Все новости
"Торпедо": или - или. Третьего не дано
Фото: КХЛ

"Торпедо": или - или. Третьего не дано

Обозреватель "Чемпионат.ру" - о том одном, что объединяет все неудачи "Торпедо" всех постсоветских лет, и о том, что должен сделать Сергей Михалёв, чтобы тенденцию эту переломить.
Хоккей

До начала 90-х годов Нижний Новгород был закрытым городом. И не мудрено: количество предприятий военпрома в городе зашкаливало за все разумные пределы. В тогдашнем Горьком был (и существует до сих пор) головной завод по производству самолетов «МиГ». Судостроительный завод «Красное Сормово» в лучшие свои времена сдавал Военно-морскому флоту по шесть подводных лодок ежегодно, в том числе и атомные «барракуды». Да-да, это не шутка из разряда «Подводная лодка в степях Украины». Строили их в Горьком, ещё как строили! А ещё проектировали и строили сверхсекретные экранопланы, так и не нашедшие своего применения. А ещё – новейшие комплексы ПВО. А ещё БМП и БТРы, а в области располагался, как его нынче называют, «федеральный ядерный центр» Арзамас-16. А ещё завод по производству танковых двигателей. Так что в Горьком было что прятать от иностранцев. Поэтому даже речные круизные лайнеры с иностранцами на борту, путешествующие из Москвы до Волгограда и обратно, проходили Горький часиков этак в 3-4 ночи, когда наплясавшаяся и нагулявшаяся публика дрыхла без задних ног в своих каютах.

Перво-наперво «Торпедо» очень долго не везло с губернаторами. Началось всё с «младореформатора» Бориса Немцова. Его отношение к спорту наиболее ярко высветилось одной фразой, сказанной на федеральном уровне, в его бытность первым вице-премьером: «Если денег нет, давайте пропустим две-три Олимпиады…»

Спорт высших достижений в городе и области во все времена был развит не очень. Так, были небольшие всплески в виде односезонного попадания местной футбольной «Волги» аж в Высшую лигу — но это было ещё в 60-х. Были в Нижнем и свои олимпийские чемпионы, и чемпионы мира, но представляли они, как правило, индивидуальные виды спорта. И занимались в основном в других городах, заезжая на малую родину лишь по окончании сезона.

Так что вся спортивная любовь местных жителей вертелась вокруг хоккейного клуба «Торпедо». Который был и визитной карточкой, и брендом, и счастьем, и горем городским одновременно. Команда постоянно играла в Высшей союзной лиге, но при этом за всю свою историю лишь раз завоевала серебряные медали.

А уж с развалом СССР и у местного хоккея наступили тяжёлые времена.

Перво-наперво «Торпедо» очень долго не везло с губернаторами. Началось всё с «младореформатора» Бориса Немцова. Его отношение к спорту наиболее ярко высветилось одной фразой, сказанной на федеральном уровне, в его бытность первым вице-премьером: «Если денег нет, давайте пропустим две-три Олимпиады…»

Методы правления у Бориса Ефимовича были весьма своеобразными. Например, по его настоянию все внебюджетные организации были вынуждены зарегистрировать всех своих работников… частными предпринимателями. Вплоть до дворников на рынках и уборщиц в офисах. И по количеству коммерсантов на душу населения Нижегородская область мгновенно оказалась впереди планеты всей. За это «Бориску-маленького» забрал в Москву «Боря-большой». А за областью остался жуткий долг перед иностранными государствами, и куда делись эти миллионные займы, никто так и не знает. Только догадывается.

Сменивший Немцова Иван Скляров позиционировал себя «крутым хозяйственником» — тогда уже это было модно. Он замечательно говорил на любую тему — другое дело, что все разговоры и обещания лежали в той плоскости, которая никоим образом не пересекалась с плоскостью реальных дел. Именно при Склярове «Торпедо» посыпалось со страшной силой. При том что Иван Петрович публично рвал на себе одежды, распинаясь в любви к родному хоккею.

После Склярова нижегородская история доказала, что развивается по спирали: губернаторские выборы выиграл последний первый секретарь Горьковского обкома партии Геннадий Ходырев. И область вошла в так называемый «Красный пояс». При коммунисте Ходыреве тоже было много слов и мало дела — в общем, все выживали, как могли. Футбольный «Локомотив» в итоге выжить не смог, а вот «Торпедо» общими усилиями как-то уцелело.

Впрочем, добрых три пятилетки сплошного выживания и барахтанья между Суперлигой и «Вышкой» до добра довести не могли. «Торпедо» и в былые годы особыми успехами похвастать не могло, подарив за всю свою полувековую историю лишь четыре громких имени — вратаря Коноваленко да тройку форвардов Варнаков — Скворцов — Ковин. Что же можно было требовать от команды в новых условиях? Нижегородские болельщики и тайно, и явно завидовали своим коллегам из других городов — из Тольятти и Магнитогорска, Казани и Ярославля, мечтая, что когда-нибудь, в далёком-далёком будущем, и в Нижнем появится губернатор, хоть немного сочувствующий хоккею.

Но жизнь преподнесла нижегородцам сюрприз, о котором они не могли мечтать даже в пьяном угаре или фантастических снах: на «воеводство» в область был назначен самый «хоккейный» из всех возможных губернаторов — Валерий Шанцев. Который при первом же своём приезде в город на Волге заявил, что возьмётся за «Торпедо» всерьёз.

И Шанцев действительно взялся. Вот только на результаты это особо не повлияло. Менялись тренеры, увеличивался бюджет, тихой сапой Валерий Павлинович создал на месте условия, когда коммерсанты и предприниматели сами шли в спонсоры к команде — а воз с места не двигался. И теперь двинуть его надлежит чемпиону России 2008 года Сергею Михайловичу Михалёву.

Нижегородские проблемы — как хоккейные, так и общеспортивные — секретом не являются. Правда, в самом Нижнем говорить о них прямым текстом не принято — не патриотично это. Говорить о них в полный голос мог позволить себе только главный тренер футбольного «Локомотива» Валерий Овчинников. За что его в итоге и «сожрали» дружно.

Проблемы эти лежат на поверхности, но за три года своего правления губернатор Шанцев до них так и не добрался. Теперь предстоит добраться Михалёву — либо он пополнит собой когорту тренеров-неудачников, объединяющую всех наставников, работавших с «Торпедо» с начала 90-х годов.

Сменивший Немцова Иван Скляров позиционировал себя «крутым хозяйственником» — тогда уже это было модно. Он замечательно говорил на любую тему — другое дело, что все разговоры и обещания лежали в той плоскости, которая никоим образом не пересекалась с плоскостью реальных дел.

Главная проблема, вне всякого сомнения, заключается в менталитете спортивных чиновников и руководителей любого уровня. Практически все они выходцы из горьковской «Волги» образца 60-70-х годов. То есть «надцатые» места второй союзной лиги, дивизион «Поволжье». Они никогда не знали и не ведали, что такое команда-победитель. Они играли, а впоследствии работали в клубах, перед которыми стояла лишь одна задача: зацепиться и уцелеть. Вот в решении этой задачи они достигли высочайшего профессионализма, снять или сместить любого чиновника практически невозможно. Нет результатов, зато полным-полно бумажек с чётким обоснованием, почему этих результатов нет. И не подкопаешься.

Менялись эпохи и губернаторы, через «Торпедо» чередой проходили тренеры — как приезжие, так и местные, — а результата как не было, так и нет. Когда подобное происходит при любых составах, любых тренерах, любых губернаторах и любом финансировании, невольно начнёшь искать что-то общее. Ведь именно оно, по идее, и должно мешать команде на её пути к вершинам славы.

В «Торпедо» такое общее находится моментально. Это фигура генерального директора клуба Николая Горшкова. На своё место он пришёл ещё во времена Немцова — и сохранил его до сих пор.

Когда-то очень давно автор этих строк заскочил в Ледовый дворец имени Коноваленко, где базировалось управление клуба. Повод для этого был, и немаленький: «Торпедо» в очередной раз вернулось в Суперлигу. В офисе клуба была тишина — большинство разъехалось по отпускам. Но гендиректор на месте был. И был он грустным-грустным. И причину своей грусти не скрывал.

— Даже не знаю, будем ли заявляться в Суперлигу, — сказал тогда Горшков. — Денег нет, и неизвестно, даст ли их хоть кто-то…

— Николай Валентинович, — сказал я тогда в ответ. — А почему вы тогда сидите здесь, в своём кабинете? Почему не переселились в приёмную губернатора или мэра? Почему не действуете по принципу президента и главного тренера бендийного «Старта» Юрия Фокина, который приходил в приёмную со своей раскладушкой и не уходил, пока не решал финансовые вопросы клуба? Ночевал там, просил у секретарши кипяточек, чтобы залить принесённый в портфеле «Доширак». Здоровался из своего угла с иностранными делегациями, приезжающими к «воеводе». И которому что Скляров, что Ходырев давали деньги по принципу: «На, только отстань и не доставай!» Почему не взяли в администрации реестр всех предпринимателей и не пошли по ним с шапкой, рассказывая о славном прошлом команды? Почему?!!! Вы гендиректор — и несёте полную ответственность в том числе и за финансовое состояние клуба. А под лежачий камень вода не потечёт…

Ещё раз те же самые слова я повторил в местной спортивной телепрограмме, после чего вход к руководству «Торпедо» автору этих строк был заказан. Честно говоря, и не тянуло меня к людям, привыкшим жить по принципам: «Куда кривая вывезет» и «День прожит — и хрен с ним!». Куда интереснее было смотреть, как выстраивается клубная структура в Ярославле, как закладываются первые камни в основание будущего процветания в Казани, как растят в Омске суперклуб.

Потом, когда я уже вернулся в Москву, знакомые сообщили мне, что Николай Валентинович ответил в телевизоре на мои «инсинуации». Ответил мудрой фразой: мол, если бы у нас было столько денег, сколько в Ярославле, если бы у нас был такой губернатор, ужо мы бы тогда…

И вот теперь, по прошествии времени, так и подмывает спросить: Николай Валентинович, денег-то у вас теперь не меньше, чем в Ярославле. Более того, в Ярославле теперь губернатор с хоккейной точки зрения похлеще, чем Скляров с Ходыревым вместе взятые, а у вас — Шанцев. Но где «Локомотив», а где «Торпедо»?

Честно говоря, очень удивляет другое. Помыкавшись с местными чиновниками, которые лучше всего научились имитировать бурную деятельность, ничего не делая, Валерий Шанцев в конце концов многих из них заменил на тех, с кем работал ещё в столичной мэрии. Столкнувшись с местными предпринимателями, которые замечательно научились «пилить» бюджетные средства, но так и не научились что-то делать, пригласил тех, с кем работал в Москве. Которые «хоть и крадут, но в меру и при этом что-то строят и ремонтируют, а местные просто крадут всё». Как украли несколько раз многострадальное здание областного цирка или ещё более многострадальный метромост. А до руководства «Торпедо» Шанцев почему-то так и не добрался.

Но жизнь преподнесла нижегородцам сюрприз, о котором они не могли мечтать даже в пьяном угаре или фантастических снах: на «воеводство» в область был назначен самый «хоккейный» из всех возможных губернаторов — Валерий Шанцев. Который при первом же своём приезде в город на Волге заявил, что возьмётся за «Торпедо» всерьёз.

Почему? Честно говорю — не знаю. Можно было бы понять, работай Шанцев в Нижнем первый год. Тогда, как человек, вникающий в обстановку, он мог бы поверить руководству «Торпедо». Тем более что оно, это руководство, умеет очень красиво рассказывать о блестящих перспективах нижегородского хоккея. Но Шанцев «на хозяйстве» уже три года. То есть три раза он наблюдал «облажавшуюся» команду. При разных тренерах, при постоянном увеличении финансирования. И при этом так и не сделал надлежащих выводов. Почему так? Ответить, наверное, может Валерий Павлинович?

И вот теперь в «Торпедо» приглашён Сергей Михалёв. Как ни крути, исходов в этой ситуации может быть только два. Или Сергей Михайлович, заручившись поддержкой Валерия Павлиновича, «сожрёт» клубное руководство — с тем, чтобы на руководящие посты в «Торпедо» пришли максималисты. Вроде ярославского Юрия Яковлева или магнитогорского Геннадия Величкина. Или нынешнее клубное руководство, и весьма быстро, «схарчит» самого Михалыча. Третьего варианта, какого-нибудь промежуточного решения с учётом всей предыдущей истории «Торпедо», видимо, уже не дано.

Так что я даже и не знаю, то ли радоваться за Михалёва, вернувшегося к активной деятельности, радоваться за родной город и за родную команду. То ли посочувствовать Михалычу, попавшему в такую «клоаку», в которой он ещё не бывал.

Время покажет. По делам — узнаем.

Комментарии (0)
Партнерский контент