Чикалин: мне больше нравится кого-то защищать
Фото: Официальный сайт ХК "Мечел"
Текст: Анна Колонтаева

Чикалин: мне больше нравится кого-то защищать

За грохотом Континентальной лиги мы как-то подзабыли, что в Челябинске играет ещё одна симпатичная команда — "Мечел". Вашему вниманию – беседа с её капитаном Алексеем Чикалиным.
5 февраля 2010, пятница. 10:50. Хоккей
— В чём, на ваш взгляд, причина неудачного выезда команды в Орск?
— Во второй игре за три минуты пропустили шайбу, потом в пустые уже пропускали… Чего не хватило? Концентрации не хватило. Недотерпели. Это уже ко всей нашей команде относится, не только к молодым хоккеистам. Главный тренер на пресс-конференции отметил, что проиграли потому, что нападающие забили только по одной шайбе в обеих играх, а в обороне мы, вроде как, нормально сыграли. В принципе, так оно и есть, но не совсем хочется ставить нападающих с левой стороны, а защитников с правой, определяя правых и виноватых. Такого не должно быть в команде. Проиграли – значит, все проиграли. Три гола же мы пропустили, значит, и защитники тоже недоработали, и вратарь именно в этих моментах не выручил. Так-то Эмиль очень здорово отыграл эти две игры, если бы не он, счёт мог бы быть другим. С реализацией, конечно, были проблемы. Да, мы создавали моменты и в первой игре, в конце третьего периода, когда мы могли сравнять и даже выиграть, но… не получилось. Не по игре счёт получился – мы должны были больше забивать. У нас же не только один реальный голевой момент за всю игру был – выходили и "один в ноль", но реализация немножко подвела.

— В команде нет психологического спада?
— Больше половины команды не имеет стабильного опыта выступлений даже в Высшей лиге. Это, конечно, сказывается. В связи с этим мы не можем пройти весь сезон ровно – есть у кого-то и физические проблемы, но в основном вся проблема в психологии. Здесь поможет только опыт и время. Я бы не сказал, что этот сезон показателен. Это не всё, на что способна команда. Если нам удастся сохранить молодёжь и немного укрепиться, да даже если мы просто сохраним этот состав, то в следующем сезоне наша игра будет намного интереснее и стабильней. Обстановка сейчас в команде рабочая, нормально готовимся, никто не нагнетает атмосферу. Нет никаких группировок, знаете, как бывает, когда три человека ходят и только друг с другом общаются. Конечно, кто-то общается с одним человеком больше, чем с двумя другими, но это вполне естественно. Я же не могу ходить, образно говоря, за руку с кем-нибудь из молодых игроков – у нас и разница в возрасте ощутимая, и интересы в жизни разные. Но у нас очень дружный коллектив. Что при такой разнице в возрасте в команде среди спортсменов – самому младшему у нас 18 лет, самому старшему 38 – очень радует.


— С высоты своего игрового опыта советуете что-то тем своим партнёрам по команде, которые в этом сезоне пришли из фарм-клуба?
— Частенько приходится давать советы, думаю, они к некоторым прислушиваются. Нашим молодым ребятам надо больше работать над психологией. Психологически они ещё не готовы играть ровно весь сезон. Есть у них игровые всплески. Например, у нас "красная" тройка: Карпов-Первухин-Ердаков, бывает, и не по одному голу за матч забивает. Потом у них несколько игр идёт "застой" — это, в принципе, нормально. Нужно только время, чтобы они освоились полностью. Иногда даю и игровые советы. И не только на тренировках, но и во время самой игры. Бывает так, что кто-то жёстко укажет им на неправильные действия, а люди же все разные – кому-то нужно сказать помягче, он лучше поймёт, чем, простите, матюкнуть. А кому-то надо так… жёстко сказать! (Смеётся.) Здесь уже смотришь по человеку, как он ведёт себя в той или иной ситуации: кому-то пряник надо дать, а кого-то и кнутом подхлестнуть.

— Доминик Гашек в одном из своих интервью сказал, что ему иногда приходится одергивать молодых партнёров по команде во время тренировок, чтобы они не забывали, что имеют дело со старшим партнёром по команде. Вам не приходится делать то же самое?
— Нет. Не считаю, что такое вообще возможно. Особенно на хоккейной площадке. На ней не должно быть никакой субординации – там все равны. Да и обращаемся мы друг к другу на "ты". Я ни разу такого не видел, чтобы игроки друг к другу на "вы" обращались. В быту, конечно, всё немного по-другому.

— Не считали, сколько сезонов провели за "Мечел"?
— Первый раз я пришёл в "Металлург", по-моему, в 1991 году и отыграл 12 игр, я ещё тогда в школе учился. Николай Михайлович Макаров тогда меня привлёк на эти 12 игр в конце сезона. Тогда я играл с Сергеем Кулевым в паре. Затем я играл в "Тракторе" лет пять, наверное, потом вернулся в "Мечел"… Точно не вспомню, надо поднимать статистику. Некоторые хоккеисты всю жизнь ездят из команды в команду, и их это устраивает. Мне больше интересно находиться на одном месте. Я не пилигрим, не люблю перебегать из команды в команду. В "Мечеле" меня всё устраивает.

— Почему выбрали именно хоккей?
— Тогда больше ничего и не было. У меня из детства воспоминания – зима и коньки, привязанные к валенкам. Помните, были такие полозья, которые надо было к валенкам ремешками привязывать? Выбора передо мной не стояло – только хоккей. Не знаю, почему так получилось – почему, например, не футбол… Не знаю. Кстати, футбол по телевизору я люблю смотреть больше, чем хоккей. Хоккей смотрю по минимуму.


— Будете смотреть чемпионат мира?
— Конечно. Я всегда смотрю эти игры.

— За кого будете болеть?
— За братьев славян, наверное. Кому мы проиграли? Словении? Вот за них и буду болеть.

— Почему вы стали именно защитником? Дети, когда приходят в хоккей, любят бегать, шайбы забивать.
— Видимо, я не так быстро бегаю. Я сам задумывался над этим вопросом, но не пришёл к какому-то определённому ответу. Мне больше нравится что-то или кого-то защищать. Наверное, поэтому я и стал защитником.

— Среди ваших друзей больше людей, связанных со спортом, с хоккеем или тех, кто к нему никакого отношения не имеет?
— Наверное, больше тех, кто как-то связан с хоккеем. Не буду перечислять, с кем я дружу в команде – вдруг я кого-то забуду, а он обидится? В одном номере я живу с Андрюхой Диденко. В прошлом году я пришёл из "Спутника", вот с того времени мы с ним в поездках неразделимы.

— Как вам поддержка наших болельщиков? Самому приходилось активно болеть на трибуне?
— Нет, никогда сам не болел. Болельщики очень нравятся. Если честно, они очень удивили в этом году. В прошлом году они тоже были организованны, но в этом они стали более заметными, стали активнее в плане поддержки команды, что очень нам нравится. Здорово, что они поддерживают нас не вяло, не просто кричат: "Мечел! Мечел!". Сейчас у них какие-то кричалки разные. Конечно, когда ты на льду, то криков с трибуны не слышишь. По крайней мере, я не слышу. А когда на скамейке сидишь, то прислушиваешься и иногда понимаешь, что кричат. Когда мы в Орске увидели наших болельщиков, были удивлены. Это точно! Это очень здорово, честно говоря, когда видишь на трибуне символику своего клуба и людей, которые приехали за много километров, чтобы поддержать команду. Не сказать, что это как-то положительно сказалось на нашей игре, потому что мы проиграли, но эмоционально очень помогло.

— Удаётся заниматься чем-то, кроме хоккея?
— Нет. Вообще ничем. Ничем особенным я не увлекаюсь.

— Можете раскрыть секрет, что происходит в раздевалке команды после игры?
— Ничего особенного. Помылись, оделись и ушли (смеётся). Что там может происходить? Банкет, если выиграли? У нас нет такого, чтобы после игры с нами проводили какую-то разъяснительную работу. Что можно сказать после игры? Конечно, если мы проиграли, или неприлично плохо играли, заходят и Сергей Парамонов, и Михаил Емельянов, и Виктор Труфанов, скажут нелицеприятные слова в наш адрес. Когда выиграем, естественно, благодарят. А так… Ничего интересного и необычного для болельщиков там не происходит.


— Как вы восстанавливаетесь после игр?
— Я обычный человек, ничего экстраординарного не делаю. Единственное, что после игры мне не сразу удаётся эмоционально расслабиться. Игра заканчивается, люди приходят домой и в 11 часов ложатся спать. Я так не могу. Я часов до двух, до трёх ночи сижу без сна, думаю.

— Следите за личной статистикой или для вас это не важно?
— Я больше слежу за тем, сколько шайб забили и пропустили, когда я находился на площадке. А так… Гол какой-нибудь один, который я случайно забил, или передачи, которые отдал, – меня это не сильно волнует. "Плюс-минус" — да, эта статистика меня интересует.

— Что можете сказать о своих партнёрах по пятёрке? Вы с начала сезона играете вместе, можно сказать, что вы чувствуете друг друга на площадке?
— Конечно. Уже знаешь, куда человек может открыться, пас можно и не глядя отдать в нужную точку, потому что ты знаешь, что именно там должен быть партнёр. Вот поэтому-то составы у нас стараются не менять, это абсолютно верно.

— С чем связан выбор 34-го номера?
— Я когда первый раз пришёл, в "Мечеле" был свободен 34-й номер. И всё, так он и остался. Когда я уходил, под этим номером играл Женька Александров. Так получилось, что ушёл он – вернулся я, и этот номер опять оказался свободен. Я решил опять его взять.

— Как вы относитесь к женскому хоккею?
— Ни разу не видел, поэтому ничего не могу сказать. Если хотят девушки играть, пусть играют. Просто у нас в стране к женскому хоккею несерьёзно относятся. У нас их всего-то шесть команд и не все они находятся на высоком профессиональном уровне.

— Хотели бы, чтобы ваша дочь занималась хоккеем?
— Нет, это точно нет. Моему сыну чуть больше года, вот он уже куда захочет, туда и пойдёт. Заставлять его пойти в хоккей я не буду. На коньки, естественно, поставлю, научу кататься, но не с двух-трёх лет, как некоторых: клюшку в зубы и побежал. Нет, такого не будет. Выбор останется за ним. Лишать его детства, чтобы он потом ради моей прихоти в хоккей играл? Нет, этим мы с супругой заниматься не будем.


— Каковы ваши отношения с Интернетом?
— Поверхностные. Зашёл, посмотрел новости, которые на первой страничке и всё, дальше я не проникаю. Захожу на официальный сайт "Мечела", читаю новости. На гостевую захожу редко. Мне в прошлом сезоне кто-то давал адрес гостевой болельщиков, там мне больше понравилось само общение болельщиков, чем на официальном сайте. Был я там один раз, правда, – потерял адрес – но мне понравилось.

— Многих болельщиков волнует вопрос, не случится ли так, что вы решите завершить карьеру?
— Случится. Когда-нибудь. Когда-нибудь это случится, но сейчас я не планирую. Понимаете, здесь не только от меня всё зависит, но и от руководства команды.

— Нет ощущения, что ты "наелись" хоккеем?
— Бывают такие моменты, когда что-то не получается. Например, проиграли игру – я привёз в свои ворота три шайбы, не выручил, меня обыграли, ещё что-то произошло… Бывают такие мысли, но они быстро улетучиваются и на следующее утро они не возникают.

— Согласны с тем, что у вас сейчас один из лучших сезонов в карьере?
— Пожалуй, нет. Бывало и получше. Видите, статистика у меня не очень в этом сезоне… "Плюс-минус" неважный.

— А как же восемь передач и заброшенная шайба?
— Ну, это же от партнёров зависит. В других составах защитник может постоянно отдавать нападающим, а они просто забивать не будут, вот у него и нет этих восьми передач. Это всё относительно.

— Но передачи тоже нужно уметь отдавать!
— Вот с этим я соглашусь!

— Как отнеслись к тому, что вас выбрали капитаном? Не давит дополнительный груз ответственности?
— Положительно отнёсся. Это, конечно, накладывает определённую ответственность. Лично меня это даже больше подстёгивает. Мне больше нравится быть ответственным за что-то, чем ни за что не отвечать. Если какая-то ответственность на мне лежит, то я себя более комфортно чувствую, чем если бы с меня ничего не требовали. Вот и всё, наверное.
Источник: Официальный сайт ХК "Мечел"
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →