Панин: не ошибается только тот, кто не играет
Фото: официальные сайты КХЛ, ХК "Ак Барс”
Текст: Александра Кашина

Панин: не ошибается только тот, кто не играет

У "Ак Барса" позади очередная тяжёлая серия из шести матчей через день. На дворе перерыв на Евротур, а на носу Новый год.
18 декабря 2010, суббота. 10:00. Хоккей
Об опыте игры в хоккей с мячом, а также в хоккей с "Витязем", о судейских характерах и "престижных" шайбах рассказал Григорий Панин в интервью "Чемпионат.ру".

— Календарь в этом сезоне очень рваный: то шесть игр подряд, то перерыв почти неделю. Тяжело так играть?
— Недельного перерыва у нас не было – только по четыре-пять дней. Но шесть игр через день – это, конечно, тяжело. Под конец уже чувствуешь какое-то физическое недомогание. И рваный ритм создает сложности. Приходится подстраиваться. Что касается последних игр, выезд был трудный, да и домашние матчи нам дались нелегко.

— Но сейчас хоть отдохнёте немножко.
— Да мы уже отдохнули. Два дня выходных нам дали. Сейчас уже тренируемся, на днях играли в русский хоккей.

— И как ощущения?
— Хорошо поиграли, побегали на открытой площадке два почти полных футбольных тайма – по 40 минут. Время весело провели, но в 10 вечера я уже крепко спал. Видимо, свежий воздух так подействовал.

— В последней серии "Ак Барс" одержал три победы, и все три над командами "Динамо". Поделитесь впечатлениями?
— С московским "Динамо" мы были полностью сконцентрированы на игре от первого до последнего момента. И сделали всё для победы.

— Этот матч был особенно принципиальным?
— Да, для нас "Динамо" – принципиальный соперник. Там много ребят из бывшего "ХК МВД", с которым мы играли в прошлом финале. Тем более они выиграли у нас Кубок Открытия, поэтому особенно хотелось одержать победу в этом матче. И, конечно, очень приятно, что выиграли со счетом 4:0, но принципиальным был не счёт, а именно победа.

— С тех пор как команды разделили на конференции, многие стали обсуждать – кто сильнее.
— Если честно, для меня это вообще не имеет значения. Конечно, это можно обсуждать, просто потому, что нужно же о чём-то говорить. Вот и начинаются рассуждения, кто слабее, кто сильнее, где больше топовых команд. Но я вообще об этом не думаю.

— В игре с минским "Динамо" сложилось впечатление, что "Ак Барс" победил на классе, не прилагая каких-то сверхусилий. Это так или это только ощущение со стороны?
— Если честно, минское "Динамо" на меня лично не произвело особого впечатления. Я ждал от них большего. Первую игру против них мы проводили на выезде, и хотя я в этом матче не участвовал, по отзывам ребят знаю, что динамовцы играли достойно: забивали в большинстве, реализовывали свои моменты. Словом, тяжело было против них играть. А в Казань, судя по игре, приехала совсем другая команда.

— А рижане?
— Рига тоже не сильно удивила. У нас было много моментов, которые мы не реализовали. Правда, на какое-то время мы потеряли концентрацию. Знаете, так бывает: упустишь нить игры и несколько смен неудачных получается. Но в концовке собрались и забили. И на хорошей ноте закончили домашнюю серию. В уходящем году ведь больше не будет матчей в Казани. А вот выезд нам предстоит тяжёлый: "Югра", "Салават", "Трактор", "Магнитка".

— Опять "Трактор"? Сколько можно!
— В последнее время никак не можем с ними нормально сыграть. Честно говоря, не знаю почему. Вроде бы перед игрой собираемся, настраиваемся. Выходим, 2:0 ведем, а потом – бах – проигрываем по буллитам.

— Всему виной уральские шаманы! Юлиус Шуплер недавно говорил, что советуется с нумерологом. А вы во что-нибудь нетрадиционное верите?
— Я стараюсь ни во что подобное не верить. Раньше были моменты. Сыграешь хорошо игру — и в следующей стараешься повторить всё, что делал тогда. Но с течением времени понимаешь, что всё это только у тебя в голове и только от тебя зависит твоё отношение к игре. Правда, в плей-офф, например, не бреется никто, и я, конечно, тоже не бреюсь. Но это, скорее, традиция.
Часто бываю не согласен с судьями

— В трёх из шести матчей были незасчитанные шайбы. Как это влияло на настроение команды?
— Даже не задумывался об этом. Вот если бы вы не сказали, я бы и не вспомнил. Мы стараемся не обращать внимания на такие вещи и продолжать играть. Вот в игре с Ригой, помню, им не засчитали шайбу. Может, на них это как-то и повлияло.

— А с минским "Динамо" шайбу "Ак Барса" не засчитали, причём первую. Не обидно было?
— Ну, что значит "обидно – не обидно". Я считаю, что нужно смотреть объективно — было нарушение или нет. Если было, то с этим ничего не сделаешь, высоко поднятая клюшка или движение коньком – всякое бывает.

— Всегда, находясь на площадке, видите, была шайба в воротах или нет?
— Не всегда.

— А удаления?
— А удаления – это вообще отдельная тема. Я, например, часто бываю не согласен с судьями. И, конечно, бывают моменты, где и судья не прав, но если тебе выписали штраф, ты тоже уже ничего с этим не сделаешь.

— Но, наверное, всегда знаешь, цеплял человека или нет?
— Бывают такие ситуации, когда ты человека не цепляешь – просто постукиваешь немножко по щитку, а он взял твою клюшку, упал на лёд и сделал вид, что ты виноват. И судья тебя удаляет. Ты на него смотришь: "Что такое?", а он говорит: "Нет, иди садись".

— В других клубах игроки и тренеры часто высказывают в прессе своё недовольство судейством, даже протесты какие-то подают. В "Ак Барсе" этого нет. Почему?
— Может быть, если брать другие клубы, они заостряют на этом внимание, потому что для них это какие-то решающие моменты. Честно, ничего не могу сказать по этому поводу.

— А вы лично, например, почему никогда не комментируете и не жалуетесь?
— Что на них жаловаться? Если бы это к чему-то приводило, тогда ещё можно подумать. А так – судья принял решение и его всё равно не изменишь. Единственное, что могу сказать: каждый судья судит по-своему, нет определенных канонов. То есть один может удалить за то, за что другой удалять не будет. Тут уж надо подстраиваться по ходу матча.
Один стопроцентный момент будет обязательно

— В игре с московским "Динамо" у Веханена состоялся первый в этом сезоне "сухарь". Для вратаря это много значит, а для команды?
— Да, уже 30 игр прошло и, наконец, состоялся. Это очень важно и для вратаря, и для всей команды. Мне кажется, когда счет 2:0 и конец игры, 3:0, или даже 1:0, нужна максимальная мобилизация, чтобы этот счет сохранить и не пропустить в решающий момент. Порадовать болельщиков, и вратаря, и команду, ну и защите тоже плюс. А то в последнее время, я слышал, на защиту "Ак Барса" много жалуются.

— Жалуются? Когда на неё не жаловались?
— Да каждый год так. В прошлом году у нас место пониже было — тоже говорили, что защита плохая. В этом году лучше, но всё равно.

— В прошлом году больше жаловались на вратаря.
— Сейчас вратарь хороший. Защитники уже не те, да (улыбается)?

— Не то чтобы те или не те. Но на кого-то же надо жаловаться.
— Обязательно.

— А если, например, 5:0 проигрываешь, шайбу престижа забить важно?
— Ну, 5:0 мы не проигрывали.

— Это к примеру.
— Раз не проигрывали, такого ощущения нет. Я считаю, проигрывать 5:0 – это вообще позор.

— Хорошо, тогда, допустим, 2:0.
— Когда проигрываешь 2:0, хочется забить две шайбы престижа, потом ещё третью и выиграть этот матч.

— "Ак Барс" славится умением отыгрываться на последних секундах. Для этого нужна какая-то особая психология?
— Я думаю, психология, качества какие-то – это всё индивидуально. Тут уже на первый план выходит мастерство. Я для себя понял, что важна концентрация. Когда играешь шесть на пять, или шесть на четыре, один стопроцентный момент будет обязательно, именно им надо воспользоваться и каждый игрок должен быть к этому готов.

— Когда в решающие моменты играешь с пустыми воротами, цена ошибки защитника возрастает многократно. Давит эта ответственность или мобилизует?
— Наверное, скорее, мобилизует. Всё-таки вшестером выходишь, чтобы забить, поэтому настроен на атаку, хотя и про свои ворота, конечно, не забываешь. Я какой-то матч смотрел по телевизору, там защитник играл в атаке, но когда соперник шайбу перехватывал, этот защитник возвращался в свою зону, да ещё и вставал в ворота. Два раза такое было, и два раза он шайбу поймал.

— Вы хоккей ещё и по телевизору смотрите?
— Редко, но бывает и такое.

— Любой человек допускает ошибки. Как вы свои ошибки переживаете?
— Я к своим ошибкам по-разному отношусь: бывает, что очень тяжело переживаю, а бывает – легко проходят. Хоккей – это такая игра, в которой не ошибается только тот, кто не играет. И самое главное – свою ошибку осознать и сделать определённые выводы. А потом стараться не допускать больше таких ошибок, хотя и бывает, что на одни и те же грабли наступаешь по нескольку раз.

— Вратарей в основном меняют после трёх-четырех пропущенных шайб. Защитника или нападающего не сменишь.
— Почему не сменишь (удивленно)? Ещё как сменишь. Такое бывает, меня вот сажали на лавку в одной из последних игр. Мне игрок за спину забежал – я его проморгал. Поехал на скамейку, мне тренер сказал: отдохни. Я посидел две-три смены, потом снова вышел. Игроков и на целые матчи сажают, и выгоняют с лавки – всё бывает. А вратаря меняют, когда тренеры видят, что он допускает явные ошибки. В основном-то в шайбах виноваты игроки.
Никто не ожидает, что они будут играть в хоккей

— Сейчас снова стала актуальной тема "Витязя".
— А что "Витязь"? Хорошая команда (улыбается).

— Стало ли неожиданностью то, что в игре с "Ак Барсом" они по большей части играли в хоккей?
— Мне кажется, от "Витязя" никто не ожидает, что они будут играть в хоккей.

— С "Авангардом" они снова подрались. Как относитесь к этому эпизоду?
— Да как вообще относиться к этой драке: что-то доказать, наверное, хотели, у них и раньше были стычки. Я считаю, в том эпизоде некоторые хоккеисты "Витязя" поступили не по-спортивному. Бить лежачего или, когда два игрока дерутся, подъезжать третьим и добивать, как Грэттон поступил со Шкоулой, – некрасиво.

— Вы далеко не самый нежный защитник "Ак Барса". Как вы вообще относитесь к дракам?
— Когда нужно постоять за себя, за команду, это вообще не вопрос, я готов подраться. Но сейчас уже на какие-то мелкие провокации поддаваться не буду. Хотя их, в общем, и не бывает.

— Как вы считаете, нужны Лиге тафгаи?
— Мы справляемся и без тафгаев. А Лиге они нужны разве что для шоу. Если бы у нас были тафгаи и они договаривались так, как это принято в НХЛ, и не лезли на других игроков, возможно, зрителям это было бы интересно. Посмотреть. Поболеть. Покричать.
— В этой серии "Ак Барс" трижды уступал по буллитам. Как переносить эти решающие моменты, когда понимаешь, что уже ничем не можешь помочь команде?
— Знаете, если ты ничего не можешь сделать, то остаётся смириться. Конечно, когда смотришь со стороны, какие-то переживания возникают. Настроение, если проигрываем, уже не то. Но всегда понимаешь, что сезон состоит не из одной игры и уж точно не из одной серии буллитов.
В жизни улыбчивый, в игре — жёсткий

— У вас достаточно противоречивый образ. В игре вы жёсткий, в жизни – улыбчивый и милый. Какой он, Григорий Панин?
— Да, в общем, как вы и сказали: в жизни улыбчивый и вроде как спокойный, а на поле — жёсткий.

— У вас такой хитрый взгляд, будто вы знаете все секреты этого мира, но никому о них не расскажете. Но спросить всё равно стоит.
— Про взгляд (хитро улыбается)?

— Ну, почти. Какой самый главный урок в вашей жизни?
— Да вроде бы никаких особых уроков не было. Есть жизненная позиция: "век живи, век учись".
— А что вы считаете своим главным достижением?
— В спортивной карьере – это завоёванные медали. Два Кубка Гагарина, Континентальный Кубок, в юности тоже награды были. Но главное достижение – это чемпионство с "Ак Барсом".

— А в жизни главное событие?
— У меня скоро должен родиться ребенок, и я этому событию безумно рад! Жду его с нетерпением, и, мне кажется, я очень счастливый отец. Даже вот сейчас жена в положении, я трогаю её живот, и когда он там толкается, я просто на седьмом небе. Ничего мне в жизни больше не надо.

— Кто у вас будет?
— Мальчик.

— Будущий хоккеист?
— Честно, ещё не решили. Но жена этого очень хочет.

— А вы?
— Не могу сказать, что очень хочу, чтобы он занимался хоккеем профессионально. Может быть, для себя, а там – как получится.

— Расскажите, как вы сами пришли в хоккей?
— Вообще меня в хоккей привел отец – Валерий Григорьевич Панин. Заниматься я начал лет с шести-семи. Мы тогда жили в Караганде, в Казахстане, начинал я там. Потом отца пригласили работать в "Ладу" и мы переехали в Тольятти. По-настоящему моё становление как хоккеиста произошло именно там. Я поиграл в юношеской, в молодёжной, во второй команде, ну, и в первой, конечно. Вот так по ступенькам и перешёл.

— Когда отец — один из тренеров, с тебя спрос больше. Ты должен быть лучшим. Тяжело соответствовать ожиданиям?
— Играть в команде своего отца я никому не посоветую. Не знаю про других отцов, но мне как сыну было очень тяжело. С меня был особый спрос, и никогда не было никаких поблажек. Но он мне объяснял, почему он это делает.

— Почему?
— Чтобы предвзятого отношения не было со стороны других.

— И каждый раз нужно доказывать себе и окружающим, что ты лучший.
— У любого спортсмена, который к чему-то стремится, есть желание доказать, что он лучший.
— На какой позиции начинали играть?
— Сколько себя помню, всегда был защитником.

— Вы всегда знали, что будете играть профессионально?
— Нет, конечно. Просто на каком-то этапе понял, что у меня стало получаться. Ну, а вообще, любовь к хоккею была всегда – постоянные тренировки, игры – сейчас я уже не представляю себе жизни без него.

— Чем помимо хоккея увлекаетесь?
— Чтением. Ну, ещё в "Counter-Strike" иногда играю.

— А что читаете?
— Литературный сериал есть такой – "Этногенез", книги друг за дружкой выходят – вот их читаю. Начинал читать классику – Грибоедова, Гоголя, но как-то не пошло. Произвели впечатление книга и фильм "Код да Винчи". Ещё мне нравятся жизненные книги – Сергей Минаев, Алексей Колышевский.

— А фильмы какие нравятся?
— Определённых пристрастий нет. Когда что-то новое выходит, да ещё по телевизору красиво разрекламируют — стараюсь посмотреть.

— Вообще удается ходить на новинки? Времени хватает?
— Во время игр не удается, а когда перерыв — пару часов вполне можно выделить

— А болельщики в общественных местах вас часто узнают?
— Нет, нечасто, но бывает. Вот недавно с Васей Токрановым заезжали в магазин, подошла девочка, попросила расписаться. Я ей расписался, а она спрашивает: "Это с вами Токранов?" Я говорю: "Да, Токранов". Она начала за ним бегать, хотела автограф взять, а потом поняла, что его роспись у неё на майке уже есть.

— А Токранов — что, от неё убегал?
— Нет, я просто стоял возле стойки с журналами, а Вася дальше пошёл, ну и она за ним. Пока не сообразила, что он ей всё-таки не нужен – расписывался уже.
— Сейчас в "Ак Барсе" ввели новую фишку – автограф-сессии.
— Я на одной присутствовал. Это хорошая задумка нашего клуба. Популярности, мне кажется, ещё добавляет. Да и вообще пиар-компания сейчас работает хорошо – призы вот разыгрывают. Когда мы разминаемся, там машины новые стоят.

— За Кубком Первого канала следить будете?
— По возможности. У меня нет такого, чтобы сегодня в семь игра сборной и я ровно в семь сижу и смотрю. Всё равно какие-то дела есть.

— Как Новый год отмечать планируете?
— Вот честно, ещё не решил. Скорее всего, в узком семейном кругу.

— Что хотели бы пожелать в новом году – себе, команде, болельщикам?
— Команде — побед! Болельщикам – чтобы чаще радовали нас своим присутствием на играх, чтобы болели за нас с азартом, чтобы в новом году все несбывшиеся мечты сбылись, а ещё здоровья и, как это ни банально звучит, счастливого Нового года!


Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 8
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →