Гайдученко: моё амплуа определил комплект формы
Фото: официальные сайты ХК "Локомотив”, ЦСКА.
Текст: Мария Роговская

Гайдученко: моё амплуа определил комплект формы

Вратарь ЦСКА Сергей Гайдученко рассказал о первых шагах в хоккее, переезде в Ярославль, работе с Хейккиля и переходе в армейский клуб.
23 марта 2011, среда. 10:50. Хоккей
– Какая страна для вас роднее: Россия или Украина?
– Роднее Украина. Весь год я нахожусь в России, но когда возвращаюсь в Киев, чувствую себя более комфортно. Я привык к России, но всё равно дом есть дом.

– Если Россия и Украина играют друг против друга, например, в футбол, за кого болеете?
– За Украину.

– Какое самое яркое впечатление из детства в Киеве?
– Много всего было, но в большей степени всё связано с хоккеем: как пришёл в него, как начали на турниры ездить, сборы, лагеря.

– И как же вы выбрали хоккей?
– Случайно. В нашу школу пришёл человек, который раздавал буклетики с приглашением девочек в группу по фигурному катанию, а мальчиков – в хоккей. У нас практически весь класс решил пойти. Но большинство отсеялось сразу, а ещё через две недели остался я один. Мне понравилось.

– Сразу заняли место в воротах?
– Месяца два я просто катался. Когда настало время определяться, тренер спросил, на какой позиции я хочу играть. Больше всего я хотел быть защитником. Наверное, потому что был крупным, но формы в клубе не было. Тогда тренер сказал: "На следующей неделе должны привезти форму, но какой комплект – не знаю. Возможно — полевой, возможно – вратарский. А раз ты не можешь определиться, то какой комплект придёт, тем и будешь". Тогда я и не думал, что буду заниматься хоккеем профессионально, и согласился.

– Получается, ваша судьба зависела от того, какой комплект формы придёт.
– Точно, и пришла вратарская форма. Вот так я и стал вратарём. Поначалу мне не нравилось всё это из-за того, что форма была тяжёлая. Часто возникало желание оставить хоккей, но отец меня, можно сказать, заставлял заниматься. И со временем я привык.

– Появилось желание стать хоккеистом?
– Да. Хоккеем я начал заниматься в девять лет, а года через полтора втянулся в это дело.

– Вы рассказывали, что сначала занимались карате.
– Три года перед тем, как пойти в хоккей, занимался карате, причём профессионально. У меня даже пояс есть. Я был самым крупным. Одно время мне и хоккей нравился, и карате. Пришлось определяться. Главным аргументом в пользу хоккея стало то, что это коллективная игра.

– Командные виды спорта интереснее?
– Да, но и в боевые виды меня до сих пор тянет. Вот летом очень хотел бы походить на бокс или на тайский бокс. Для себя позаниматься.
Сергей Гайдученко

Сергей Гайдученко

В ЯРОСЛАВЛЕ НАС ТРЕНИРОВАЛИ АКРОБАТЫ

– Хоккей на Украине сейчас не сильно развит. Тот же киевский "Сокол" даже не может позволить себе участвовать в ВХЛ. Когда приняли решение уехать в Россию?
– Я вообще не думал об этом. Меня пригласили в "Локомотив" на просмотр. Я особо и не надеялся ни на что. Думал, что с нашим уровнем хоккея мне в России делать нечего. Потренировался в Ярославле две недели, и мне предложили остаться ещё на полгода. Взяли меня, так сказать, на испытательный срок, чтобы в играх проверить. Так я там и остался на девять лет.

– Не страшно было одному в другой стране?
– Привык быстро. Хотя что говорить, конечно, тяжело пришлось в первое время. Я ведь всегда с семьёй был, а тут один остался в 12 лет. Но ведь я на базе рос. Нас человек 60 там было, все друг друга поддерживали. Интересно жили и весело.

– Почувствовали контраст между Киевом и Ярославлем? Что сразу впечатлило?
– Знаете же, какая культура боления в Ярославле?! Да и вообще, отношение к хоккею. Когда я увидел "Арену-2000", то подумал, что красивее стадиона не существует. Она как раз только открылась. Тогда-то я и столкнулся с профессиональным подходом к хоккею. Тренировки, подготовки к играм. Это сильно повлияло на мою дальнейшую карьеру.

– Из тех ребят, с кем вы вместе начинали в Киеве, кто-нибудь дорос до профессионального хоккея?
– Несколько ребят, меньше пяти человек.

– А с Виталием Аникеенко были знакомы?
– Нет, но я слышал про такого игрока, поэтому при переезде чувствовал себя легче. На тот момент из киевских ребят в Ярославле уже играли Собченко и Аникеенко. Поэтому спокойнее было, что на базе есть свои. А потом уже каждый месяц кто-нибудь из Киева приезжал.
– Со своими киевскими больше всего и общались?
– Первое время киевские ребята мне очень помогали. А потом уже сдружился со всеми ребятами из команды. Одинаково со всеми дружили.

– Быстро сходитесь с людьми?
– Да, я компанейский.

– В чём особенность вратарской школы "Локомотива"?
– В Ярославле всегда отдельно работают с голкиперами, уделяют им много времени. Во многих клубах просто нет возможности выделить им лед, чтобы поработать отдельно до и после тренировки всей команды. Ещё нужны квалифицированные тренеры вратарей. В Ярославле работают по всем направлением: ловкость, реакция, акробатика. Да-да, мы занимались с профессиональными акробатами.

– Когда школа выпускает хороших вратарей, возникает сложность с тем, чтобы для всех находить игровое время.
– С детства приучаешься к конкуренции. Три вратаря в команде, и своё место надо завоевать, заработать.

– За год до вас школу "Локомотива" окончил Семён Варламов…
– Да, мы дружили. И после школы тоже. До самого его отъезда постоянно вместе время проводили. Он очень ответственный, преданный работе, фанат своего дела.

– На Украине следили за вашими успехами в Ярославле? Поддерживали связь с домом?
– Каждый год из руководства звонили, спрашивали, как я там.

– Когда домой летом приезжаете, заходите в первую школу повидать тренеров?
– Обязательно. В прошлом году только не заходил. Сказали, что "Льдинку", где я начинал, закрыли. Наш клуб был поменьше "Сокола". Даже трибун на арене не было. А раньше постоянно к первому тренеру приходил.
Сергей Гайдученко

Сергей Гайдученко

"ЗАКИПАЛ", КОГДА ХЕЙККИЛЯ НЕ ДАВАЛ ИГРАТЬ

– Многие ребята из Ярославля 89-90 года рождения уехали играть за океан.
– Вполне обоснованно. Все-таки там сильнейшая лига, и выиграть Кубок Стэнли престижно. Я бы тоже хотел попробовать свои силы за океаном. Посмотрим, как всё сложится. Но сейчас для меня важнее ЦСКА, контракт с которым заключён ещё на год.

– Готовы выступать в АХЛ?
– Да. Только единицы сразу пробиваются. Бобровскому повезло, его поставили, игра пошла, пять или шесть побед подряд – и он закрепился. А вот Семён только под конец первого сезона смог в НХЛ заиграть.

– Вы ведь с Бобровским в Новокузнецке вместе играли?
– Да, и в сборной тоже. Он тоже очень трудолюбивый и настойчивый.

– Давайте как раз поговорим про сборные. В 2007 году вас пригласили в юниорскую сборную, но перед самым чемпионатом мира возникла проблема с российским паспортом. Что тогда случилось?
– Да, меня тогда брали первым вратарём. Но буквально за две недели до отъезда позвонил главный тренер и сказал, что играть мне нельзя. Ведь мне только-только сделали российское гражданство. А по закону нужно как минимум два года пробыть гражданином страны, чтобы за неё выступать на чемпионате мира. Не передать словами, как я тогда расстроился. А потом наши выиграли. Я, конечно, очень обрадовался, но было обидно, что сам не принял участия.

– Уже в следующем сезоне вы оказались в Новокузнецке. Как считаете, вам помогла эта аренда? Сейчас института аренды в КХЛ нет. Может, стоит её вернуть?
– В моём случае это был плюс. Разные бывают ситуации. Например, не пошла игра или с тренером отношения не сложились, команда идёт в лидерах, а молодому приходится сидеть на лавке. А так можно подойти к руководству и попросить, чтобы отдали в аренду в команду, где нужны игроки. Так можно получить игровую практику. Именно в Новокузнецке я дебютировал в Суперлиге, многому научился за те полгода. С тех пор я и стараюсь держать уровень первой команды, ниже не опускаться.

– Перед следующим сезоном (2008/2009) вы вернулись в "Локомотив" и уже остались в первой команде.
– Когда я играл в Новокузнецке, в Ярославль пришёл Хейккиля. Он вернул меня в "Локомотив", но я полгода сидел под Семёном. Ни одной игры не провёл. В следующем сезоне взяли Гелашвили. Он провёл 50 игр, уставал ужасно, а его всё равно ставили. Просто у Хейккиля такой взгляд на хоккей – первый вратарь должен сыграть 90 процентов матчей. Тогда я провёл всего три игры, их выиграл, но всё равно меня не ставили.

– Но уже через год ситуация изменилась…
– Во время третьего сезона, я уже просто "закипал". Так хотелось играть. Тогда ещё у команды немного не заладился сезон. И стали чередовать вратарей. Я провёл где-то 20 игр. Неплохо, в принципе. Моя точка зрения — надо давать возможность играть обоим вратарям. Один человек не может играть 50 матчей.

– Тяжело, наверное, выходить после длительного перерыва?
– Ещё бы. Это ужасно. Я сидел полтора года.

– Но за вторую играли всё же.
– Это всё-таки не то.

– Тогда вы получили приглашение в молодёжную сборную. Её возглавлял Немчинов. Обида не затаилась, что он не взял вас на чемпионат мира?
– В первый раз, когда я не попал в сборную, сам был виноват. На следующий год много работал, очень хотел попасть в команду. Летом за два месяца начал работать самостоятельно в клубе. Но я не попал даже в "два вратаря". Хотя считаю, что был не слабее. Обида небольшая была. Но это спорт. Сейчас всё это в прошлом. И ситуация другая, я его подопечный в клубе.

– Когда почувствовали себя уверенно во взрослом хоккее?
– В сезоне-2009/10, когда стали играть по очереди с Гелашвили.
Сергей Гайдученко

Сергей Гайдученко

ПЕРЕХОД В ЦСКА, КАК ПОДАРОК НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

– Вы спокойный во время игры?
– В принципе, я всегда спокойный. Если, конечно, не происходит какой-то из ряда вон выходящей ситуации. Например, если защитники не оставляют открытого игрока на синей линии. Тогда я могу что-то крикнуть. А так пытаюсь концентрироваться и не отвлекаться. Хотя бывает, что игра очень нервная. Тогда тоже могу выплеснуть эмоции. Но это редко происходит.

– А по жизни вы спокойный?
– Да.

— Андрюх, я спокойный по жизни? – спросил Сергей у проходящего мимо защитника ЦСКА Андрея Сергеева.
— Как удав, – ответил Андрей.
– Вообще питон, — засмеялся Сергей.

– Вернёмся к "Локомотиву". Отставка Хейкилля оказалась неожиданной?
– В руководстве "Локомотива" не терпят ошибок. А прошлый сезон складывался не очень гладко. Мы бились за первое место в дивизионе с ХК МВД. У нас была последняя стыковая игра за три дня до окончания "гладкого" чемпионата. Мы проиграли на выезде в Балашихе, и после игры его сняли. Думаю, это предчувствовалось.

– Концовку того сезона вы провели в МХЛ. Насколько сложно перестроиться после КХЛ?
– Очень сложно. И тут дело не в бросках, силе соперников. В КХЛ привыкаешь к тому, что игрок быстро принимает шайбу, сразу бросает, почти не думает, кому отдать пас. А тут шайба медленно доходит до игрока, он принимает, смотрит, пауза… А ты не знаешь, что и делать: два раза встал и сел, перегорел уже. Из-за этого тяжело.

– А по настрою?
– С этим тоже непросто: выходишь на игру, настраиваешься. И тут видишь, что масочники бегают. И чего-то не хватает. Не то чтобы относишься к этому по-раздолбайски, но настрой отличается.

– Интереса зрительского меньше.
– Да, по-детски немного все. Но, с другой стороны, это лучше, чем просто тренироваться и не играть нигде.

– Кубок Харламова-то выиграть всё равно хочется?
– Всегда хочется выиграть. И неважно что. Даже Кубок мэра на предсезонке. Всё равно это первое место.

– Для вас стал неожиданным переход в ЦСКА, точнее, обмен на право выбора в драфте?
– Да, летом было несколько вариантов с разными клубами. В день моего рождения позвонил агент и сказал, что есть своеобразный подарок. Я не ожидал, что окажусь в ЦСКА. Знал, что существует такой вариант, но всё равно не ожидал.

– Что тогда подумали? Обрадовались?
– Да, сразу вспомнил, что в клубе много молодых ребят, на них делают ставку и доверяют. Значит, будет шанс поиграть.

– Тогда в ЦСКА только взяли Валликета, а в клубе ещё был и Барулин. Не опасались снова оказаться в запасе?
– Мы обсуждали это с агентом и руководством клуба. Договорились, что всё будет нормально.

– В этом сезоне вам пришлось конкурировать с вратарём-легионером. Есть ли разница в том, кто твой оппонент — соотечественник или иностранец?
– С одной стороны с ним проще, с другой – тяжелее. Легионерам до тебя нет особого дела. Они приехали отрабатывать свой контракт. Больше их ничего и не интересует. А тяжелее из-за того, что у них высокая зарплата, и всё равно их будут ставить. Поэтому тяжелее "съесть" легионера, чем нашего вратаря. Хотя с Валикеттом всё было нормально. Мы с ним уже играли вместе в Ярославле. Обрадовались, когда в первый раз встретились в ЦСКА. Пару раз встречались вместе с жёнами и девушками. У нас сложились нормальные, дружеские отношения.

– На английском общаетесь?
– Да, не могу сказать, что очень свободно говорю, но нормально. Понимаю вообще всё, а объяснить обходными путями – тоже не проблема.

– В ЦСКА тренером вратарей был Луннер. Чем его работа отличалась от того, что делают российские наставники?
– У каждого тренера своя система. Для него было важно, чтобы вратарь играл с тем хоккеистом, который ведёт шайбу. А бросок сходу, добивание, бросок от синей – это дело защитников. У вратаря своё дело, у защитников – своё.

– В целом какие впечатления о сезоне?
– Больше положительные. Неудача команды – это тоже опыт. Мы бились до последнего, все старались. Да, были проблемы, но команда была дружная. Это важно. Я рад ещё, что не сидел на лавке и многому научился в этом сезоне

– Какой матч сезона назовёте наилучшим?
– Может, когда со "Спартаком" сыграл на ноль. Это был мой первый "сухарь". Ещё можно вспомнить, когда СКА победили, проигрывая 0:2.
Сергей Гайдученко

Сергей Гайдученко

ДОЛГО СМОТРЕЛ НА СТЕНДЫ В ЦСКА И СДЕЛАЛ ШЛЕМ С ЛЕГЕНДАМИ

– Как готовитесь к играм?
– За день до игры люблю в кинотеатр сходить. Если на выезде – на компьютере фильм посмотреть. В день матча после раскатки иду домой, перед дневным сном, чтобы отвлечься читаю книжку. По дороге на игру послушаю плейер. А в раздевалке уже готовишься, сидишь сам по себе, не отвлекаешься.

– Какую книжку сейчас читаете?
– Сейчас читаю сразу две: Хэмингуэя "По ком звонит колокол" и Стругацких "Пикник на обочине". Чередую их.

– А после игр как отходите от них?
– Прихожу домой, фильм посмотрю какой-нибудь или телевизор. После игр очень сложно заснуть сразу. Эмоций много.

– Какой любимый фильм?
– "Рокки", наверное. Он такой, подходящий для спортсменов – никогда не сдавайся, бейся до последнего. Плюс в фильме показана судьба человека, который сначала был никем, потом стал богатым, а под конец — снова бедным. Но человек не изменился. Всё делал для своих родных и близких.

– Кстати о борьбе. Что за драка случилась в мачте с "Русскими Витязями", в которой вы поучаствовали?
– Я получил штраф – 18 минут. Они всю игру действовали грубо. Мы ожидали, что что-то будет. В итоге их игрок специально прыгнул и ударил клюшкой мне в колени, стал заталкивать в ворота. Потом мне рассказали, что не он меня ударил. Я-то не видел кто, встал и стал драться. У меня ещё перчатки натянуты, быстро их скинуть не мог – ремешки ведь завязаны, а он сразу скинул краги и майку мне натянул. Ещё судья же влез между нами, но я не видел, его начал бить. Упал с ним.

– Навыки карате применяете?
– На льду тяжелее намного. Скользко ведь.

– С чем связан выбор рисунка на шлеме? Почему легенды ЦСКА?
– Это шанс – поиграть в клубе с такой историей. К тому же у нас никто такое ещё не делал. Долго думал, смотрел на стенды в Ледовом и решил, что это красиво будет.

– А девушки на клюшках?
– Так получилось случайно. Я просто заказал модель клюшки и не знал, что там будет такой рисунок. А когда они пришли, я обрадовался. Всем нравится.

– Много вам клюшек на сезон надо?
– В той партии было 50 штук. Иногда по две клюшки в день ломаются. А бывает, что неделю одной играю.

– А щитки, ловушки, блин?
– Где-то раз в полгода меняю.

– Всё-таки не обидно, что сезон доигрываете в МХЛ?
– Первая команда сейчас просто тренируется, а мы можем ещё за что-то побороться. И это здорово. Тем более что Сергей Немчинов постоянно приходит на тренировки и игры.
Сергей Гайдученко

Сергей Гайдученко

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
4 декабря 2016, воскресенье
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →