Наставники. Часть 8. Николай Карпов
Фото: spartak-history.ru
Текст: Дмитрий Ерыкалов

Наставники. Часть 8. Николай Карпов

Это он дважды прерывал гегемонию ЦСКА, работал механиком в Финляндии, тренировал сборную Японии и придумал крылатый термин "народная команда”.
23 июня 2011, четверг. 11:35. Хоккей
Николай Иванович Карпов – человек неординарный, за словом в карман не полезет. В свои 81 он готов часами рассказывать журналистам интригующие истории о временах своей хоккейной молодости и насыщенной тренерской карьеры. Благо Николаю Ивановичу действительно есть о чём рассказать. Он – один из немногих, кто в советские годы сумел остановить могучую армейскую машину, причём не единожды.

Началась история Николая Карпова в Москве — родился он 8 ноября 1929 года. Пережил войну, будучи для фронта слишком молодым, поэтому работал на оборонном заводе. В 42-м Карпов с товарищами чуть было не попал под трибунал, своровав продукты. Будущему победителю великого ЦСКА светило 25 лет тюрьмы, а спас Колю и товарищей адвокат: "Сейчас их братья, отцы идут в атаку. И вдруг узнают, что такое произошло. Да у них же оружие из рук выпадет!".

Чудом избежав тюремного заключения, в 22 года Карпов ушёл в армию. Как и полагается хоккеистам, определили Николая в армейский клуб. И это несмотря на то что Николай Иванович – воспитанник "Спартака”! Так и дебютировал защитник Карпов в союзном чемпионате за ЦДСА. Отыграл он в Москве всего один сезон – 1951/1952. "Попросили” Карпова из команды после достаточно курьёзного случая. Однажды молодой игрок был ответственен за инвентарь всей команды и, поддавшись на уговоры партнёра, отдал ему одну из клюшек, охапку которых нёс наш герой. И надо было такому случиться, что это была клюшка… великого и ужасного Анатолия Тарасова! "10 дней гауптвахты, и чтоб духу твоего здесь не было!” — закричал в гневе Анатолий Владимирович, и последствия были уже неотвратимы. Окружной Дом офицеров – ленинградский клуб ОДО – именно туда сослали Николая Карпова. Было бы счастье, да несчастье помогло. Именно в Ленинграде Карпов раскрылся как зрелый игрок и в паре вместе с Сологубовым ворвался во вторую сборную СССР.

Пришло время, и Карпов освободился от армейских уз, и первой "гражданской” командой Николая Ивановича стало "Динамо” Чернышёва. Четыре сезона отыграл Карпов под руководством великого советского тренера и трижды завоёвывал с бело-голубыми бронзовые медали союзного первенства. Партнёром Николая по обороне в те годы был Виктор Тихонов, для которого до прихода Карпова Чернышёв долгое время не мог найти достойного напарника. "Он со мной в "Динамо" играл. Катался плохо. "На протезах", как у нас говорят. Было одно ценное качество, не отнимешь. Когда мы в "Динамо" собирались за столом, он хорошо закуску резал", — вот так оригинально игрока Тихонова характеризовал Николай Иванович.
Уход из "Динамо” совпал с женитьбой Карпова. Будучи холостым, Николай не задумывался об уходе из динамовского коллектива, но в новом статусе ему, разумеется, понадобилась собственная квартира. Договориться с Чернышёвым и высшим руководством Карпову не удалось, и из "Динамо” он ушёл. Однако вернуться в команду своей молодости – московский "Спартак” – ему в тот год было не суждено. Красно-белые в то время звёзд с неба не хватали и за высшие награды бороться были не в состоянии. Карпову, игроку сборной, перейти в слабый клуб не позволил спорткомитет, и отправился Николай в "Крылья Советов”, где он играл до 36 лет.

Перелистнув страницу игроцкой карьеры, Николай Иванович занялся тренерским ремеслом. Проработав с Анатолием Кострюковым в "Локомотиве” в роли помощника, Карпов созрел для самостоятельной работы. И вот спустя почти 20 лет спартаковец по крови Карпов возвращается в родной клуб. Возглавил красно-белых он в 1968 году и… сходу стал чемпионом!

Секрет успеха того "Спартака” Карпова был в сверхудачных очных встречах с принципиальным и главным соперником – ЦСКА. 23-й чемпионат СССР состоял из двух этапов. Сначала 12 команд провели двухкруговой турнир и выявили шестёрку лучших. Затем финалисты сыграли между собой ещё по четыре раза. В финале учитывались результаты матчей предварительного этапа.

С учётом игр первой фазы ЦСКА подошёл к финальной стадии с 16 очками, "Спартак" с 13, "Химик" и "Динамо" М с 10, "Автомобилист" с 5 и "Крылья Советов" с 4. Однако ведомые голкипером Виктором Зингером и 22-летним нападающим Александром Якушевым, ставшим лучшим бомбардиром с 50 голами, спартаковцы ударно провели заключительный этап, заработав 35 очков, и обогнали армейцев, которые набрали лишь 29 баллов. Есть третьи золотые медали в истории команды.
Если на первом этапе "Спартак” и ЦСКА победы между собой поделили пополам, а армейцы даже нанесли команде Карпова разгром 4:1, то решающая стадия осталась целиком за красно-белыми. Одна ничья и три победы "Спартака” доказали, что подопечные Карпова не только сильны на дистанции, но и главным конкурентом не только не уступят. Два поединка спартаковцев против армейцев в тот год запомнились на долгие годы, каждый по-своему.

Обыграть Тарасова для Карпова было делом принципиальным. Между ними никогда не было тёплых отношений, а за конфликтом, который состоялся во времена Тарасова-тренера и Карпова-игрока, следовало и тренерское противостояние. Николай Иванович, к слову, был не самого высокого мнения о своём визави, называя его единственным козырем – блестящую физическую подготовку, которую своим командам он закладывал любой ценой. И в успехах советской сборной, ключевой фигурой на тренерском мостике Карпов называет не Анатолия Тарасова, а его напарника Аркадия Чернышёва.

В одной из той игр Карпов пошёл на хитрость, которая неразрывна была связана с чудовищным риском. В том первом сезоне Николая Ивановича в "Спартаке” ведущими игроками были Старшинов и Майоров – Борис, его же брат Евгений карьеру игрока к тому времени завершил. Против лучшей тройки красно-белых Анатолий Тарасов был приучен выпускать своих армейских специалистов по нейтрализации лидеров соперника, эту роль в ЦСКА выполняло звено Моисеева. Они вгрызались в спартаковцев, опекая их персонально, и даже не помышляя о собственных атаках. Карпов понимал, что цээсковцы способны прикрыть его главную надежду и опору, и совершил оригинальный ход. Выпустив звено Старшинова лишь на одну-единственную первую смену, Николай Иванович посадил ударную тройку на скамейку и не выпускал их до конца первого период. Как бушевал Борис Майоров – капитан "Спартака”! Майоров, ныне известный хоккейный комментатор, всегда славился сильным игроком с ярковыраженными лидерскими качествами, но человек он с непростым характером. Потушить пожар имени Майорова было непросто, но Карпову удалось найти подход к своему капитану, и со второго периода бросил его в бой. После ничейного (1:1) результата первого периода "Спартак” разбил армейцев со счётом 6:1, а Старшинов с Майоровым просто смяли ЦСКА! Добавляла остроты этому результату дата, когда проводился тот матч – 23 февраля, День Советской Армии.
После той яркой и знаковой виктории "Спартак” уверенными шагами шёл к чемпионству. В последней очной встрече между спартаковцами и армейцами решалась судьба золотых медалей. Красно-белые подошли к той битве в привилегированном положении – их устраивала ничья. Это, чуть было, не сыграло со "Спартаком” злую шутку. Подопечные Николая Ивановича Карпова, казалось бы, контролировали ход матча и довели счёт до комфортного – 2:0. Как это часто случается, команда, не играющая на победу, расслабилась, стала играть на удержание и потеряла нить игры. Игроки ЦСКА быстро почувствовали запах крови и отквитали одну шайбу. И вот на экваторе третьего периода, за секунду до смены сторон, армейцы сравнивают счёт! Вот только вторую шайбу ЦСКА известный советский арбитр Юрий Карандин не засчитывает, виноватыми признали табло и несоответствие его данных и времени на секундомере. Что тут началось! Бойкот Анатолия Тарасова, звонки от Брежнева, срыв ТВ-трансляции, 40-минутная пауза в игре… Спасло игру лишь вмешательство высших структур власти. Матч возобновился, а на ЦСКА к этому моменту был наложен штраф – за затяжку времени. Спартаковцы отдохнули, успокоились, и уверенно реализовали большинство. 3:1 и чемпионство за "Спартаком”!

Взяв серебро в следующем сезоне, Карпов покинул "Спартак” и вернулся в клуб лишь спустя 5 лет – в 1975 году. Положение красно-белых в ту пору было не из лучших, команда шла на неподобающем 10-м месте. Николай Иванович быстро навёл порядок в спартаковском хозяйстве, подтянул дисциплину, и чуть было команда Карпова не догнала ЦСКА. Однако глубина состава "Спартака” не позволила в тот год тягаться с армейцами, и красно-белым покорилась лишь бронза. Ключевыми стали приобретения, сделанные в межсезонье, когда Карпов пригласил в клуб Рудакова из Свердловска (центрфорвард, с которым сравнивали по манере игры его земляка Павла Даюцка ) и Баринева из Саратова. Тройка Костылев — Рудаков – Баринев оказалось тем недостающим звеном, которое позволило "Спартаку” разнообразить свою игру, а номинально третье сочетание хоккеистов сыграло огромную роль в "золотом” сезоне-1975/1976.

Тот сезон примечателен тем, что это был олимпийский год. Это ведь и ответственность дополнительная для каждого кандидата в сборную, да и сама структура чемпионата от этого пострадала, сократившись практически на два месяца. Шалимов — Шадрин – Якушев – это не только ведущая тройка "Спартака”-75/76, но и обладатели приза "Три бомбардира”. Именно звено Шадрина привело "Спартак” к чемпионству, которое стало для красно-белых вторым под руководством Карпова и четвёртым в истории.
Хотя Николай Иванович Карпов и прославился двумя чемпионскими сезонами в качестве тренера "Спартака”, были в его биографии и другие яркие страницы. Связаны они были с заграничными командировками. В 1967 году Карпов отправился в финский город Тампере, куда его пригласили в качестве играющего тренера. Казалось бы, что в капиталистической стране Николай Иванович мог заработать, играя в хоккей, но не тут-то было! Спартаковцу в Финляндии пришлось не только играть и тренировать, но и работать на станции техобслуживания. Будучи механиком по образованию, он занимался тем, что регулировал зажигание, чем и зарабатывал себе на жизнь.

В 1970 году Карпову отправился в далёкую Японию, где ему удалось поработать в местной сборной в роли консультанта. Вначале планировалось, что Николай Иванович пробудет на островах не более месяца, но японцам понравилась работа советского специалиста, и они продлили контракт с Карповым. Карьера нашего героя на островах складывалась непросто: в хоккей вмешивалась политика, Карпову навязывали в тренерский штаб канадца, но на домашней Олимпиаде Николаю Ивановичу удалось привести японцев к высокому 9-му месту. Удивительно, но высшие японские власти во всех кадрах празднования вырезали контуры советского тренера. Политика, что поделаешь?

Николай Карпов за свою карьеру пересекался с самыми мастистыми советскими тренерами: Бобровым, Тарасовым, Чернышёвым, Тихоновым, и мало с кем из них у него были гладкие отношения. Однако два чемпионства, прерывавших гегемонию ЦСКА, делают Карпова действительно великим тренером, который имеет полное право оценивать работу своих прославленных коллег. Особенно же ценна фигура Николая Карпова для "Спартака”, ведь это именно он однажды придумал крылатое выражение "народная команда”, которое уже не одно десятилетие с достоинством используют все поколения спартаковских болельщиков.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →