Особый путь
Фото: Fotobank.ru/Getty Images.
Текст: Борис Кудрявцев

Особый путь

Совсем недавно, 9 февраля, был поднят крайне важный и оттого не менее острый вопрос, связанный с нашей сборной.
18 февраля 2011, пятница. 13:52. Хоккей

Вопрос этот возник в связи с неожиданным отказом Игоря Ларионова стать генеральным менеджером сборной России на Олимпиаде в Сочи. А неожиданным он стал исключительно потому, что до сего момента никто об этих переговорах не знал и даже не подозревал.

"Ещё до того как начались переговоры с Федераций хоккея России, — заявил Ларионов, — я думал, что получу на этом посту в свои руки все полномочия по формированию состава и тренерского штаба. Но оказалось, что это не так, поэтому я отказал Третьяку. Я не могу выполнять свою работу, когда не могу принимать решения. Получается, что на мне вся ответственность, но я ничего не решаю".

Отказ Ларионова от этой должности вполне логичен. На протяжении долгих лет генменеджер сборной России выполнял в большинстве своём роль свадебного генерала и на всякий случай стрелочника, на которого можно было бы в случае чего спихнуть часть ответственности за неудовлетворительный результат.

Понятно, что предложение Ларионова Федерации хоккея России отдать ему в руки все полномочия по формированию состава и тренерского штаба в нашей суровой действительности было сродни утопии. Столь радикальное изменение структуры сборной, а как следствие и ФХР, можно было бы сравнить с какой-нибудь атомной войной, неожиданно ворвавшейся в тихую, размеренную, умиротворённую, давно устоявшуюся и не готовую ни к каким переменам жизнь Ильи Ильича Обломова. И не удивительно, что ответ Ларионова руководству ФХР прозвучал приблизительно так: «Я ни под каким видом или предлогом, никогда и ни за что не собираюсь и не буду генеральным менеджером сборной России на Олимпиаде в Сочи».

Ларионов на протяжении 20 лет трудился в системе североамериканского хоккея, — заявил Владислав Третьяк в интервью «Спорт-экспрессу», — и привык, что у генерального менеджера может быть только одна функция. Высшего и единственного руководителя команды, который формирует состав в соответствии с собственными взглядами, а потом определяется с кандидатурой тренера. Только вот в России традиции иные. Приглашение игроков осуществляется исключительно главным тренером, набирающим состав в соответствии со своими идеями и тактическими задумками. Именно по этому принципу с первых дней строилась работа Вячеслава Быкова — решения по хоккеистам он принимает единолично. Ломать сложившуюся систему и переходить на заокеанские рельсы в преддверии домашней Олимпиады, как представляется, было бы слишком большим риском. Мы не имеем права ради перестройки ставить под удар чемпионские планы-2014. Ларионову хотелось стать главнокомандующим.

Помним Ванкувер…

Помним Ванкувер…

То, что именно Ларионов не стал генеральным менеджером сборной, особой печали не вызывает, может, оно и к лучшему. А вот тот факт, что в Федерации хоккея России не допускают и мысли о каких-либо переменах и реформах внутри сборной страны, не хотят изучать и брать на вооружение зарубежный опыт, равно как и учиться на своих ошибках, предпочитая из года в год оставлять казалось бы надёжное, но жутко устаревшее, хоть и вполне для ФХР комфортное, положение дел, повергает в настоящее уныние.

По всей вероятности, руководству федерации, так же, как и раньше, на должность генменеджера нужен очередной свадебный генерал, выполняющий представительские функции и иногда обязанности секретаря, который несколько раз за сезон набирает телефон потенциальных кандидатов в сборную.

И всё это после того, как в прошлом году, после Ванкувера и чемпионата мира, только самый закоренелый квасной патриот не закричал о том, что структура нашей национальной команды крайне далека от идеала. По идее, прошлый год должен был послужить сигналом к действию, но до сих пор никакой реакции на произошедшее не последовало. Естественно, главным аргументом ФХР в защиту продолжения той линии, которой придерживалась сборная на протяжении последних лет, стал тот самый особый российский путь, которому чуждо всё западное, являющееся политически неверным и трудно адаптируемым под нашу действительность.

Для того же, чтобы сделать хоть какой-то шаг к выправлению ситуации и построению более совершенной структуры в национальной команде, нужно понять, к чему мы должны стремиться и кто должен взять на себя ту работу, которую необходимо проделать. Совершенно очевидно, что возлагать новые обязанности на тренерский тандем, который помимо сборной по уши завален работой в клубе, было бы верхом беспечности. Отдавать сей нелёгкий фронт на откуп главе ФХР Владиславу Третьяку, который одновременно является депутатом Госдумы, президентом ФХР, тренером вратарей сборной, плюс ко всему в паузах между первым, вторым и третьим должен открывать новые спортсооружения, и от этого ему никуда не деться, такая же неразумность. Перебирая и отметая кандидатуры, становится совершенно очевидно, что сборной России как воздух необходим генеральный менеджер. Именно генеральный менеджер, а не свадебный генерал, который появляется из ниоткуда перед важным турниром и исчезает в небытие по его окончании. Нужен авторитетный человек, который будет освобождён от работы в клубе и не занят на каких-либо других чиновничьих постах. Нужно, чтобы этот человек сразу же включился в кропотливую работу и занимался ею весь предолимпийский цикл, не отвлекаясь ни на какие потусторонние вопросы.

Помним Ванкувер…

Помним Ванкувер…

Из направлений, которые, по мнению автора этих строк, должны войти в обязанности генерального менеджера, хотелось бы выделить три основных.

После поражения от Канады на последней Олимпиаде одним из самых главных шагов, который следовало сделать тогда, но не сделан до сих пор, должно было стать создание института скаутов, который был бы поделён на два направления. Первое – сбор информации о каждом потенциальном кандидате в сборные Чехии, Канады, США, Швеции, Финляндии, Словакии. Каждый хоккеист соперника должен быть под самым пристальным вниманием скаутов, которые на протяжении всего сезона собирали бы информацию о всех сильных и слабых сторонах игрока, о его манере игры, объединяли бы всё это в отчёты и передавали всю эту информацию в тренерский штаб. Если мы хотим, чтобы перед самым ответственным матчем у нас не получился такой сюрприз, какой вышел в феврале прошлого года, мы просто обязаны знать о сопернике всё начиная с характеристик на каждого хоккеиста и заканчивая детальным разбором игр сборных-соперниц.

Вторым направлением скаутской деятельности должна стать работа по российским игрокам. Вся та информация, которая собирается о соперниках, должна быть в распоряжении тренерского штаба и о российских игроках. До сих пор мы ограничиваемся полумерами: вводим в тренерский состав пару-тройку помощников, как это было сделано перед последним чемпионатом мира, которые имеют мизерные полномочия и которые физически не способны справиться с той задачей, над которой работал огромный скаутский цех родоначальников хоккея. Один человек на 30 клубов НХЛ и один на 23 клуба КХЛ — даже не смешно.

Создание института скаутов уж точно никак не пересекается с загадочным русским путём и никоим образом не задевает устои российские времен очаковских, а посему скаутский цех просто обязан быть принят на вооружение.

Вторым направлением работы генерального менеджера обязан быть отбор кандидатов в национальную сборную на этапы Евротура, чемпионаты мира и Олимпийские игры. Эта работа должна осуществляться в тесном контакте с тренерским штабом и в первую очередь основана на том объёме информации, которая поступает от скаутов, как по своим хоккеистам, так и по игрокам соперников. Именно генеральный менеджер должен находиться в тесном контакте со всеми кандидатами и владеть всей информацией о состоянии здоровья хоккеиста и о его функциональной готовности. Очень важно не допустить по-настоящему глупых ситуаций, подобных тем, что произошли в прошлом году с Сергеем Зубовым и Константином Горовиковым перед Кубком Карьяла, а потом всё с тем же Зубовым перед Олимпиадой, и той истории, которая случилась с Антоном Курьяновым перед Шведскими играми неделю назад. Нужно, чтобы генеральный менеджер был ответствен за явку всех кандидатов и чтобы непонятный администратор не мог наговорить непонятно чего хоккеисту, провоцируя перепалку в прессе, или не сообщить тренерскому штабу о форс-мажоре с одной стороны, и с другой, чтобы информация о невозможности прибытия в расположение сборной того или иного хоккеиста не становилась сюрпризом и не было детского сада на тему выключенных телефонов.

Помним Ванкувер…

Помним Ванкувер…

И третье, и одно из самых главных направлений деятельности генерального менеджера, должно быть связано с организацией работы тренерского штаба. На сегодняшний день мы имеем в целом неплохой, но далеко не безгрешный тренерский тандем, к которому то добавляются, то от него вычитаются различные помощники: Назаров, Майоров, Брагин — которые практически не участвуют в тренировочном процессе. Вновь возвращаясь к Ванкуверу: Канада на Олимпиаде показала, насколько эффективна модель, когда сборной руководят четыре высококлассных специалиста, за каждым из которых закреплён определённый круг обязанностей. Каждый отвечает за свой фронт работ, и затем всё, что сделано на каждом определённом участке, объединяется главным тренером в единое целое. В игре сборной немало недочётов, которые, как эстафетная палочка, переходят из сезона в сезон, и один тандем с решением этих проблем справляется через раз. Возможно, это не так страшно в предолимпийские сезоны на чемпионатах мира и этапах Евротура, тем более довольно сложно на протяжении четырёх лет собирать большой тренерский штаб, укомплектованный тренерами топ-уровня, но на Олимпийских играх мы не имеем права на просчёт даже в самых незначительных мелочах.

К сожалению, в настоящее время очень сложно представить такой тренерский штаб. Увы, немного тех, кто готов работать в команде, поступаясь своими амбициями. Тем более сложно представить себе объединённых в одном штабе тренеров разных поколений и взглядов на хоккей. Согласитесь, трудно представить в данный момент тренерский штаб Быков — Захаркин, к которым добавятся Владимир Крикунов, Пётр Воробьёв, Валерий Белоусов и Зинэтула Билялетдинов. Тем не менее, чтобы в итоге получить лучший из лучших тренерский штаб, просто необходимо сделать невозможное возможным и задушить на корню любое проявление личных амбиций, которые могли бы помешать общему делу. Для этого просто необходимо во главу угла поставить не личные амбиции, а интересы сборной. Интересы армии болельщиков, у которых была настоящая депрессия после Ванкувера, и тех, кто уже скоро как 20 лет ждёт олимпийского золота.

Поэтому, если мы хотим реально сильный тренерский штаб, работающий на благо сборной вне зависимости от того, кто в него входит, нужно каждого заинтересовать в достижении результата, чтобы не было никакого недопонимания и никаких трений внутри тренерского коллектива. Никто не говорит, что сделать это легко, но это можно и нужно сделать. Задача генменеджера заставить работать тренерский штаб, как швейцарские часы. И это сделать вполне по силам. Только для этого нужно работать, и работать уже сейчас.

Резюмируя, хочется отметить, что в том виде, в каком система сборной функционирует в настоящее время, она будет работать и даже приносить результат, но каждый раз этот результат будет висеть на волоске. Каждый раз мы будем рисковать наткнуться на ванкуверскую Канаду или на сборную Чехии образца последнего чемпионата мира. В Сочи этот риск мы не имеем права допустить. И в первую очередь следует покончить с обломовщиной, т.е. той нерешительностью, медлительностью, безволием и бездействием, которые на данный момент только цветут и пахнут.

Помним Ванкувер…

Помним Ванкувер…

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 17
24 апреля 2017, понедельник
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, по вашему мнению, станет обладателем Кубка Стэнли?
Архив →