"Родители говорят о поборах, но не называют имён"
Фото: Tissot.
Текст: Фарид Бектемиров

"Родители говорят о поборах, но не называют имён"

Президент ФХР Владислав Третьяк рассказал на пресс-конференци в Санкт-Петербурге о проблемах детского хоккея и подготовке хоккеистов разных времён.
19 августа 2011, пятница. 14:00. Хоккей
Продолжаем публиковать ответы главы Федерации хоккея России Владислава Третьяка на организованной компанией Tissot пресс-конференции в Санкт-Петербурге.

— Полгода назад в своём блоге на сайте ФХР вы открыли "горячую линию" для обращений по поводу проблем детского хоккея: незаконных поборов, недостойном отношении к ученикам. Какие результаты дала эта инициатива к настоящему моменту?
— К огромному сожалению, мы испытываем кадровый голод в тренерском составе, особенно здесь – на северо-западе. Люди, которые заканчивают институты физкультуры в разных городах, вынуждены идти на низкооплачиваемую тренерскую работу. Заниматься этой проблемой – дело муниципальных образований, всё нужно делать на местах. В некоторых городах и регионах, таких как Череповец, Москва, Татарстан чиновники и спортивные комитеты находят возможность доплачивать тренерам, и действительно эта профессия порой становится престижной.

В некоторых местах, например, на северо-западе проблема есть. Вчера у меня было здесь совещание, и каждый представитель этого региона сказал, что нужна федеральная программа по финансированию тренерского состава. Когда нет финансирования, получается, что родители добавляют, чтобы наставник мог нормально существовать. К сожалению, сегодня это неуправляемый и недоказуемый процесс, но никто родителей не заставляет платить. Я знаю, что даже в Москве родители приглашают людей из других городов, потому что хотят иметь для ребёнка хорошего тренера. Никакого федерального закона по этому поводу нет, это всё проблема муниципальных образований, субъектов федерации.
"Родители говорят о поборах, но не называют имён"

"Родители говорят о поборах, но не называют имён"

— То есть всё упирается только в финансы?
— Конечно, эта проблема финансовая, потому что, повторюсь, у нас сегодня кадровый голод в детских спортивных школах. Строятся новые стадионы, но не всегда мы имеем достаточное число специалистов.

— Так всё-таки родители обращались по вашей "горячей линии"?
— Родители обращаются, но зачастую с проблемами, не входящими в полномочия ФХР. Сообщают, например, что какой-то каток закрыли… А если действительно говорят о поборах, то не хотят называть имена, идти до конца. Я говорю им: если у вас на самом деле требуют деньги, прижимают, так давайте мы увидим этого человека, "покритикуем" его. Нет, они говорят о проблеме, но сдавать тренера не хотят. Потому что они понимают, что они уже в этой "семье" и будут потом в ней изгоями.

А мне бы, как президенту федерации, очень хотелось бы найти тех людей, которые насильно что-то требуют от детей, от родителей. Но никто не хочет об этом официально заявить, ни одного официального заявления у меня до сих пор нет. Ни одного! Просто разговоры, как это бывает у нас, но ответственно к этому делу никто не подходит. Хотя я знаю, что такие факты существуют, но это почти недоказуемо, без помощи родителей очень сложно эти факты вскрыть.

Хотя, с другой стороны, я понимаю молодого человека, только закончившего институт, если он не может прожить на зарплату в пять-шесть тысяч рублей. А ведь он целый день должен быть на льду! Возможно, я вскоре поговорю с министром. Если на муниципальном уровне не могут решить эту проблему, возможно, её решат на федеральном. Хотелось бы, чтобы достойная зарплата была у тренеров, во многих регионах это вопрос номер один.
"Родители говорят о поборах, но не называют имён"

"Родители говорят о поборах, но не называют имён"

— Велика ли разница между подготовкой хоккеистов в ваше время и сейчас?
— Огромная разница. Мы играли на естественных катках, раньше искусственных катков почти не было. Может быть, штуки три в Москве. Я вам приведу такой пример. Однажды я играл в Финляндии и пошёл погулять по городу, увидел, как во дворе играют ребята 10-15 лет. Так вот, у них ловушки были лучше, чем у меня. Поэтому когда я в 1969 году поехал в Канаду, за 25 долларов купил себе первую хорошую ловушку, хотя 25 долларов тогда были очень большие деньги. Сегодня на Кубке Третьяка у всех вратарей форма лучше, чем была у меня – голкипера сборной Советского Союза. У всех!

Сегодня условия в сто раз лучше, дети все одеты-обуты, у них хорошая защита, что очень важно, поскольку многие родители забирают детей, боятся за их здоровье. Хоккей – травматичный вид спорта, но сейчас делают всё, чтобы избежать лишних рисков.

Сейчас хоккей стремительно развивается, проводятся семинары, открылось множество кафедр хоккея – в Челябинске, Омске, Санкт-Петербурге. Опять же международные турниры, которых раньше не было. Дети развиваются физически, морально, а главное – становятся настоящими патриотами. Это не страшно, американцы, канадцы тоже воспитывают патриотов.

Ещё замечу, что сменился возраст, когда юные хоккеисты начинают свой путь. Не помню, когда я встал на коньки, было это ещё в раннем детстве. Недалеко от моего дома был аэродром, где я катался. Но в ЦСКА я пришёл уже в достаточно зрелом возрасте – в 11 лет. Сейчас начинают в пять. Тем, кто решил бы начать выступления с 11, путь в профессионалы уже закрыт. Мой внук в 11 лет умеет гораздо больше, чем умел я, он такие вещи вытворяет! Мало того, в пять лет дети учатся играть в хоккей, но к тому времени они уже должны уметь кататься, а это значит ещё год или два на коньках.
"Родители говорят о поборах, но не называют имён"

"Родители говорят о поборах, но не называют имён"

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Кто станет самым результативным игроком среди россиян в сезоне-2016/17 НХЛ?
Архив →