Скиф из "Сектора А"
Фото: hctraktor.org
Текст: Семён Галькевич

Скиф из "Сектора А"

Уголовные дела, личные извинения, запреты на посещение игр… Два взгляда на ситуацию в "Тракторе": насколько далеко всё зашло в Челябинске?
21 декабря 2009, понедельник. 11:45. Хоккей
Беспредел. Под таким названием в YouTube вывешено видео, на котором запечатлено (к сожалению, не до конца) задержание милицией одного из болельщиков челябинского "Трактора". Дело было в воскресенье, 13 декабря, перед самым началом игры с "Ак Барсом". Прямо в ледовом дворце. На глазах десятков людей, которым никто ничего так и не объяснил, сотрудники милиции принялись скручивать Артёма Воробьёва, известного под прозвищем Скиф.

На протяжении минувшей недели "Чемпионат.ру" пристально следил за развитием событий. Сегодня мы восстанавливаем хронику событий.

О том, как развивались события 13 декабря, рассказывает сам болельщик.

— Около пяти часов вечера я приехал на матч. По обыкновению разделся в гардеробе и присоединился к своим друзьям, ожидающим начала игры в фойе стадиона. Вскоре я увидел направляющегося ко мне в сопровождении сотрудников милиции менеджера клуба Дмитрия Попова. Он показал в мою сторону пальцем, и милиционеры бросились на меня, стали выкручивать мне руки за спину. Я пытался выяснить, что происходит, но вместо ответа получил удар в лицо от одного из сотрудников милиции. Я поплыл, и милиционеры затащили меня в дверь входа для инвалидов-колясочников, где сели на меня (я лежал на животе). Один из сотрудников стал всё сильней и сильней сжимать мне пах, бить в затылок. Он же надел мне на правую руку браслет наручника и на протяжении секунд 20 сдавливал его двумя руками, причиняя мне боль. Затем меня подняли, поставили к стене и застегнули второе кольцо за спиной. Всё тот же сержант приказал мне встать лицом к стене. Я повернулся и тут же получил несколько ударов в затылок. Он поднял мои скованные наручниками руки кверху, заставив меня нагнуться, и бил меня лбом о стену, пинал по внутренним сторонам голеней. Внезапно появился майор милиции. Он дал команду немедленно прекратить меня избивать. Но едва он ушёл, избиение продолжилось. За всем этим наблюдал Дмитрий Попов. Потом меня доставили в следственное отделение, где я дал показания на избивавшего меня сержанта милиции. Оттуда отправили в травмпункт, где я прошёл освидетельствование (были зафиксированы ушибы лица. — Прим. "Чемпионат.ру"), после чего получил направление на судмедэкспертизу.

В понедельник пройти судмедэкспертизу Артём не смог — выходной день (едва ли следователь мог не знать об этом). Воробьёв отправился сообщить об этом в следственное отделение. Зайдя к следователю, он увидел… Дмитрия Попова. У менеджера клуба, по словам Артёма, в тот момент отвисла челюсть. Прозвучал вопрос: "Почему он всё ещё на свободе?!".

— Следователь заявил мне, что я оговариваю сотрудников милиции, что никто меня не бил. С его же слов мне стало известно, что ему был представлен приказ за подписью директора ХК "Трактор" о недопущении ряда болельщиков к просмотру матчей и распечатки их фотографий. Среди них есть и моё фото, — продолжает свой рассказ Артём "Скиф" Воробьёв. — Однако никаких запретов на посещение игр по инициативе администрации команд лицами, ранее никогда не нарушавшими Правила посещения спортивных мероприятий, регламентом КХЛ не предусмотрено. Утверждения менеджера Попова о том, что он действовал согласно регламенту КХЛ, являются ложью. Единственный пункт в регламенте, согласно которому человек может быть удалён со стадиона — это приложение № 6 к техническому регламенту КХЛ, в котором прописаны правила, определяющие "нормы поведения зрителей в спортсооружении при посещении хоккейных матчей, проводимых на территории Российской Федерации и территории иностранных государств, где проводится "домашний" матч зарубежного клуба". Данные правила я не нарушал, более того, никогда в жизни не привлекался к административной ответственности за нарушение общественного порядка на играх команды. Это полный маразм. Если раньше всё происходящее казалось смешным, то сейчас… Всё серьёзно. Я этого так не оставлю. Хочу, чтобы виновные были наказаны.

Вторник, 15 декабря. Ранним утром Скиф прошёл судмедэкспертизу (подтвердившую итоги воскресного освидетельствования), а вечером встретился с Исааком Валицким. Причём директор клуба сам позвонил Артёму и пригласил его к себе. Валицкий объяснил, что "такого" не должно было произойти, и принёс болельщику извинения за свои действия и действия милиции. Самое интересное, что в пятницу, 11 декабря, после игры с "Авангардом", Валицкий в присутствии двух десятков болельщиков "Трактора" сказал Артёму, что "фэйс-контроля" больше не будет, и пригласил его (и остальных) на следующую игру. Придя туда, Артём и был задержан. "Как же так получилось?" — поинтересовался Скиф у директора "Трактора" во время личной встречи. Валицкий ответил, что ничего подобного в пятницу не говорил…

На протяжении недели менеджер клуба Дмитрий Попов под разными предлогами уходит от интервью. Казалось бы, клуб сам должен быть заинтересован в том, чтобы через СМИ представить свой взгляд на ситуацию. На деле же выходит по-другому… Не опоздать на клубный банкет (как это было в воскресенье) ведь куда важнее, чем ответить на вопросы прессы. С вопросами этими, кстати, Дмитрий давно уже ознакомился. В отсутствие менеджера корреспондент "Чемпионат.ру" встретился с директором клуба.

— Как и почему произошло задержание Артёма "Скифа" Воробьева в воскресенье?
— Я подписал приказ о том, что на стадион не должны допускаться 10 человек. В пятницу, после игры с "Авангардом", я переговорил с болельщиками. Договорился с ними, что они будут хорошо себя вести, и в таком случае мы приглашаем их в воскресенье на следующий матч. Все сказали: "Да, мы будем хорошо вести себя". Кроме нескольких человек, сказавших: "Да, мы будем хорошо себя вести, но будем выступать против тренера Назарова". На что я ответил им: "Ребята, вы нарушаете регламент соревнований. У нас есть определённый регламент КХЛ, в котором сказано, что этого делать нельзя. Будете делать — я вас не буду пускать". Вот я и договорился, что мы не пускаем их на одну игру, после чего проводим с ними беседу.

— На каком основании болельщики могут не допускаться на арену? Насколько известно, единственный пункт в регламенте КХЛ, по которому человек может быть не допущен на стадион, — это шестое приложение к техническому регламенту. Там даётся перечень запрещённых действий во время проведения хоккейных матчей. Вот только у Артёма, по его словам, нет ни единого правонарушения.
— Есть. Как нет? Он просто лукавит. И мат был у него, и… Всё было. Во вторник мы встречались с Артёмом и беседовали на эту тему. Он не прав.

— Возможно, он и нарушал что-то, но факт в том, что за ним не числится зафиксированных правонарушений. И в этой ситуации этот факт становится определяющим.
— Как нет?

— Артём утверждает, что нет.
— Это он утверждает. У нас Дмитрий Попов всем этим делом занимался. Можно с ним переговорить.

— Дмитрий вот уже неделю под разными предлогами уходит от интервью… Так что конкретно было сказано в том приказе?
— В приказе было сказано, что на матч с "Ак Барсом" не допускаются 10 болельщиков. К приказу прилагались их фотографии.

— Расскажите о вашей встрече с болельщиком.
— Понимаете, в чём дело. Мне было вдвойне обидно, что на этом месте оказался он. Когда мы решили организовать "Сектор А", именно на него я возлагал большие надежды. Надежды на то, что он окажет большую помощь клубу. И всё у нас было нормально, всё было хорошо, до тех пор пока не началась серия поражений. Не знаю, почему, но болельщики повернулись к нам спиной. Если честно, меня это настораживает, потому что команда не может постоянно выигрывать. Я позвонил Артёму, пригласил к себе для разговора. О чём говорили? Это останется между нами. Состоялся разговор двух нормальных мужчин, так скажу.

— Как в целом прокомментируете ситуацию, происходящую вокруг команды? Ситуацию с болельщиками.
— Команда тренируется, команда работает. Есть группа болельщиков, выступающая против нас, но это же не все болельщики. Это не мнение всех. Разногласия начались после нашей встречи, когда они попросили меня снять Назарова. Я сказал им, что делать этого не буду. Считаю, что Назаров — нормальный тренер, который способен довести команду до хорошего результата. Давайте посмотрим на цифры. Назаров принял команду, когда она была на 17-м месте из 19 команд. На следующий год мы — 14-е из 20 команд. Ещё через год — 12-е место из 24.

— Тем не менее многие измеряют успешность или неуспешность выступления команды в сезоне в первую очередь по результатам в плей-офф.
— Да. У нас, к сожалению, это так.

— Как будут в дальнейшем строиться отношения с этим "десятком", с "Сектором А"?
— Нормально будут строиться. Мы только на одну игру приняли решение о том, чтобы не пускать их, чтобы они как-то поняли, что не правы. Мы готовы поддерживать сотрудничество. В воскресенье после игры подошли ребята, попросили встретиться с командой. Мы согласились, а теперь Артём сказал, что они отказываются с нами встречаться. Не хотят — и не хотят. Насильно мил не будешь.

— То есть нет гарантий того, что случаи, подобные воскресному, не повторятся?
— Это исключено.

…В среду, 16 декабря, Артём Воробьёв подал заявление в Прокуратуру Челябинской области, в котором сделал запрос на проведение доследственной проверки и возбуждение уголовного дела по факту совершения преступлений сотрудниками милиции и менеджером ХК "Трактор" Дмитрием Поповым…

От собственных комментариев "Чемпионат.ру" намеренно воздерживается.

P.S. Когда был написан материал, мы ещё не знали, что интервью с Дмитрием Поповым всё-таки состоится. Дмитрий сам проявил инициативу и назначил встречу. Благодарить за это, видимо, нужно директора клуба Валицкого, к которому мы обратились с просьбой посодействовать в организации интервью. Тем не менее мы выражаем благодарность и самому Дмитрию Попову, который основательно подготовился к нашей встрече и в обстоятельной беседе представил позицию клуба на происходящие события.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
22 февраля 2017, среда
21 февраля 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Какую серию 1-го раунда плей-офф КХЛ вы считаете наиболее интересной?
Архив →