. А тут вдруг почти весь второй эшелон оказался в элите. Вместе с "жучками", "специалистами по невылету" и прочими умельцами добиваться нужного результата за пределами льда.

Криминалитет отвечал не только за "крышевание" подведомственных им хоккейных структур, но и не оставался в стороне от решения "турнирных вопросов". И вот в такой омут было практически единовременно вброшено большое количество молодых и совершенно не подготовленных к новым условиям арбитров. По мнению составителей доклада, ещё в 1993-94-м годах организованные преступные группировки, тесно связанные с хоккейными клубами, перешли от методики "задабривания и запугивания судей… к практике выращивания в регионах собственных арбитров с дальнейшей сменой жительства и продвижения их по карьерной лестнице".
И они принялись делать свою работу привычными им методами. Уже на новом уровне. А тут как раз - молодые, прыгнувшие сразу через несколько ступенек судьи. Которых в прежние годы ещё три-четыре-пять лет учили бы и "натаскивали" в низших лигах. Организованный криминалитет не просто появился возле хоккея, он проник во все его сферы. Свои "братки" были возле руководителей клубов, свои - в непосредственной близости от тренерских штабов. Другие плотно подобрали под себя весь трансферный рынок, превращая игроков, по сути, в собственных крепостных крестьян. Ни одна мало-мальски существенная финансовая сделка не проходила без контроля "курирующих" ОПГ.

В 1998 году по распоряжению руководства ФСБ (думается, нет смысла напоминать, кто тогда руководил этой службой) был подготовлен весьма серьёзный материал о проникновении криминалитета в различные сферы общественно-политической жизни страны. Немалая часть была посвящена положению дел в отечественном спорте, отдельные главы - футболу и хоккею. По этим данным, в середине-конце 90-х криминалитету уходило более половины денег, выделяемых на хоккей. Помимо этого, сами хоккеисты "отстёгивали" крышевавшим их структурам - самостоятельно или централизованно, через клубные бухгалтерии, - до 40 процентов своих доходов. По состоянию на 1997-й год в штатах 14 из 20 клубов хоккейной элиты находились люди, числящиеся, по оперативным данным, "подозреваемыми в многочисленных случаях вымогательства и разбоя". В шести клубах Суперлиги такие "авторитетные товарищи" официально входили в руководство.

Доклад отмечает, что по состоянию на всё тот же 1997-й год "…трансферный рынок криминализирован практически полностью. Ни один вопрос смены хоккеистами рабочего места не решается без разрешения "курирующих" противоправных структур". Кстати, там же отмечалось, что выделяемые средства далеко не в полном объёме доходят даже до… национальной сборной. Кроме того, нередки случаи "наездов" на руководителей сборной для включения в неё тех или иных игроков. Быть может, и поэтому тоже наши энхаэловцы шарахались от национальной команды, как черти от ладана? Лично мне, например, было бы крайне неприятно, примчись я после тяжелейшего заокеанского регулярного чемпионата помочь своей сборной, а какие-то дяди в малиновых пиджаках стали бы мне объяснять, как надо играть, а как не надо. Но это так, лирическое отступление. Вернёмся к главному.

Психология арбитров старой школы, как они признаются сами, подтачивалась со временем. Постепенно. Приводило это чаще всего не к рабочим проблемам, а к бытовым. Ну, очень хочется объявить сыну матч-штраф за плохое поведение в школе, а вот его объяснения уже не принимаются. Психологию молодых арбитров ломали сразу и через колено. Первыми же матчами, а точнее пред- и послематчевыми "советами", ставя их на место.
Криминалитет отвечал не только за "крышевание" подведомственных им хоккейных структур, но и не оставался в стороне от решения "турнирных вопросов". И вот в такой омут было практически единовременно вброшено большое количество молодых и совершенно не подготовленных к новым условиям арбитров.

По мнению составителей доклада, ещё в 1993-94-м годах организованные преступные группировки, тесно связанные с хоккейными клубами, перешли от методики "задабривания и запугивания судей… к практике выращивания в регионах собственных арбитров с дальнейшей сменой жительства и продвижения их по карьерной лестнице". "Старая гвардия" ещё как-то держалась. Рассказывают, как наш известный арбитр Михаил Бутурлин парировал грубый "наезд" на него одного из таких "клубных работников", то ли всего обвешанного "голдовыми цепурами", то ли разукрашенного соответствующими татуировками. Который до начала игры пытался "решить вопрос". "Если ты такой крутой, как пытаешься мне тут рассказать, то назначай себе тех, кого хочешь. А если к вам прислали меня, то лопайте, что дают, и спрашивайте с того, кто прислал, а не с того, кто делает свою работу".

По слухам, другой наш известный судья Виктор Якушев в судейском комитете вычеркнул несколько команд тогдашней МХЛ (межнациональной хоккейной, не путать с нынешней молодёжной). И заявил, что в эти города не будет ездить работать никогда. Даже если в противном случае ему придётся завершить карьеру арбитра. А что было делать молодым? У которых не было ни жизненного, ни рабочего опыта? Зато были хоккейные правила, в которых едва ли не каждый пункт был с оговорками, уточнениями и разъяснениями. А каждый второй оставлял ситуации на усмотрение арбитров. Что было делать молодым людям, которым перед игрой недвусмысленно намекали, что знают и их место жительства, и состав семьи, и где работает мать, и где учится сестра? Какие "непредвзятые профессионалы" могли зародиться и вырасти в таком окружении?

Психология арбитров старой школы, как они признаются сами, подтачивалась со временем. Постепенно. Приводило это чаще всего не к рабочим проблемам, а к бытовым. Ну, очень хочется объявить сыну матч-штраф за плохое поведение в школе, а вот его объяснения уже не принимаются. Психологию молодых арбитров ломали сразу и через колено. Первыми же матчами, а точнее пред- и послематчевыми "советами", ставя их на место.

Ну а с вопросами судейской психологии мы будем разбираться уже в следующей части нашей серии "А судьи кто?".

"А судьи кто? От значка ГТО к олимпийской медали" - первая часть серии.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →