Как становятся журналистами. Часть 2
Текст: Сергей Федотов

Как становятся журналистами. Часть 2

В пятницу была опубликована первая часть интервью с обозревателем "Денвер Пост" Адрианом Дэйтером. Сегодня мы представляем вашему вниманию продолжение.
28 марта 2010, воскресенье. 15:10. Хоккей
Как становятся журналистами. Часть первая

Адриан пишет об "Эвеланш" с тех пор как он переехал в Денвер (он — автор книги "Кровавая вражда", книги о противостоянии "Колорадо Эвеланш" и "Детройт Ред Уингз"), и в первой части вопросы в основном касались его работы как журналиста, пишущего об НХЛ. Сегодня наш разговор пойдёт о "лавинах". В "Денвер Пост" ли, в блоге или ещё где-либо найденные новости о Колорадо — вы узнаёте эти новости от Эдриана.

— Помимо двух Кубков Стэнли есть ли какая-нибудь игра "Эвеланш" или событие, связанное с командой, которое особенно запомнилось вам?
— Оооо, таких игр было множество, я попробую перечислить их с самых ранних. Самая первая предсезонная игра в истории команды - в 1995 году с "Монреаль Канадиенс". То же предсезонное турне, когда во время заселения в отель Оуэн Нолан менял американские доллары на канадские, и я увидел у него в руках порядка 40 сотенных купюр, и это ввергло меня в шок.

Когда Рэй Бурк перешёл в "Эвеланш", это был первый случай в моей биографии, когда я не успел предугадать ситуацию. Мы были в Калгари, и я обедал с Риком Садовски из "Роки Маунтэн". Я люблю быть первым и охочусь за новостями похлеще дьявола за грешниками, но Рик был таким милым парнем, что я не мог не обменяться с ним мнением о последних событиях в команде. Мы долго рассказывали друг другу о последних новостях и, допив прекрасное вино провинции Альберта, отправились в отель, где неожиданно увидели множество корреспондентов с камерами. Мы попытались узнать, что происходит, и тут глава пресс-службы "Эвелнш" сообщил, что они только что купили Бурка.

Никогда я не писал статью так быстро - я вернулся в номер и написал её быстрее чем за час, умудрившись воткнуть туда воспоминания о Рэйе пары его бывших одноклубников. Обычно представители прессы не знают о готовящихся трейдах, но я всегда заранее успевал подготовить материал о героях этих обменов, будь то трейд Патрика Руа, Роба Блэйка или Тео Флери. Но не в случае с Бурком.

Ещё я помню шесть очков Петера Форсберга во Флориде в 1999. Было так здорово, что в этот вечер Флери сидел рядом со мной, и я слышал, как он общался с болельщиками "Пантер". Я помню Боба Хартли, который называл Петера "Мистер Форсберг" весь вечер после игры.

Я помню седьмую игру в "Реюнион Арена" в Далласе, в финале Западной конференции, и мои мысли: "Сейчас Бурк отправит эту встречу в овертайм, и там "Лавины" точно победят". Но Бурк попал в штангу, а Адам Дедмарш не смог переправить шайбу в ворота Эдда Бельфора. Я не мог поверить, что "лавины" проиграли вторую семиматчевую серию подряд "Старз", у которых ужасный лёд и фаны, которые не отличат кистевой бросок от часов на запястье (здесь имеется в виду разная интерпретация английского слова "wrist", которое переводится как запястье и кисть).

Я много летал с командой, особенно в первое время, после появления её в Денвере, и помню бесконечные карточные игры на борту самолёта. Всё, что случалось в самолётах, это карты, паззлы, кроссворды и видеоигры. Тренеры тоже любили играть, и я помню гомерический хохот в самолёте, когда Джоэль Кенневилль бросил свои карты на пол — его партнёр по игре Марк Кроуфорд сыграл неправильно. Он был такой злой на Марка, что весь самолёт просто ржал. Ещё я помню, когда мы были с командой в Швеции во время подготовки к сезону-2001/02 и что творилось с командой. Как же мы были тогда далеки от хоккея. Это до сих пор шокирует меня, и я очень хорошо помню, как вся команда рвалась домой.

— Как лицо, приближённое к команде, вы порой наблюдаете ситуации, которые не видят другие. Как вы решаете, что можно писать в репортаже, а что пропустить?
— Думаю, внутреннее чутьё. Например, я вижу, как женатый мужчина, игрок нашей команды, заигрывает с женщиной. Напишу я это? Конечно, нет. Во-первых, это не новость, а во-вторых, нужно иметь чувство такта по отношению к хоккеистам. Я всегда говорил хоккеистам: "Если что-то случившееся за пределами катка закончилось в полицейском участке, я буду ОБЯЗАН об этом написать, и мне всё равно, что вы обо мне подумаете. Если дело публичное, то я обязательно напишу, потому что это моя работа. Держитесь подальше от неприятностей".

Но если всё законно и связано с личной жизнью хоккеистов, то от меня читатели ничего не узнают. Другие репортёры могут вести себя и по-другому, но это мой кодекс репортёра, если хотите.

— "Лавины" известны как закрытая от посторонних глаз система со строгой организацией. Сейчас она пытается стать более открытой для других. Вы поддерживаете это? И если сравнить данную ситуацию в "Колорадо" по сравнению с другими командами...
— Поддерживаю. Понимаете, "лавины" порой отнимают много сил у таких ребят, как я, но свою работу делают профессионально. Они не рассказывают много прессе, но и не стараются порой ввести в заблуждение, как делают это некоторые команды. Бывший генеральный менеджер клуба Пьер Лакруа всегда был очень скрытен в своей деятельности, но это его стиль работы. Да, порой это создавало напряжение в работе, и я , и мои коллеги из "Денвер пост" не раз общались на эту тему с Лакруа. С годами Пьер стал мягче, быть может, потому что перестал быть генменеджером. У меня с ним долгое личное знакомство, и я всегда относился к нему с уважением. Нет, у нас не было дружеских отношений, но взаимное уважение всегда присутствовало.

Другие команды, может, и более открыты для прессы, но это не означает, что они сообщают всю информацию. Если уж пресс-служба "лавин" хочет что-то сообщить, то это серьёзная новость, например трейд. В некоторых командах работа с прессой организована гораздо хуже. В общем-то, их поведение зависит от тебя. Если ты будешь задирой, новости от тебя никуда не денутся.

— Если информация верна, форму "Эвеланш" носили 174 хоккеиста и вы знакомы со всеми. Есть ли среди них любимые игроки? И с кем из бывших игроков "лавин" вы сейчас поддерживаете отношения?
— Фантастика, что у вас есть такие данные. Сколько игроков — столько историй, связанных с ними. Очевидно, что одни игроки привлекают к себе внимание больше, чем другие.

Я начну с самого очевидного выбора — Джо Сакик. За всё время работы у меня есть только одна фотография с игроком — и это фотография с 19-м номером в день его завершения карьеры. Я думаю, что слово "друг" вполне соответствует нашим отношениям с ним. Нет, я не был у него дома, не ужинал с ним или что-то подобное, но когда мы встречаемся, то я чувствую его тёплое отношение ко мне и большую привязанность между нашими семьями. Фанаты "лавин" знают, каким классным игроком он был, да и остался, и всё, что он делал, было гениально.

Также продолжительные отношения были у меня с Клодом Лемье. У нас возникли трудности в общении в течение года или двух после ряда историй, приключившихся в сезоне-1996/97, но время лечит раны. Когда я встречаю "человека из лавин", я всегда чувствую родство с ним. У игроков может быть новая карьера в другой команде, в другом городе, и я начинаю писать о ком-то другом, но духовная связь между нами остаётся. Я всегда могу позвонить и пообщаться с Шоном Подином и Дэйвом Ридом, очень дружен с Кертисом Лешишином, с которым мы очень любим поболтать ни о чём.

— Не кажется ли вам, что игроки сегодня более "обтекаемы" в общении с прессой, особенно молодые, такие как Дюшен, Райан О'Райлли и Ти Джей Галиарди. Порой кажется, что они выходят к прессе уже с готовыми ответами. Вы согласны, что с годами произошли большие изменения в этой области?
— Я слышал об этом, но не думаю, что произошли уж такие большие изменения. По мне, нынешние молодые звёзды достаточно застенчивы, поэтому говорят то, что надо говорить в конкретный момент. "Мне надо бороться за место в составе и пахать на тренировках, ничего ко мне само не придёт," — сказал Райан О'Райлли перед тренинг-кэмпом, повторив слова Стэфана Йелля, сказанные им в далеком 1995 году.

Мэтт Дюшен легче, он достаточно умён для своих лет и может связывать слова в предложения, у него небольшое преимущество перед другими. Хотя я согласен, нужно тренировать игроков общаться с прессой. Но им внушается: "Не говорите ничего, что может доставить вам проблем". Вот большинство игроков и не создают себе проблем.

— Кажется, что за последнюю пару лет вы резко увеличили общение на своём блоге. Это сделано намеренно или так сложились обстоятельства?
— Хорошо, что вы спросили меня об этом, потому что это даёт мне шанс похвастаться и выглядеть значительно. Блог "Всё о лавинах" считается успешным в газете, хотя я и не совсем в этом уверен.

Мне нравится блог, я люблю писать и высказывать своё мнение. В блоге (ха-ха) я могу писать столько, сколько захочу, и в любом стиле, язык блога более непринуждённый, чем в газете. Да, пару раз блог создавал мне проблемы, но работа в нём даёт мне дополнительный драйв. В день мой блог посещают 5-10 тысяч человек. Но хочется ещё больше, я всегда не удовлетворён своей работой.

Но я счастлив за свой блог и сейчас ищу возможность сделать его ещё более интересным. Включение видеоматериалов с этого года порадовало фанатов. Я знаю, что моя манера брать интервью не всем нравится, и мои лучшие вопросы получаются, когда камера выключена. Я работаю над этим. Также скоро в "Денвер пост" будут изменения в подаче спортивных материалов, они станут более акцентированны, и меня будут использовать как подопытного кролика, чтобы учить других.

Итак, я хочу поблагодарить фантов "лавин" за всё, ведь они дают мне стимул к работе. Я счастлив, что один из самых больших, если не самый большой блог о "Колорадо Эвеланш" сделан человеком из маленького городка Кин, штата Нью-Гэмпшир, где я вырос и ходил в колледж. Что ещё к этому добавить?
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →