Бурмистров: в НХЛ меня хотят сделать топ-игроком
Фото: Fotobank.ru/Getty Images, Александр Сафонов, "Чемпионат.ру"
Текст: Мария Роговская

Бурмистров: в НХЛ меня хотят сделать топ-игроком

Мы наверняка ещё увидим Александра Бурмистрова в форме сборной России. А пока форвард "Атланты" рассказал о своём дебютном сезоне в НХЛ.
23 мая 2011, понедельник. 12:15. Хоккей
«НЕ МОГУ НАЗВАТЬ СЕЗОН ОЧЕНЬ УСПЕШНЫМ»

– Как тренеры объявляли, что вы поедете на чемпионат мира?
– Всё получилось спонтанно. Сначала после Евротура мне сказали, что вроде я не еду. Затем узнал, что всё-таки остаюсь в команде из объявленного состава. А потом журналисты в Новогорске обрадовали после тренировки, сказали, что поеду в Словакию.

– А когда узнали, что остаётесь в запасе?
– Перед началом чемпионата мира Вячеслав Аркадьевич объявил, что пока меня не заявляют. Но сказал, что шанс будет, призвал работать на тренировках. Так и старался делать.

– Уже сам факт того, что вы поехали в Словакию, является значимым?
– Конечно. Попасть на чемпионат мира в 19 лет дорогого стоит. В таком возрасте в сборной играли только большие таланты.

– Что чувствуете, когда говорят: Бурмистров – будущая звезда и надежда сборной?
– Кто так говорит? Я вот читаю комментарии на сайтах – мне не особо-то и рады. Я вообще стараюсь не обращать внимания на то, кто и что говорить. Надо лишь делать своё дело.

– Могли ли представить в начале сезона, что поедете в Словакию, пусть и в качестве запасного игрока?
– О таком тогда не думал. Но я работал в течение всего сезона, старался и потом даже поставил задачу попасть на чемпионат мира.

– За один сезон у вас состоялись дебюты и в НХЛ, и в сборной, вы играли на Евротуре, поехали в Словакию. Невероятный взлёт карьеры.
– Да, всё получилось спонтанно. Но я не могу сказать, что год получился очень успешным. Я набрал мало очков, «Атланта» в плей-офф не вышла. Но главное, что уже в первом сезоне получилось закрепиться в составе.

– Кстати, в Новогорске вы нам говорили, что с 1 мая должны приступить к выполнению «программы на лето» от «Атланты».
– Да, но этот план необходимо выполнять уже после отдыха, поэтому он немного смещается.

– Когда приехали в расположение сборной, ребята из «Ак Барса» сразу вас узнали?
– Конечно. Я их летом постоянно вижу, когда провожу время на базе в Казани. Я стараюсь там тренироваться, иногда с первой командой, иногда со второй. Если руководство «Ак Барса» разрешит, я и в этом году хочу пройти с ними предсезонку.
Александр Бурмистров

Александр Бурмистров

СКАУТЫ СРАВНИВАЛИ МЕНЯ С РАДУЛОВЫМ

– Билялетдинов часто привлекал вас к тренировкам основы?
– Когда мне было 16 лет, я прошёл полную предсезонную подготовку с «Ак Барсом». Это произошло в первый год существования КХЛ. Тогда же и дебютировал в лиге – в матче против «Авангарда». Ещё ездил с командой на выезд, но на лёд выйти больше не довелось. Играл в основном за вторую команду.

– Не находите удивительным: у Билялетдинова такие прочные позиции в Казани, а молодёжи он совсем не доверяет?
– Ну, так это себя и оправдывает. Вот я не играл, и команда выиграла Кубок Гагарина. Так, может, я что-нибудь и испортил бы…

– Решение уехать в юниорскую лигу Онтарио было вызвано закрытостью от молодёжи в «Ак Барсе»?
– И да, и нет. Мне нравится стиль игры за океаном, он мне подходит. У меня была мечта – попасть в НХЛ. Это главная причина, почему я уехал.

– Сезон в юниорской лиге помог вам на драфте, где вы ушли под высоким восьмым номером?
– Думаю, что да. Я ведь был на виду у скаутов. Они видели меня и моё желание играть в НХЛ. Но всё равно у них было очень много вопросов, спрашивали, не уеду ли я обратно в Россию. Всё сравнивали меня с Радуловым и думали, что я вернусь домой деньги зарабатывать.

– Вот прямо так и говорили: «Ты уедешь за деньгами»?
– Да, прямо так. Я это отрицал, убеждал в обратном. Но уверяй их – не уверяй, всё равно не верили. Вот «Атланта» поверила и задрафтовала. Вообще, такие истории происходят с каждым русским игроком накануне драфта.

– Так называемый «русский комплекс»?
– Сейчас русским стало тяжело. Конечно, к таким ребятам, как Женя Кузнецов или Вова Тарасенко, там отлично относятся. Но они и в КХЛ на ведущих позициях в своих клубах. А вот Дима Орлов приехал в Америку после КХЛ, и ему никто не обещал места в составе «Вашингтона». Он провёл концовку сезона в АХЛ, а летом снова поедет в лагерь новичков.

– Его тяжело проходить?
– Да. Сколько там игроков? Человек 50. И нужно себя очень хорошо проявить, чтобы попасть в тренировочный лагерь основной команды, где надо снова доказывать своё право на место в составе.

– Разговариваю сейчас со многими ребятами, которым только предстоит драфт. Они все говорят примерно так: «Хочу в „Детройт“, но там буду сидеть, так что пусть выбирает, условно говоря, „Айлендерс“…
– Может, так оно и есть. В „Детройте“ пробиться очень тяжело. Команда с серьёзным составом, которая каждый год бьётся за Кубок Стэнли. Что касается меня, то мне ещё и повезло. Я очень много работал, стремился доказать тренерам, что могу играть в основе. Никто не прочил мне место в составе, так как я был очень лёгким. В том году у меня был вес 159 фунтов. Мне сказали, что если не наберу 180, в состав „Атланты“ не попаду. Я стал набирать вес.
Александр Бурмистров

Александр Бурмистров

»СВОЕ ПЕРВОЕ ОЧКО НАБРАЛ В САМОМ ВАЖНОМ МАТЧЕ"

– Когда поняли, что начнёте сезон в составе «Атланты»?
– Мы провели шесть товарищеских матчей, во всех из которых я играл. Мне потом сказали, что такое случилось впервые в истории клуба, раньше всегда разным ребятам давали возможность себя проявить. Тогда я понял, что шанс пробиться есть, старался прибавлять с каждой игрой. Вроде, неплохо провёл первый матч сезона. И всё пошло по накатанной.

– А когда почувствовали себя стабильным игроком основы команды?
– Наверное, спустя пять матчей. У меня было достаточно игрового времени. Но всё равно после девяти встреч меня могли отправить обратно в юниорскую лигу. Потому что из-за возраста я ещё не имел права играть в АХЛ. Я знал, что если плохо проведу девятую игру, то на десятую могу уже не выйти. В том матче я и набрал своё первое очко в НХЛ. И перед десятой игрой мне сказали, что я остаюсь – я вышел на лёд и забросил свою первую шайбу.

– Наверное, груз с плеч упал?
– Наверное, это сказалось. Я до этого очень старался, играл неплохо, но очки набрать не мог. А в десятой игре всё пошло.

– Все считали, что после обмена Ковальчука «Атланта» будет выступать ещё хуже, а оказалось наоборот — в этом сезоне вы практически до самого конца боролись за место в плей-офф.
– Мы начали сезон неплохо, шли на втором месте в конференции. Всё было хорошо, никто не думал, что без Ковальчука пропадёт игра. В команде появилось много новых ребят, в том числе и я, и все работали на результат.

– У вас в составе выступает уникальный игрок Дастин Бифальен. В «Чикаго» числился форвардом, перешёл в «Атланту» стал защитником, но при этом очков набрал больше, чем в прошлом сезоне.
– Сначала он вообще был защитником. В «Чикаго» его переставили в нападение. Но у нас в команде работает бывший генеральный менеджер «Чикаго», который драфтовал Дастина как защитника. И он вернулся в оборону. Дастин и сам хотел играть в защите. К нему поставили хорошего партнёра – шведа Энстрема. И у них наладилось взаимопонимание, они начали забивать и прекрасно провели сезон.

– Николай Антропов помогал вам освоиться в НХЛ?
– Очень. Если бы не он, не знаю, что бы я делал. Может, я бы и в состав команды не попал. Вначале у меня не было квартиры, и я жил в гостинице, а Николай позвал меня пожить к себе в семью. У него жена и два ребенка. Они месяц меня кормили, во всём помогали: и в быту, и на льду.

– В конце сезона стало ещё веселее, когда подняли в команду Андрея Зубарева?
– Андрюху я знаю давно. Он же в Казани играл. Мы вместе выступали за вторую команду. Он очень весёлый парень. Я был так рад, что вызвали ещё одного русского парня! Мы всё свободное время проводили вместе. Я всегда заезжал за ним на машине, забирал на тренировки и игры, потом отвозил назад. У него ещё пока с английским не всё гладко. Так что помогал, чем мог.

– У вас с языком проблем уже быть не должно.
– Когда играл в «Бэрри», небольшие проблемы были. А сейчас я уже всё понимаю, нормально общаюсь с тренерами. Андрей и сам общаться может, но если что, то мы с Антроповым помогали.
Александр Бурмистров

Александр Бурмистров

«В СЛЕДУЮЩЕМ СЕЗОНЕ НУЖНО ОПРАВДАТЬ ДОВЕРИЕ РУКОВОДСТВА „АТЛАНТЫ“

– Кстати о тренере. С Крэйгом Рэмси (тренер „Атланты“. – Прим. „Чемпионат.ру“) часто общались?
– По ходу сезона каждый игрок беседует с тренерами и генеральным менеджером. Они сказали, что довольны мной. Было очень приятно это слышать.

– Если обобщить все пожелания тренеров клуба, в чём вам необходимо прибавлять в первую очередь?
– Они хотят, чтобы я стал топ-игроком, то есть выходил в первых двух звеньях, играл в большинстве, много забивал. Ждут результат в следующем сезоне. Я хочу оправдать их доверие.

– Нельзя не спросить про ставшую широко известной стычку с Джоном Таваресом. Кто там полез первый?
– Было вбрасывание в их зоне. Я его выиграл, защитник бросил, и я подправил шайбу в ворота. Но это они виноваты, что пропустили гол со вбрасывания. А уже в следующей смене Таварес несколько раз меня ударил. Когда я повернулся, он был уже без перчаток.

– Пришлось драться…
– К тому моменту у меня самого уже накопилось. Увидев его без перчаток, я подумал: „Ладно, поехали“. Это вообще была первая драка в моей жизни. Нет, во вторых командах в России случалось драться, но за океаном – впервые.

– Как только приехали, не чувствовали себя одиноким?
– Времени на это не было. Постоянно тренировки, игры, выезды. Потом родители приехали, сначала папа, потом мама. Мы вместе встретили Новый год. А когда в НХЛ был перерыв на Матч всех звёзд, поехали вместе в Майами. А мама потом осталась со мной до конца сезона. Так что всё нормально.

– Вам комфортно жить в США?
– Да. Но, конечно, если бы в России был такой же уровень хоккея, то играл бы тут.

– С одной стороны дом, с другой – лига.
– КХЛ – тоже хорошая лига. Но ведь у каждого есть своя мечта. И я уехал за своей мечтой.

– О каком клубе мечтали?
– Все русские игроки мечтают о „Детройте“.

– Из-за русской пятёрки?
– Да, русские всегда там играли. Может, сейчас наших там не так много. Но где-то за два года до драфта я стал мечтать попасть в „Атланту“. Не знаю даже почему. Мне запала в душу их форма – красивые голубые майки.

– С ребятами, с которыми вместе играли в ОХЛ, поддерживаете отношения?
– Обязательно. В Интернете постоянно общаемся. Когда вместе с „Атлантой“ приезжаем в Торонто, всегда встречаемся. Ведь Бэрри всего в 30 минутах езды от Торонто. Я достаю билеты ребятам, врачам из „Бэрри“. Два года назад русских в ОХЛ было немного, только Рамис Садиков. Но его команда из Америки. Так что много общался с местными игроками.
Александр Бурмистров

Александр Бурмистров

»СЕРЕБРО ЮНИОРСКОГО ЧЕМПИОНАТА МИРА – ПОКА ГЛАВНОЕ ДОСТИЖЕНИЕ"

– Знакомы с Наилем Якуповым?
– Знаком, конечно. Мы с ними татары. Он чистый татарин, я русский татарин (смеётся). И родители наши общаются, я его папу хорошо знаю.

– Он говорил, что в детстве Нижнекамск с Казанью просто воевали на льду. Участвовали в таких войнах?
– Конечно. Да это на всех уровнях, не только в школах. Казань и Нижнекамск всегда воюют на льду. Но вне льда всегда друзья!

– К прошлому молодёжному чемпионату мира есть желание возвращаться?
– Не хочется на самом деле вспоминать то обидное поражение от швейцарцев…

– И всё же говорят, что в сборной была не очень хорошая обстановка. Отсюда и такой результат… Но ведь меньше года назад многие ребята выступали у Плющева на юниорском чемпионате мира, и никаких проблем тогда не было…
– Нам было очень тяжело. Некоторые ребята приехали в сборную прямо в Канаду и не проходили сборы в Новогорске. Пришлось быстро со всеми знакомиться, вливаться в коллектив. Это сказалось на результате. В юниорской сборной всё по-другому, ребята больше времени играют вместе. Там всё проще.

– Хоть раз возникала мысль о том, чтобы попросить руководство «Атланты» отпустить на молодёжный чемпионат мира в Баффало?
– У меня было желание поехать. Ведь это был мой последний шанс сыграть на молодёжном чемпионате мира. Но в НХЛ никого не отпускают так по ходу сезона. Так что даже разговоров таких и быть не могло.

– На чемпионате мира в Словакии было немало ребят из «Атланты»: Павелец, Уилер, Стэплтон, Марк Стюарт, Эвандер Кэйн. Тут и Артурс Кулда, получивший дисквалификацию. Есть время пообщаться?
– Да, и много раз. Постоянно общались, узнавали, как дела.

– В клубе за вами следили?
– Я не взял свой американский телефон в Словакию, так что не знаю (смеётся).

– Как относятся в Атланте к хоккею? На улицах вас узнают?
– Нет. В «Атланте» хоккей на четвёртом месте после баскетбола, бейсбола и американского футбола.

– Вы на эти виды спорта ходите?
– По одному разу был на бейсболе и баскетболе. На американском футболе пока нет, но очень хочу сходить.

– А какое своё достижение на сегодняшний день считаете самым значимым?
– Я бы назвал серебро, которые мы выиграли с юниорской сборной. Тогда в нас никто не верил. Все прочили нам шестое или пятое место. А мы приехали и обыграли всех. В финале нам не повезло, но там и судьи приложили руку. Помогли американцам, которые играли у себя дома. Но эта медаль очень значимая.

– Когда никто не верит, игроки наверняка получают дополнительный стимул. Не верили в «молодёжку» Баффало, в юниорку – в Германии…
– Да, потому что хочется всем доказать, что они ошибаются. Сказать: «Зря вы в нас не верили! Вот – медаль, как доказательство».

– Вы уже играете в НХЛ, о чём теперь мечтаете?
– Об Олимпийских играх в Сочи. В Канаде часто вспоминают Ванкувер. И надо им ответить. Я мечтаю выиграть Олимпиаду у себя дома. За свою страну, за Родину.
Александр Бурмистров

Александр Бурмистров

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 24
28 марта 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Кто, по вашему мнению, возглавит «Авангард»?
Архив →