Набоков: ну какие сейчас могут быть чувства?
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Артём Загумённов

Набоков: ну какие сейчас могут быть чувства?

Вратарь сборной России Евгений Набоков, принявший на себя первые залпы канадских бомбардиров в матче за выход в полуфинал Игр, рассказал о ходе поединка, игре канадцев и своих чувствах.
25 февраля 2010, четверг. 10:42. Хоккей
Вратарь сборной России Евгений Набоков после провального матча с канадцами нашёл в себе силы поговорить с журналистами, несмотря на то что пропустил шесть шайб. Увы, наш голкипер, уверенно отстоявший в матчах с Латвией и Чехией, не сумел подчистить огрехи защитников. В результате победители двух последних чемпионатов мира второй раз подряд остались без олимпийских медалей.

— Прокомментируйте, пожалуйста, сегодняшний матч. Что не получилось?
Когда команда выходит в решающую стадию, в плей-офф, то всегда начинается игра вратарей. Вратарь – это такая позиция, от которой зависит очень многое. Все это понимают, разумеется, но хоккей – игра ошибок, так что…

— Тяжело однозначно сказать, что именно не получилось. Но канадцы очень здорово провели первый период… В принципе, мы ожидали, что они выйдут и полетят, и вышло так, что первый период по сути предрешил всё.

— Можно сказать, что где-то не повезло, потому что пара шайб, особенно четвёртая, просто невезение?
— Ну, там он вылезал на ворота, шайба попала мне в клюшку, затем в руку и уже потом в ворота. Он её просто заталкивал в сетку, я пытался держать ближнюю штангу, но из-за этих рикошетов шайба залетела.

— Говорили, что сегодня будет игра вратарей. Как считаете, так оно и вышло?
— Когда команда выходит в решающую стадию, в плей-офф, то всегда начинается игра вратарей. Вратарь – это такая позиция, от которой зависит очень многое. Все это понимают, разумеется, но хоккей – игра ошибок, так что…

— Расскажите о своих чувствах.
— Ну, какие могут быть чувства после проигрыша? Не самые приятные, мягко говоря.

— Женя, 22 броска в первом периоде по нашим воротам было. Просто не ожидали этого, канадцы смяли нас, получается?
— Как я уже сказал, мы ждали такого напора, того, что они полетят атаковать… То же самое примерно было и в Квебеке, они полетели, мы удалялись…

— Когда поняли, что игру уже не спасти?
— Мы старались об этом не думать, надеялись, что всё-таки сможем отыграться, но когда счёт уже стал, кажется, 2:7, было очень тяжело. Но ребята рук не опускали, бились до конца.

— Что сказали Илье Брызгалову, когда менялись с ним, если вообще успели что-нибудь сказать?
— Я просто пожелал ему удачи.

— Что вы подумали после первого периода?
— Что мы проигрываем со счётом 1:4.

— Как можете описать своё самочувствие в данный момент?
— Самочувствие, говорите? Неплохое самочувствие.
Невозможно быть довольным собой, когда пропускаешь шесть голов, невозможно быть довольным результатом, когда проигрываешь 3:7. Думаю, вы сейчас не найдёте ни одного человека, который доволен собой и этой игрой.


— Понятно, что после такого проигрыша очень сложно быть собой в чём-то довольным, но всё же, если критично посмотреть на себя…
— Ребят, ну, критика — это всё понятно… Невозможно быть довольным собой, когда пропускаешь шесть голов, невозможно быть довольным результатом, когда проигрываешь 3:7. Думаю, вы сейчас не найдёте ни одного человека, который доволен собой и этой игрой.

— Насколько ощущалось давление перед игрой?
— Давление есть в любых играх… Понимаете… Это хоккей, это большой спорт, и давление здесь – нормальное явление.

— Но жизнь-то не заканчивается на этом…

Молча согласившись, Евгений отправился в раздевалку. Спасибо, Женя, что, несмотря на результат, ты нашёл в себе силы ответить даже порой на не самые приятные вопросы. Ведь жизнь и правда не заканчивается…

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →