Величкин: Судья, ты прав, но будь человеком!
Текст: Николай Федоренко

Величкин: Судья, ты прав, но будь человеком!

«Чемпионат.ру» разобрался с ситуацией, связанной с первым голом Антона Курьянова во втором матче полуфинала с «Магниткой». Она вызвала обострённую реакцию генерального директора «Металлурга» Геннадия Величкина, обвинившего судью Черенкова в... бесчеловечности.
31 марта 2007, суббота. 23:21. Хоккей
Второй матч принципиальнейшей полуфинальной серии между «Авангардом» и «Металлургом» ознаменовался не только победой Омска, но и очень неприятным происшествием во время игры. Во втором периоде защитник «Магнитки» Владислав Бульин, защищая свои ворота, лёг под мощнейший бросок защитника «Авангарда» Кирилла Кольцова. В результате шайба попала Бульину в лицо, а следом отлетела к Антону Курьянову, который мгновенно, в касание, отправил ей в ворота. Магнитогорский вратарь Трэвиса Скотт просто не успевал уже переместиться в другой угол «рамки». Курьянов сотоварищи отпраздновали очень важный гол – «Авангард» сравнял им счёт до 1:1, а затем забил ещё один и выиграл 2:1. Бульин, окровавленный, покинул лёд, его тут же отвезли в больницу, где и был поставлен диагноз, согласно которому этот сезон для защитника завершён – лечение потребует, по словам Величкина, не меньше месяца. А Кольцов успел перед Бульиным извиниться, хотя ничего предосудительного защитник «Авангарда» не сделал – в хоккей играют настоящие мужчины.

После матча раздосадованный происшедшим (ну, это-то как раз можно понять) Геннадий Величкин (он всегда очень близко к сердцу принимает неудачи своей команды, а сердце у него, как говорят в Америке, «большое») горячо обсуждал поступок главного арбитра встречи Александра Черенкова.

«Поступок» - это то, что Черенков, по мнению Величкина, обязан был остановить игру тут же, после того как шайба попала Бульину в лицо и нанесла ему, как оказалось впоследствии, тяжёлую травму. Соответственно, и гол Курьянова следовало бы тогда считать не состоявшимся – после остановки игры. Но Черенков не свистнул, Курьянов забил. Попадание шайбы в Бульина, её отскок к Курьянову, его бросок и гол уложились в полторы – две секунды.

- А что произошло? – анализирует ситуацию сам Черенков. - Человек (Владислав Бульин) лёг под шайбу, и она куда-то ему попала.

- Куда-то?!
- Куда попала, я не видел. Потому что он ложился под бросок в районе синей линии, а я стоял около ворот «Металлурга». Он находился ко мне спиной, и куда ему попала шайба, я видеть просто не мог. Она попала в него, затем отскочила. Я, как и положено, следил за шайбой, но видел его краем глаза. Видел, что он встаёт. Ну, встаёт, значит, всё нормально. А шайба тем временем отскочила к омскому нападающему (Курьянову), который мгновенно бросил по воротам. И гол. Только потом выяснилось, что шайба попала Бульину в лицо. Быть может, к сожалению, но по правилам я не могу свистеть в этот момент, потому что я должен дать закончиться эпизоду, ведь шайбой не завладела команда «Металлург». Поэтому у меня не было никаких оснований останавливать игру, к тому же гол случился буквально через секунду.

К этим словам Александра Черенкова может присоединиться любой арбитр, и уже присоединился глава судейского комитета ФХР Анатолий Баринов. Потому как Черенков действовал по правилам.

Величкин и на следующий день после матча, когда эмоции уже должны были сойти на нет, не согласился с Черенковым. Но не согласился по части... человечности. При этом генеральный директор «Магнитки» одновременно признал, что по правилам Черенков был прав.

- Черенков был прав как арбитр, - сказал Величкин корреспонденту «Чемпионат.ру». - А как человек, который видел страшную травму, он не прав.

- Геннадий Иванович, так в этом и заключаются ваши…
- (перебивает, говорит очень эмоционально) В этом заключается мастерство арбитра - отличить правду от лжи, отличить тяжёлый момент от лёгкого, отличить симуляцию от травмы, и так далее. То есть, как арбитр, он поступил правильно, и здесь к нему не может быть никаких претензий и нареканий. У меня претензии к нему, как человеку.

- Уместны ли эти претензии, если всё было по правилам?
- Уместны. Вы представляете себе, что такое бросок Кольцова?! Прямой с близкого расстояния! Понимаете?! Там три сантиметра до виска- и труп! Не хватило трёх сантиметров до летального исхода! Да кому нужна такая победа?! Нам не нужны такие победы. Поэтому, как судья он прав, а как человек не прав. У него всё это было перед глазами. И он должен уметь отличать симуляцию от… от...

- Так должен ли был арбитр останавливать встречу?
- Да ничего он не должен! Он как человек мог свистнуть. Потому что мы посмотрели запись… Нам даже Трэвис Скотт сказал, что ему стало плохо. Трэвис ведь видит момент замаха, полёт шайбы. И после того как Трэвис увидел, что шайба летела в лицо Бульину, он стал показывать арбитру клюшкой на происшедший эпизод. И когда Курьянов бросал, Трэвис не ворота защищал, а показывал клюшкой на лежащего Бульина, понимаете?

- И всё-таки, как вы считаете, должен был поступить арбитр?
- Я никак не считаю. Для того чтобы что-то считать, я должен надеть коньки, написать на спине фамилию «Черенков» и поменять свой паспорт. И вообще, у каждого человека должна быть совесть. Поэтому, претензий к нему никаких нет. Это нормально...

Узнав о позиции Величкина, Черенков предпочел никак не комментировать его слова, но высказал одну интересную мысль.

– Я не хочу комментировать слова Геннадия Ивановича, – сказал арбитр, - это всё эмоции. Его «Металлург» уже который год не может выиграть у «Авангарда» в плей-офф, и по-человечески я могу его понять. Но есть буква закона, которой я должен следовать. Я понимаю, как ему обидно, что у его игрока тяжёлая травма. Но, к сожалению, если бы такой же эпизод произошел в сторону «Авангарда», то моя реакция была бы аналогичной. А вот была бы аналогичной реакция... а, ладно.

- В какой ситуации вы имели бы право остановить игру?

- При очевидности травмы, если бы шайба ушла в сторону, а не попала в клюшку омскому игроку, а он не бросил тут же. А здесь была голевая ситуация, и я просто обязан дать закончиться голевой ситуации.

- После матча Величкин общался с Анатолием Бариневым, вашим непосредственным начальником. А с вами Величкин не разговаривал?
- Нет. Со мной Геннадий Иванович не разговаривал. После матча мы даже с ним не виделись. Он не приходил ко мне в раздевалку, а у меня не было никакого повода искать встречи с ним.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Назовите лучшего хоккеиста первой половины регулярного чемпионата КХЛ
Архив →