Хмылев: американцы используют наши методы
Фото: Reuters
Текст: Мария Роговская

Хмылев: американцы используют наши методы

Бывший форвард "Крыльев Советов" и сборной СССР Юрий Хмылев после окончания карьеры стал скаутом в "Баффало Сейбрз".
8 января 2011, суббота. 11:30. Хоккей
Побывать в Баффало и упустить возможность пообщаться с олимпийским чемпионом – было бы непростительно. Она и не была упущена, и беседа состоялась перед началом плей-офф молодёжного чемпионата мира.

– После окончания карьеры игрока сразу решили стать скаутом?
– После того как закончил играть, стал искать работу – семью же надо как-то содержать. Я поинтересовался в "Баффало", нет ли в клубе какой-нибудь работы. И мне предложили стать скаутом.

– Не думали о том, чтобы начать тренерскую карьеру?
– Для этого здесь необходимо очень хорошо знать язык. А я не могу сказать, что знаю его на достаточно высоком уровне.

– Куда чаще всего ездите просматривать хоккеистов?
– В основном по Онтарио. Раз в год езжу в Западную хоккейную лигу. А в апреле наступает наш главный турнир – юниорский чемпионат мира.

– В "Баффало" давно не выступали русские игроки. В этом есть какая-то закономерность или это стечение обстоятельств?
– Сейчас сложно драфтовать русских. Теперь в России они получают хорошие деньги. А если выберешь игрока из России – он может отказаться приехать. Тогда номер драфта будет потерян. Отсюда так мало русских попадает на драфт в первом раунде. Никто не хочет терять высокий номер. Клубу нужно, чтобы игрок был Овечкиным или Малкиным. Иначе рисковать никто не хочет.
Юрий Хмылев

Юрий Хмылев

– Как вам уровень нынешнего турнира?
– Из тех команд, что я видел, выделяются канадцы и американцы. Не смотрел ещё шведов, но слышал, что и они сильные. Пока считается, что кто-то из этих трёх команд возьмет медали.

– Как вы считаете, европейцам реально составить конкуренцию Канаде и США?
– Я понимаю, почему канадцы выделяются. Столько команд, лиг, дворцов, сколько есть в Канаде, нет ни в одной стране мира. Наверное, во всех странах вместе взятых нет столько катков, сколько их в Канаде. Поэтому у них выбор очень большой. В США только в последнее время появились неплохие команды.

– А с чем связан такой всплеск молодежного хоккея в США? За счет чего сборная США так поднялась, что теперь приезжает на каждый чемпионат мира в роли не меньшего фаворита, чем Канада?
– Это трудно объяснить. Может, молодежь стала по-другому относиться к хоккею. При этом нельзя сказать, что в США отношение к молодежному хоккею такое же, как в Канаде. Здесь принята определенная программа развития хоккея. Команда существует около двух лет, хоккеисты проводят весь сезон вместе, играют с университетами, ездят на турниры в Европу. Это и даёт результат, ведь вся команда около двух лет тренируется и играет одним составом. То же самое было у нас раньше в советском хоккее.

– Как на фоне соперников смотрится сборная России?
– Я видел лишь матч с канадцами. Могу сказать, что два периода игра была равная, а в третьем после двух удалений, реализованных канадцами, сборная России посыпалась. Думаю, что без дисциплины российской команде будет сложно чего-то добиться. Есть хорошие игроки, но канадцы в целом выглядели посильнее.

– Когда в последний раз были в России?
– Летом, в августе.

– Скучаете по Москве?
– Конечно, я там родился, вырос. Как можно не скучать по дому, по родственникам, друзьям, отцу?

– Часто получается приезжать?
– Из-за работы совсем нет времени. Только летом, после драфта на месяц получается выбраться.

– Оглядываясь назад, вы довольны своей хоккейной карьерой?
– Грех жаловаться, всё получилось.

– Вы провели в "Крыльях Советов" 11 сезонов подряд. Никогда не было желания перейти в другой клуб? ЦСКА никогда не пытался вас забрать к себе?
– Да, в ЦСКА звали, но на тот момент там была очень сильная команда, в которой было бы сложно заиграть. Там была представлена практически вся сборная СССР. А в "Крыльях" мне нравилось. Игорь Ефимович Дмитриев был замечательным тренером. Поэтому желания уйти в другую команду не было, хотя приглашения поступали.

– Как вообще оказались в "Крыльях Советов"? Сколько вам было лет?
– Мне было 17 лет. В 1981 году я провел первый матч за "Крылья".

– Буквально в декабре школа "Крыльев Советов" получила имя Игоря Дмитриева.
– Да, я знаю. Мне мои друзья сообщили по Интернету, приглашали приехать на торжественный вечер. Но как я поеду? Работа не отпускает.
Юрий Хмылев

Юрий Хмылев

– На памятном матче все вспоминали, как умел Дмитриев работать с молодежью. Как и где разглядел Дмитриев вас?
– Я же играл за школу "Крыльев". Там он меня и увидел. Когда я выступал за команду 1964 года рождения, Игорь Ефимович тренировал 1960 год. Можно сказать, мы росли на его глазах.

– Как Дмитриеву удавалось так раскрыть молодых игроков?
– Он просто им доверял. Дмитриев верил в нас, хотя работа с молодёжью занимала много времени. В начале 80-х в "Крыльях" было уже много ветеранов, поэтому постепенно подключали молодых ребят 62-го, 63-го и 64-го годов рождения.

– Какой сезон в "Крыльях" вспоминаете чаще всего?
– Наверное, 1989 год, когда мы выиграли бронзу.

– Сейчас поддерживаете связь со своими бывшими партнерами?
– Конечно. Недавно у Сергея Пряхина был день рождения! Звонил ему, поздравлял. С Сергеем Немчиновым, Евгением Чижминым общаемся.

– Золото Олимпиады в Альбервилле считаете высшим достижением в своей карьере?
– Конечно. Это была большая радость! У нас была молодая команда с двумя опытными и классными игроками Андреем Хомутовым и Славой Быковым – и такой успех!

– В 1992 году вас на драфте выбрал "Баффало". Вопрос уезжать в Америку или оставаться в "Крыльях" долго вас мучил?
– Я не думал, я знал, что хочу поехать. Сразу согласился, когда сделали предложение.

– Дмитриев не пытался вас удержать? Тогда в России создавалась новая лига МХЛ.
– Он попросил меня остаться на один сезон ещё в 1991 году, так что после драфта уже не препятствовал. Я и так уехал позже своих одногодок.

– Как почувствовали себя в Америке?
– Сразу возникла языковая проблема, которую пришлось быстро решать. А так всё время занимал хоккей. Матчи шли один за другим. Арены, гостиницы, самолёты – такова уж жизнь хоккеиста.

– Тогда хоккеисты из России только начинали приезжать в НХЛ. Не чувствовали к себе настороженного отношения?
– Абсолютно нормальное отношение было. Мне повезло, в "Баффало" сложился хороший коллектив. Я легко адаптировался, потому что ребята по команде постоянно помогали. Если что-то не понимал из-за незнания языка, то они всё равно находили способ объяснить и помочь, всегда приглашали сходить куда-то на ужин, звали к себе в гости.

– А в плане хоккея сильно пришлось перестраиваться?
– Я еще до этого ездил на турниры в Северную Америку, так что практика игры на канадской площадке у меня была.
Юрий Хмылев

Юрий Хмылев

– Когда вы перешли в "Баффало", здесь уже играл Доминик Гашек. По его игре уже тогда было видно, что он станет великим вратарем?
– Я знал его еще по игре за юношеские и молодежные сборные СССР. Он тогда играл за Чехословакию. Так что знакомы мы были давно.

– Вас не удивляет, что он играет до сих пор?
– Удивляет, если честно. Смотрю, результаты у него стали хуже. Думаю, это о чем-то говорит. Может, уже пора заканчивать? Человек вечно играть не может. Он и так уже все выиграл, что только можно.

– Остался Кубок Гагарина.
– Если только это.

– Вместе с вами в "Баффало" уехал и Виктор Гордиюк.
– Да, всегда проще, когда есть еще кто-то свой. Могли после игры пообщаться. Сложно сказать, что у него не сложилось в "Баффало", скорее не подошел под концепцию тренера.
– Тогда в "Баффало" блистал другой наш игрок — Александр Могильный.

– Он до сих пор здесь очень популярен. Первого января его имя будет внесено в музей хоккейной славы в Баффало. Он заслуживает этого, здорово играл!
– Почему в локаутный сезон-1994/95 не вернулись в Россию?
– "Крылья Советов" приезжали в Северную Америку. Тогда Дмитриев позвонил мне и спросил, не хочу ли я присоединиться к команде уже здесь. Я согласился.

– И вы приняли участие в той серии игр "Крыльев Советов" с командами IHL. Тогда за "Крылья" уже выступал 17-летний Алексей Морозов. Помните ту серию?
– В "Крыльях" тогда было много молодёжи: Сергей Золотов, Игорь Борисков. И нашей молодой команде прилично доставалось в матчах с опытными хоккеистами IHL. Но молодые игроки получили хороший опыт.

– Какой сезон в "Баффало" назовёте для себя лучшим?
– Второй – сезон-1993/94. Я играл в одной тройке вместе с Могильным и Лафантеном. Проводил много времени на льду. Ведь это очень важно, с какими партнерами ты выходишь. От этого во многом и зависит результат твоей игры.

– Получается, российским игрокам лучше играть в одной тройке со своими.
– Конечно. Сколько таких примеров! Вспомните нашу пятёрку в "Детройте". Какой результат тогда они показывали, были на голову сильнее всех и выиграли не один Кубок Стэнли.

– Обмен в "Сент-Луис" стал для вас неожиданным?
– Немного. И после этого у меня ничего и не получилось.

– Майк Кинэн действительно сумасшедший тренер, каким его представляет пресса?
– Он – своеобразный, доверяет лишь тем игрокам, кого очень хорошо знает. С ним довольно сложно. В "Сент-Луисе" не могли всё время играть восемь игроков.

– Зато вам удалось провести несколько матчей с великим Уэйном Гретцки.
– Да, можно сказать, повезло.

– Каков этот человек вне льда?
– Он настолько добрый человек, что я даже не ожидал. До обмена в "Сент-Луис" я не был с ним знаком. Гретцки оказался очень скромным парнем. В раздевалке его даже не было слышно.

– А как в следующем сезоне вы попали в Швейцарию?
– Мне позвонили Андрей Хомутов и Слава Быков и сказали, что один иностранный игрок "Фрибурга" получил травму. Тогда в Швейцарии могли выступать три иностранца. Я уже не выступал в НХЛ и решил поехать.

– Говорят, тогда на Быкова и Хомутова болельщики просто молились?
– Они были сильнее всех, сколько рекордов побили и титулов заработали! И лучший игрок, и лучший бомбардир. Чемпионат выиграли для "Фрибурга". Они там очень популярны и любимы до сих пор.

– Когда стали думать о завершении карьеры?
– Трудно сказать. Сердцем ты еще хочешь играть, а возраст уже даёт о себе знать.

– Следующий сезон стал для вас последним в качестве игрока. Провели вы его в AHL. Какая тогда у вас была мотивация?
– Надо было содержать семью, что-то заработать.

– А вариант с возвращением в Россию не рассматривали?
– Было предложение, но я не захотел оставлять семью. Да и в АХЛ я провел всего три месяца, меня позвали в команду зимой. Я согласился.

– Завершение карьеры получилось у вас безболезненным? На лед больше не тянуло?
– Вроде бы да. Сейчас играю за ветеранов "Баффало". Проводим матчи против полицейских, других любительских команд.

– А нет желания снова приехать в Россию и выйти на лёд в Сетуни? Там часто проходят матчи с участием бывших игроков.
– Было бы время, а желание есть. Время трудно найти.

– Болельщики "Крыльев" вас до сих пор помнят.
– Да? Я тоже многих помню. В "Крыльях" были хорошие болельщики. Ещё когда не было дворца и мы играли на открытом воздухе, вся Сетунь, несмотря на мороз, собиралась вокруг коробки.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →