Все новости
Сергей Фёдоров. Двадцать лет спустя
Фото: Reuters

Сергей Фёдоров. Двадцать лет спустя

После первой тренировки сборной больше всего внимание журналистов, приехавших на День открытых дверей, привлекла, конечно же, фигура Сергея Фёдорова.
Хоккей

— Вы играли на московском турнире, когда он ещё назывался «Приз Известий». Сейчас он называется «Кубок Первого канала». Какие-то воспоминания всплывают о том, старом турнире?

Будет приятно сыграть в Москве на Ходынке, там мы уже прошли небольшое боевое крещение олимпийским сбором перед началом сезона. Я думаю, всем ребятам будет волнительно играть перед своими болельщиками. Но я надеюсь и даже уверен, что мы покажем достойный хоккей.

— Ну, вообще-то нет. Очень давно это было, не осталось каких-то памятных моментов, поэтому сейчас как будто всё впервые и вновь. Это совсем другой турнир, другой формат, другой дворец, ребята, тренеры, всё поменялось — как-никак 20 лет прошло.

— Вы впервые сыграете на Кубке Первого канала. Какие ощущения могут быть у человека выигравшего всё, кроме Олимпиады?


— Можно честно сказать — боевые. Будет приятно сыграть в Москве на Ходынке, там мы уже прошли небольшое боевое крещение олимпийским сбором перед началом сезона. Я думаю, всем ребятам будет волнительно играть перед своими болельщиками. Но я надеюсь и даже уверен, что мы покажем достойный хоккей.

— Волею судьбы российский этап Евротура будет и последним перед подготовкой к Олимпийским играм. Довлеет ли над вами понимание ситуации, что если вы здесь себя не покажете, то можете не попасть в Ванкувер?


— Нет, ничуть.

— Это умение профессионала абстрагироваться от отрицательных мыслей? Связано с вашим опытом?


— Когда играешь в сборной, то играешь с хорошими партнёрами, поэтому, конечно, даже не думаешь о негативном результате. Когда нацеливаешься на позитивный результат и на хорошую работу, практически всегда удаётся и хорошую игру показать, и нужно результата добиться.

— Какой вы видите Олимпиаду в Ванкувере? Канадцы будут играть на своём льду, и судьи наверняка будут на их стороне.


— Не знаю, до февраля ещё очень много времени. И в ту, олимпийскую сборную надо ещё попасть. После Кубка Первого канала чемпионаты НХЛ и КХЛ будут продолжаться, поэтому сложно сказать, какой я вижу Олимпиаду. Думаю, она будет насыщена спортивной борьбой, а к хоккею будет приковано особое внимание. Канада же. С точки зрения игрока, это будет очень интенсивный период, к которому нужно будет грамотно подойти не только с физической и технической сторон, но и с психологической. Потому что будет очень большое давление на игроков, тем более, как я знаю, сборная должна выехать в Канаду за две недели до начала турнира. Две недели до старта, две – Олимпиада, четыре недели под таким прессом — нелёгкое испытание. Но я надеюсь, что те, кто попадёт в команду, справятся с этим и сыграют в наш хоккей. Который мы показывали на последних двух чемпионатах мира.

— Вас считают самым опытным игроком сборной России. Что даёт вам опыт?


— Думаю, опыт — это держать фокус на игру, на те игровые моменты, из которых складывается игра, забитые и пропущенные шайбы, игра в решающие моменты. В этом у меня есть определённый опыт, поэтому я и не растрачиваю свою энергию на встречи с журналистами, с болельщиками. Всё равно в хоккеисте должно быть ядро, которое остаётся на решающие минуты, где и нужно будет выплеснуть всю энергию, необходимую.

— Вы самый возрастной хоккеист этой сборной. Что нужно, чтобы быть в таком возрасте на уровне сборной? Есть ли особый режим подготовки или вы тренируетесь, как все, и вам этого достаточно?


— Самый старший, самый быстрый — так лучше (смеётся). Вообще-то до приезда сюда, в Новогорск, все мы провели достаточно интенсивный месяц. Я думаю, мы находимся в хорошей физической форме, и вот эти два-три разгрузочных дня очень хорошо скажутся на психологическом состоянии.

— Есть ли проблемы с взаимодействиями с ребятами? Ведь некоторые ещё не родились, когда вы начали играть?


— Я надеюсь, что нет. Но если даже и есть, то я приложу все усилия, чтобы их не было. Неважно, сколько тебе лет, сколько у тебя за плечами, когда ты выходишь в одной тройке, пятёрке с человеком, с которым ты должен делать одно дело, не должно быть никаких преград. Я должен отрабатывать за него, так же, как и он за меня.

Самый старший, самый быстрый — так лучше (смеётся). Вообще-то до приезда сюда, в Новогорск, все мы провели достаточно интенсивный месяц. Я думаю, мы находимся в хорошей физической форме, и вот эти два-три разгрузочных дня очень хорошо скажутся на психологическом состоянии.

Я считаю, в этом плане нужно стереть все границы, которые мешают выполнению игровой установки.

— Где праздновали свой день рождения? В Магнитогорске или в Москве?


— В России 40 лет не отмечают, поэтому я не праздновал. А вообще у меня было много игр в день рождения, и о празднике если и говорить, то только о хоккейном.

— Что получили в подарок?


— Секрет.

— Может ли в нашей хоккейной сборной произойти то, что произошло с футбольной накануне матчей со Словенией? Чтобы команда накануне важной встречи пошла в клуб и покуривала там кальян? Ведь Быков и Захаркин — тоже тренеры европейского формата и не закручивают игрокам гайки в их свободное время.


— За мою карьеру такого не было, чтобы ребята расслаблялись за день до важного матча или важного турнира где-то в неблагоприятной обстановке. Для меня так вопрос не стоит в принципе, поэтому его постановка немножко шокирует. Понимаю ещё, если бы после первого матча команда выигрывала 5:0, да и то…

— Сами покуривали когда-нибудь кальян?


— Да.

— Физически на вас повлияло?


— Это давно было, и на меня не повлияло. Я знаю, что у него расслабляющие свойства, а всё остальное весьма индивидуально. У каждого по-своему.

— Нынешние тренеры могут доверять этой сборной?


— Раз и навсегда вам говорю, что в этой сборной никогда не было таких проблем. И не будет. Так что не надо раздувать из мухи слона. Я думаю, у ребят, в том числе и у меня, главная привилегия — это возможность показать себя на международной арене. И не надо говорить, что наши тренеры — исключительно западной формации. Они нормальные люди, у них есть опыт и западный, и восточный, и с юга, и с севера. Просто всё построено на профессионализме, общении, понимании и доверии.

— Месяц назад ваш партнёр Данис Зарипов сказал: мол, пока я играю так, то на Олимпиаду не прохожу по игровым показателям. А что вы можете сказать о себе перед Ванкувером?


— Есть над чем работать, конечно. Тот опыт, который я получил в КХЛ, совершенно своеобразный, наш хоккей заметно отличается от североамериканского. У меня, конечно, были мысли, как я буду смотреться на более маленьких площадках, в более напряжённых условиях. Потому что в КХЛ времени соответственно больше, хотя скорость намного выше в определённых ситуациях и игровых моментах.

Центральный нападающий должен отрабатывать и в обороне, и в атаке, он выполняет связующую роль. А по поводу звена… Первое или четвёртое — без разницы. Если буду играть в четвёртом звене, то для меня это, может, будет и лучше.

Поэтому сейчас у меня в голове проходит какой-то период адаптации, и я не совсем понимаю, как это всё сложить. Но, надеюсь, мой опыт мне поможет, и я буду достойным кандидатом в сборную. И, если попаду туда, естественно, постараюсь показать хоккей высшего класса.

— Если попадёте в Ванкувер, готовы к тому, что, скажем, придётся играть в четвёртом звене, в обороне больше отрабатывать?


— А что нового вы мне сказали (смеётся)? Центральный нападающий должен отрабатывать и в обороне, и в атаке, он выполняет связующую роль. А по поводу звена… Первое или четвёртое — без разницы. Если буду играть в четвёртом звене, то для меня это, может, будет и лучше.

— То есть можно будет сказать спасибо тем американским тренерам, которые вас гнобили в обороне?


— Спасибо надо сказать первому тренеру, второму, родителям, а американским тренерам не знаю, спасибо, что хоть на лёд иногда выпускали (смеётся).

Комментарии (0)
Партнерский контент