Во славу ИИХФ. Часть 8. Ярослав Дробны
Фото: Fotobank.ru/Getty Images, официальный сайт ИИХФ
Текст: Фарид Бектемиров

Во славу ИИХФ. Часть 8. Ярослав Дробны

Не путайте этого человека с известным футбольным вратарём, его тёзкой и однофамильцем. Наш новый герой из Зала славы ИИХФ был знаменитым… теннисистом!
10 июня 2011, пятница. 11:00. Хоккей
Начало и середина ХХ века запомнились многочисленными спортсменами-амфибиями, поражавшими зрителей в двух, а иногда и в трёх видах спорта одновременно. В социалистических странах было немало талантливых хоккеистофутболистов (Всеволод Бобров, Властимил Бубник) и несколько выдающихся хоккеистотеннисистов (Иван Новиков, Зденек Зикмунд). В числе последних был и Ярослав Дробны, уникальный спортсмен, включённый в Зал славы ИИХФ, так сказать, по совокупности заслуг.

Представьте себе Александра Овечкина, играющего в финале Уимблдона, или Марата Сафина, в составе сборной России берущего золото хоккейного чемпионата мира. Только тогда вы осознаете весь талант и величие Дробны. Чтобы никто не говорил о некорректности таких сравнений, сразу приведу статистику Ярослава. В 31 игре за хоккейную сборную Чехословакии он забил 36 голов (на ЧМ-47 – 15 голов в 7 встречах) и мог бы стать первым европейцем в НХЛ ("Бостон" предлагал за него большие по тем временам деньги — 20 тысяч долларов), если бы не был влюблён в теннис.
Ярослав Дробны

Ярослав Дробны

Как теннисист же он стал пятикратным (!) победителем турниров "Большого шлема". Три из них (два "Роллан Гарроса" и "Уимблдон") он взял в одиночном разряде, ещё по одному завоевал в паре и в миксте. И это если не вспоминать о восьми проигранных финалах. Так что тут любые сравнения корректны. Хоть с Надалем, хоть с Кросби.

Две ипостаси Дробны – как биографии двух разных людей: взять их по отдельности, никто и не догадается, что они могут принадлежать кому-то одному. В хоккее Ярослав был известен своей скоростью и превосходной техникой катания. Иногда его упрекали за излишний индивидуализм, однако и в одиночку он порой совершал больше подвигов, чем вся остальная команда.

Ему предрекали великое будущее, называли национальной гордостью Чехословакии, наследником знаменитого Йозефа Малечека. Его уважали за верность пражскому хоккейному ЧЛТК (чешский клуб лаун-тенниса), который сразу после войны считался вторым по силе клубом Чехословакии, но затем утратил свои позиции. В более сильную команду, например в пражский ЛТЦ, Дробны отказывался переходить категорически. С этим отчасти связан и его отрицательный ответ на предложение "Бостона". Связывать себя с НХЛ – значило, забыть о теннисных выступлениях, а этим талантом Ярослав жертвовать не хотел.
Ярослав Дробны (крайний слева) в составе хоккейной сборной Чехословакии

Ярослав Дробны (крайний слева) в составе хоккейной сборной Чехословакии

Во времена канадского владычества чехословаки отчаянно пытались сместить "кленовых" с верхней ступени, но до 1949 года сделать это не удавалось. Тем не менее Дробны успел стать чемпионом мира, в решающем матче с американцами забив три гола (в 1947-м канадцы проигнорировали первый послевоенный турнир) и вице-чемпионом Олимпиды-48. На этих Играх он забил 9 шайб в 8 матчах.

Теннисная карьера Дробны началась в 1938 году, в возрасте 16 лет, а уже в конце 40-х – начале 50-х годов парень стал всемирно известным мастером. В 1949 году он участвовал в финале Уимблдона, трижды побеждал на "Ролан Гаррос", а в 1954 году обыграл Кена Роузволла в финале Уимблдона со счётом 13-11, 4-6, 6-2, 9-7.

Ярослав был уникален во всём. Он — первый теннисист-левша, выигравший столь престижные соревнования, один из немногих игроков, выступавших в тёмных очках. Это делало его иконой стиля, хотя очки он носил не по своей воле – к этому его принуждала травма глаза, полученная во время одного из хоккейных матчей. Мало того, его битва с Роузволлом вошла в историю как самый длинный (58-геймовый!) финал Уимблдона.

В 1949 году Дробны покинул Чехословакию из-за проблем с властями. Выступая на турнире в Швейцарии вместе со своим другом Владимиром Черником, он получил приказ вернуться на родину. Турнир был в самом разгаре, а Дробны считался одним из главных его фаворитов. И он отказался вернуться. Тогда его посетили люди из чехословацкого МИДа, повторно попытавшись заставить Ярослава лететь в Чехословакию.
Ярослав Дробны в финале Уимблдонского теннисного турнира

Ярослав Дробны в финале Уимблдонского теннисного турнира

"Они приказали нам вернуться, и сделали это очень высокомерно. Черник после этого разговора сказал, что не собирается обратно. Я долго не мог решиться. Я никогда не думал о побеге из моей страны. Но мои инстинкты и страх говорили за меня. Что, если бы я вернулся домой? Смог бы я играть дальше, ездить за границу? Впереди был теннисный турнир в США, и я боялся, что мне запретят туда ехать", — говорил наш герой в одном из интервью.

Инстинкты не подвели Ярослава. В родной стране его ждали отнюдь не с почестями и наградами. Почти вся хоккейная сборная, выигравшая чемпионат мира-1949, была отправлена за решётку по обвинению в подготовке к побегу. У Дробны, к счастью, была другая судьба. Два года он проработал хоккейным тренером в Швейцарии и мечтал уехать в США, где жила его невеста Рита Джарвис. В Чехословакии остались его друзья, родители, любимые места, но другого выбора у спортсмена не было.

Через пару лет после этих событий египетский король Фарук пригласил выдающегося теннисиста в свою страну. И хотя в 1952 году монарх был свергнут с престола, ещё 10 лет Дробны на теннисных соревнования выступал как гражданин Египта. Ярослав успел дожить до включения своего имени в Зал славы ИИХФ в 1997-м, оставив этот мир уже почтенным старцем четырьмя годами позже.
Ярослав Дробны в музее Уимблдона

Ярослав Дробны в музее Уимблдона

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →