За сборную нашу замолвите слово. Часть 2
Фото: Fotobank.com/Getty Images
Текст: Максим Лебедев

За сборную нашу замолвите слово. Часть 2

Сейчас, когда страсти улеглись, объективно начинаешь понимать: избежать поражения от канадцев возможности не было. Никакой. Абсолютно.
1 марта 2010, понедельник. 20:23. Хоккей
За сборную нашу замолвите слово. Часть 1.


Что бы сейчас ни говорили, как бы ни заявляли о том, что нельзя сравнивать Квебек-2008 и Ванкувер-2010, сравнивать их нужно и должно. Делать это необходимо прежде всего для собственного понимания ситуации. Тогда, два года назад, была давно уже стоящая на коленях российская сборная. Которая выходила на финал, как на последний бой. Как с последней гранатой против танка.

И были тогда вполне удовлетворённые жизнью канадцы. Немного утомившиеся выигрывать чемпионаты мира и по причине этой эмоционально слегка разжиревшие. И тут нельзя упрекать тренеров: законы человеческой психологии изменить нельзя.

Несмотря на то что в той, квебекской сборной хватало энхаэловцев, они тоже шли в последний бой. В последний хотя бы в том сезоне: "Вашингтон", которому сулили блестящие перспективы, вылетел из Кубка Стэнли, аналогичная ситуация была и с клубом Евгения Набокова.

Когда одни выходят просто играть, а другие – с последней гранатой в зубах, шансов у первых практически нет. Если уж быть предельно откровенными, то доигрались тогда канадцы до овертайма лишь потому, что добрую половину игры судьи держали сборную России "на свистке". Удаляя, как в таких случаях говорят, "за косой взгляд в сторону соперника". Суди они весь матч так, как судили третий период (перед которым, по некоторым непроверенным данным, в судейскую раздевалку заходил Вячеслав Фетисов), счёт вполне мог быть точно таким же, как и в Ванкувере – 7:3. В нашу, конечно же, пользу. А то и поболее.


Психологическая и эмоциональная составляющие в современном спорте крайне важны – от шахмат до бокса. Именно и только перед ними спасуют и любое мастерство, и самый матёрый профессионализм. Скажем, в 1972 году, во время первой Суперсерии, сперва наши поехали в Канаду. Поехали в стан врага, поехали против страшных профессионалов, на чужие площадки, в чужие правила – и выиграли первую половину серии 5:3 по очкам того времени.
Психологическая и эмоциональная составляющие в современном спорте крайне важны – от шахмат до бокса. Именно и только перед ними спасуют и любое мастерство, и самый матёрый профессионализм. Скажем, в 1972 году, во время первой Суперсерии, сперва наши поехали в Канаду. Поехали в стан врага, поехали против страшных профессионалов, на чужие площадки, в чужие правила – и выиграли первую половину серии 5:3 по очкам того времени (две победы, ничья и поражение).

А потом серия продолжилась в Москве. И уже нещадно измордованные и высмеянные своими СМИ канадские профессионалы приехали на нервном надрыве. Приехали к нам, успокоившимся, понявшим свою силу. На наши площадки, к нашим правилам. Именно поэтому теперь была их очередь побеждать.

Таких примеров можно привести немало – даже из самого близкого прошлого нашего хоккея. "Авангард" на одних эмоциях обыграл куда более мастеровитый "Салават Юлаев". И почти обыграл "Ак Барс", и спасло тогда будущих чемпионов лишь то, что в последнем матче они, не выключая профессионализм, включили собственные эмоции.

А вот, скажем, "Локомотив" дважды остановился в шаге от чемпионства, по мнению многих специалистов, лишь потому, что ярославцам не хватило эмоций. Что подошли они к финалам слишком уж правильными, без огня в глазах. И, быть может, причина отставки Кари Хейккиля и заключается в том, что при нём команда не способна прыгнуть выше головы хотя бы в одном, но решающем матче, сыграть на нервном надрыве, на разрыве сердца, как это смог сделать "Ак Барс" с четырьмя защитниками.

Кстати, именно эту причину я вижу главной, почему в сборной не оказалось Алексея Яшина. Уровень его игры превосходит уровень многих наших "сборников". Вот только в обоих финалах, когда необходимо было включать, как принято говорить, скрытые резервы организма, выпрыгивать из штанов, Яшин, как лидер команды, сделать этого не сумел. Не сумел он сделать этого и во время своих многократных участий в чемпионатах мира. И мы проигрывали шведам в четвертьфинале, выигрывая у них 3:0, и горели на других стадиях, не способные сыграть "на зубах".


Зато подобные вопросы были в совершенно аналогичной ситуации заданы Вячеславу Быкову. Хотя ответ на все эти вопросы очевиден: когда весь кафтан трещит по швам, когда коту под хвост летят все установки – время тренера УЖЕ ПРОШЛО. Нет, он, конечно, может подёргаться для проформы: взять тайм-аут, заменить вратаря. Только если у твоей команды глаза не горят, а у противника они пылают, спасти положение не способен никто. Ни Боумэн с Тихоновым, ни Тарасов с Чернышёвым.
И теперь, когда мой уважаемый коллега Павел Стрижевский в своём материале "Шарлатаны" строго спрашивает с Быкова и Захаркина – мол, что вы делали во время финального матча, почему не предпринимали никаких мер, – я сразу вспоминаю тренерский штаб канадской сборной в Квебеке. Штаб, страшно компетентный и профессиональный в течение восьми с половиной матчей того чемпионата мира. Штаб, враз растерявший и компетентность, и профессионализм, зато внезапно приобретший растерянность и страх.

К слову, в то время коллега Стрижевский работал в "Спорт-экспрессе" и в Квебеке присутствовал. Специфика нашей уважаемой газеты (как, впрочем, и любого печатного СМИ) заключается в наличии дедлайна по сдаче номера. Есть свои суровые требования у типографии, у распространителей, поэтому что хочешь делай, как хочешь крутись, но к определённому времени номер сдай. В противном случае газета просто не выйдет – вместо неё поставят на печать другие, следующие в очереди.

Поскольку матчи в Квебеке по нашему, московскому времени проходили весьма поздно, то финал завершался, по сути, вместе с дедлайном. Подобные случаи в газетах не редкость, и они давно отработаны. Для этого львиная доля материала пишется задолго до игры, а непосредственно на матч оставляют два-три абзаца.

По большому счёту тогда надо было готовить два материала на два возможных исхода. Но мало кто верил в то, что на родине хоккея, на их площадках, наши сумеют что-то противопоставить канадцам (чего уж кривить душой, автор этих строк тоже не ставил на команду Быкова и ломаного гроша). Работающие в Квебеке уже упомянутый Стрижевский и Слава Маламуд подготовили, на мой взгляд, совершенно шикарный материал. Роскошный, блестящий, читаемый на одном дыхании. Но у него был только один минус: весь материал был посвящён величию канадского хоккея. Там было всё: о великой истории и грозном настоящем, об их великолепных школах и замечательной инфраструктуре, о великих игроках, представляющих сборную, и не менее великих тренерах, её возглавляющих. Было и о том, что нам, сермяжно-лапотным, до уровня Канады – как, извиняюсь, до китайской границы на четвереньках. И что при такой разнице в основополагающем не бывать нам чемпионами ни в ближайшей перспективе, ни в среднесрочной.


После второго периода авторская бригада "СЭ" заслала из Квебека два оставшихся абзаца из трёх, где ничего хорошего про нашу сборную написано тоже не было – счёт-то был, если кто помнит, 2:4, и нас только-только перестали "душить" судьи. А после такого полосного канадского обожествления шёл последний абзац, в котором нам рассказали, что в овертайме Ковальчук забил гол и сборная России стала чемпионом мира.

И добрая половина нашей команды чувствовала себя в Ванкувере как дома. А для второй половины этот уют и успокоенность создал "Русский дом", который все игроки обязаны были посетить.
Не верите? Поищите в архивах. Гарантирую: обхохочетесь.

Ну а поскольку оба автора являлись и являются, мягко говоря, апологетами энхаэловского хоккея, то даже в следующем номере "Спорт-экспресса", через сутки, ничего не было сказано о том, как враз растерял свой профессионализм и высочайшие деловые качества тренер Кен Хичкок. Как вдруг стали "плюшевыми" и проходимыми на раз-два Данкан, Тэйвз и Хитли. Как вдруг затрясся Нэш и отбросил шайбу. И даже не задавался вопрос, почему при счёте 3:4 или 4:4 Хичкок не заменил явно поплывшего Уорда.

Зато подобные вопросы были в совершенно аналогичной ситуации заданы Вячеславу Быкову. Хотя ответ на все эти вопросы очевиден: когда весь кафтан трещит по швам, когда коту под хвост летят все установки – время тренера УЖЕ ПРОШЛО. Нет, он, конечно, может подёргаться для проформы: взять тайм-аут, заменить вратаря. Только если у твоей команды глаза не горят, а у противника они пылают, спасти положение не способен никто. Ни Боумэн с Тихоновым, ни Тарасов с Чернышёвым.


Канадская сборная, сама того не ведая, создала себе пылающие глаза. Когда в группе проиграла США и еле-еле "отползла" от Швейцарии. Когда все канадские СМИ вытерли об неё ноги и смешали с пылью и тленом.

А у нас, несмотря на поражение от словаков, всё сложилось донельзя хорошо. Мы выиграли у чехов (лучше б проиграли!), вышли с первого места сразу в четвертьфинал, лишив себя, как позже оказалось, крайне необходимого для сыгранности квалификационного матча. И добрая половина нашей команды чувствовала себя в Ванкувере как дома. А для второй половины этот уют и успокоенность создал "Русский дом", который все игроки обязаны были посетить.

Наша сборная вышла на лёд играть, а канадцы – умирать. Следовательно, и шансов у нашей команды при любых тренерах не было.

Продолжение следует.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 33
3 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →