Танк профсоюза. Часть 4
Фото: Reuters
Текст: Михаил Соколов

Танк профсоюза. Часть 4

В заключительной части беседы руководитель профсоюза игроков Андрей Коваленко рассказывает о главных проблемах развития российского хоккея.
6 апреля 2010, вторник. 03:20. Хоккей
Танк профсоюза. Часть первая
Танк профсоюза. Часть вторая
Танк профсоюза. Отход от темы
Танк профсоюза. Часть третья


Когда человек переживает за любимое дело, это видно сразу. Когда профессионал своего дела хочет помочь в развитии любимой игры, а ему попросту не дают это сделать, то градус беседы сразу повышается. И рассказывает Андрей Коваленко о том, что наболело, весьма эмоционально.

- Почему же сейчас содержание детских школ не является приоритетом для руководителей клубов?
- Мне представители клубов говорят: "Вон, посмотри, сколько у нас играет воспитанников по России. Можно собрать две-три полноценные команды". Так почему же их воспитанники не играют в тех же самых родных клубах? Соберите их, верните! "Ой, они хотят слишком много денег". Так если на их услуги, на их мастерство есть спрос, давайте пропишем в регламенте компенсацию совсем другого порядка. Чтобы школы получали деньги за своих воспитанников.

Это же нормальный бизнес: ты вырастил игрока, ты его продал, ты получил для школы хорошую компенсацию. Это и на развитие школы, и на лишнюю премию детскому тренеру, и даже в сам клуб. На эти деньги ты можешь пригласить другого игрока.

Мне вот постоянно кидают упрёк: "Зачем ты киваешь на НХЛ – они там зарабатывают деньги". А нам-то кто мешает это делать? Ну, есть у нас, скажем, пять клубов, у которых всё нормально с финансами, и они готовы платить игрокам деньги.
Нет, мы хотим идти по другому пути. Мы тащим шестого иностранца. И за иностранца клубы готовы платить. А за своего воспитанника – нет. Где логика? У нас есть такие противоречия, которые попросту не укладываются у меня в голове. Кризисный год, соответствующие меры, клубы говорят, что денег нет. Зато теперь готовы везти шестого легионера за сумасшедшие деньги.
Так пользуйтесь этим моментом. Ну, не будут же абсолютно все воспитанники играть в клубе. Пользуйтесь моментом, чтобы их как-то продать, обменять, получить деньги. Это нормальный бизнес!

Нет, мы хотим идти по другому пути. Мы тащим шестого иностранца. И за иностранца клубы готовы платить. А за своего воспитанника – нет. Где логика? У нас есть такие противоречия, которые попросту не укладываются у меня в голове. Кризисный год, соответствующие меры, клубы говорят, что денег нет. Зато теперь готовы везти шестого легионера за сумасшедшие деньги. А через два-три года выпишут ещё несколько человек из-за рубежа.

- А как быть с регламентом, с нормами о коллективном соглашении?
- А у нас вот такие пироги. Всё ведём переговоры. После съезда профсоюза 24 и 25 февраля я передал наши предложения представителям совета клубов. С тех пор со мной никто не связывался. Всё идёт у них за закрытыми дверьми. К чему они стремятся и к чему они придут, я не знаю.

Если они хотят играть без коллективного соглашения... Хмм, я думаю, что это вряд ли у них получится. Нельзя, к примеру, работать на предприятии без профсоюзного договора. Это уже юридические нюансы, не хочу в них вдаваться.

- Когда планировалось подписание коллективного соглашения?
- У нас было прописано в прошлом договоре, что к 1 марта мы должны всё обговорить и подписать. Насколько я убедился, те документы, что мы подписываем, попросту не исполняются. Ни старые соглашения, ни антикризисные меры – ничего. Клубы берут только то, что нужно им. Остальное же попросту стараются не замечать. А нам приходится ходить и показывать на конкретные детали, говоря: "Ребята, ну мы же это всё утверждали..."

- Какие-то санкции возможны в таком случае?
- Да какие тут санкции! Какие могут быть санкции? (машет рукой) Вот, к примеру, проходит у нас съезд. И ребята задают вопрос: "Андрей, как глава профсоюза объясни нам. По коллективному соглашению мы обязаны идти в дисциплинарный комитет как в первую инстанцию. Затем можем пойти в спортивный арбитражный суд либо в торгово-промышленную палату. В гражданский суд мы можем пойти только в том случае, если лига даст нам добро. Естественно, ни лига, ни работодатели добро на подобное не дают. А дисциплинарный комитет у нас возглавляет директор объединения работодателей. Объясни, как можно это всё понимать?"

- То есть человек, который работает на глав клубов, решает и судьбу конкретных игроков?
- Абсолютно верно. И что мне отвечать ребятам? "Да, Владимир Васильевич – юрист хороший, грамотный, честный. Он рассматривает дела, что называется, в обе стороны". А мне тут же ответ: "А ты посмотри на это дело, на это и вот на это". И когда я уже спрашиваю о причинах конкретного решения по конкретному делу в соответствующих инстанциях, то внятного ответа попросту не вижу. Просто решили, и всё. Не нравится – идите и опротестовывайте.

- Реально ли опротестовать и добиться правды?
- У нас один игрок пошёл в гражданский суд, и его тут же дисквалифицировали. Симаков. До тех пор, пока он не забрал своё заявление. Забрал заявление – пустили на лёд. А мы до сих пор по нему не можем решить соответствующие вопросы. Не можем решить вопрос по долгу, который остался за
Насколько я убедился, те документы, что мы подписываем, попросту не исполняются. Ни старые соглашения, ни антикризисные меры – ничего. Клубы берут только то, что нужно им. Остальное же попросту стараются не замечать. А нам приходится ходить и показывать на конкретные детали, говоря: "Ребята, ну мы же это всё утверждали..."
ЦСКА. А дисциплинарный комитет сейчас отошёл в сторону. Общайтесь, мол, напрямую с клубом. Клуб стоит на своём, отрицая долг, а Симаков, абсолютно естественно, больше в гражданский суд не пойдёт. И мы находимся в подвешенном состоянии. Вот и находимся мы, что называется, в спортивном тупике.

И таких есть несколько дел, не только с Лёшей Симаковым связанных. Он просто первый пошёл в гражданский суд, а его сразу хлопнули по голове. Вот и всё. В любом случае клуб оказывается прав. А указать на это некому. Все ходы-выходы перекрыты. У нас, к примеру, пошёл один белорусский игрок в суд, выиграл дело, а его дисквалифицировали. Он поехал на родину, тренировался там, так дисквалификацию сняли, потому что ему нужно было ехать на Олимпиаду за свою сборную.

А мы ведь постоянно говорим: давайте вместе работать, давайте вместе поднимать наш хоккей, давайте развивать лигу сообща. Но тогда вы выполняйте те документы, которые сами же и подписали. Выполняйте коллективное соглашение. У нас чётко было прописано: 30 и 31 декабря, а также 1 января – три выходных дня. Не имеют права в выходной день вытаскивать игроков на тренировку. А что вышло на самом деле? Просто руководители клубов наплевали на наше коллективное соглашение, и всё. А когда я говорю, что ко мне обращаются игроки, у меня сразу просят конкретные имена и фамилии.

Какой игрок напишет официальную жалобу? Он же зависит от работодателя, он там играет, он никогда не пойдёт против своего клуба. Иначе на следующий же день его оттуда выкинут.

Почему у нас нельзя сделать всё цивилизованно? Почему нельзя прописать различные санкции и штрафы? В определённой прогрессии. Вплоть до дисквалификации руководителей. Не-е-е-т, это нереально.

Возьмите Бардина, возьмите Чеботарёва. Один год вроде бы как просидел без руководящей должности в клубе, со вторым пока непонятно. Возможно, вернут, возможно – нет. А у нас получается клоунада.

Дисквалифицировали Бодрова, игрока, так ему что – холодно или жарко? Он играет в Америке, он сюда не приедет. Смысл какой в этом?

Ответственность должна распределяться равномерно. А у нас идёт к тому, что под эгидой КХЛ клубы делают те дела, которые им выгодны. Как они работали в 90-х годах, так они действуют и сейчас. Зарплаты только поменялись, а руководители остались.
А мы ведь постоянно говорим: давайте вместе работать, давайте вместе поднимать наш хоккей, давайте развивать лигу сообща. Но тогда вы выполняйте те документы, которые сами же и подписали. Выполняйте коллективное соглашение. У нас четко было прописано: 30 и 31 декабря, а также 1 января – три выходных дня. Не имеют право в выходной день вытаскивать игроков на тренировку. А что вышло на самом деле? Просто руководители клубов наплевали на наше коллективное соглашение, и всё. А когда я говорю, что ко мне обращаются игроки, у меня сразу просят конкретные имена и фамилии. Какой игрок напишет официальную жалобу? Он же зависит от работодателя, он там играет, он никогда не пойдёт против своего клуба. Иначе на следующий же день его оттуда выкинут.
Как и их менталитет. Новых-то там никого нет. А если кто-то и приходит, то их воспитывают те самые люди старых правил и порядков. Люди не законов, а понятий. О каком новом видении построения команды можно говорить?

О каком развитии лиги можно говорить, если каждый замыкается на своём клубе? Если его интересуют проблемы исключительно своей команды, а дальше хоть трава не расти?

- Какова позиция КХЛ в этом вопросе?
- Я не знаю. С Шалаевым у нас ограниченное общение. Собирается, к примеру, совет по развитию лиги, каждый высказывает своё мнение. За два года, что он собирается, я был зван два раза. Первый раз всё прошло нормально, а вот во второй раз на меня смотрели, как на врага. "Кто его сюда пустил, зачем пустили сюда шпиона"? И люди не понимают, что я не являюсь им врагом. Я, наоборот, хочу помочь, делать всё сообща. Почему смотрят на игроков как на своих врагов?! У нас всё получается как в басне про лебедя, рака и щуку.

Два года назад образовалась КХЛ. Игроки воспрянули духом: "Вот, наконец-то начинается нормальное развитие нашего хоккея". А потом потихонечку пошли разговоры в кулуарах: "Ну, поменяли название. И что? Всё же осталось так, как и было. Перспективы нет". Одни пустые разговоры. И эту ситуацию нужно менять, причём как можно быстрее...


От редакции. Мы, в "Чемпионат.ру", прекрасно понимаем, что у противостоящей стороны есть свой взгляд и своя трактовка проблем, поднятых председателем профсоюза в своём интервью. И приветствуем любое желание руководства Континентальной лиги и Союза работодателей изложить свою позицию. Наше издание всегда открыто для них.
Но ещё больше мы рассчитываем на то, что, как и в предыдущих случаях, перманентно воюющие стороны (судьба у них такая!) найдут силы, волю и желание решить все вопросы за столом переговоров, не прибегая к радикальным способам борьбы. Как мы поняли из интервью, у профсоюза игроков КХЛ такое желание есть.
Вся человеческая история свидетельствует о том, что любое дело развивалось лишь тогда, когда противостоящие и конкурирующие стороны находили общий язык, разрешали проблемы и вместе делали одно дело. А вот когда одна из сторон брала верх, "душила" и "давила" соперника, ничем хорошим это не заканчивалось.

P.S.: После публикации данной статьи ХК ЦСКА высказал своё мнение об одной из тем, затронутых Андреем Коваленко: "В деле Алексея Симакова уже давно поставлена точка. Согласно Регламенту Континентальной хоккейной лиги и Коллективному соглашению, хоккейный клуб ЦСКА выполнил перед игроком все обязательства по контракту. Более того, все суммы, предназначенные для выплаты Симакову, были представлены профсоюзу и им же утверждены. Андрей Коваленко в курсе этой ситуации, ему известны решения, принятые Дисциплинарным комитетом КХЛ, поэтому выдергивание информации из давно закрытого дела является с его стороны спекуляцией. Да и разжигание очередного скандала уже никому не выгодно."
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →