Майя Ямайская
Фото: из личного архива Кирилла Умрихина
Учитесь мечтать: невероятные истории фотографа Кирилла Умрихина
Читать всем, кто считает, что быть фотографом — это скучно.
Lifestyle / Город

Что скрывать, журналистов часто приглашают в пресс-туры. Для нас это не просто возможность полностью окунуться в атмосферу мероприятия, но и познакомиться и пообщаться с уникальными людьми. Во время моей поездки в Красноярск я стала слушателем лекции Boardspeskers, в рамках экстремального уик-энда от Toyota. Одним из спикеров лектория был фотограф Кирилл Умрихин.

Фото: из личного архива Кирилла Умрихина

Он много рассказывал о своих путешествиях в погоне за сногсшибательными кадрами. Рассказывал, и как эти поездки в корне изменили его жизнь, научили мыслить масштабнее и не бояться ввязываться в авантюры. После нам удалось пообщаться уже лично. Для меня это не просто интервью, а большая возможность показать читателям, что когда вы искренне любите своё дело и не боитесь в один момент поставить на карту всё, то можете сорвать куш и отправиться в невероятное и захватывающее путешествие длиной в жизнь.

Смотреть видео на официальном канале на YouTube.

История 1. Поднять паруса легендарного «Крузенштерна»

Локация: старейший в мире парусник «Крузенштерн». История корабля уникальна — он прошёл через Вторую Мировую войну, его не разрушили, во время войны он не пострадал. Он достался России как плата выигравшей стороне. Если бы он остался в Германии, то его бы распилили на металлолом. И каким-то невероятным образом он прошёл через 90-е. Он был построен как грузовой корабль, но уже давно помогает студентам морских колледжей осваивать профессию. Когда мне предложили туда попасть и поснимать, я не думая согласился.

Время в пути: 8 дней в открытом море.

Маршрут: Амстердам — Копенгаген.

— Кирилл, расскажи, как ты оказался на паруснике?
— Меня туда приглашают уже два года. Суть заключается в том, что на этот корабль может попасть любой желающий. Причём Михаил Кожухов, основатель «Клуба путешествий», сделал так, чтобы все желающие могли попасть на него, договорился с судовладельцами, а это очень сложно… Мне написали, сказали, чтобы я ничего не планировал на июль, и я согласился. Я подумал, что никогда не плавал на яхтах. Поэтому перед этим сходил в Норвегию на небольшой яхте на неделю, потом ещё потренировался в Москве и только потом попал на «Крузенштерн».

Смотреть видео на официальном канале на YouTube.

— Тебя позвали для того, чтобы ты фотографировал жизнь на корабле?
— Меня туда позвали, чтобы снимать в основном фоторепортаж с дрона, такое до меня никто никогда не делал. Потому что в процессе очень много сложностей, начиная от того, что корабль металлический, и это создаёт помехи. Плюс нельзя спустить лодку, отплыть на ней и оттуда дать старт дрону, потому что это очень сложно. Лодка не догоняет корабль, на ходу ничего нельзя сделать.

— Ты рассказывал, что специально для тебя набивали паруса «Крузенштерна». Расскажи про это.
— О, это отдельная история! Набивка паруса занимает около двух с половиной часов. То есть 200 человек ради меня два с половиной часа набивали паруса, чтобы получился красивый кадр. Когда мы в первый день это сделали и я показал кадры капитану, он очень удивился. Когда ты видишь свой корабль со стороны, сверху, кадры как будто из кино. Мы снимали два дня подряд, и на третий в какой-то момент он меня зовёт и спрашивает, всё ли мы сняли. Я ответил, что да. Тогда он мне сказал, что спрашивает, потому что если мы через полчаса не уберём паруса, то врежемся в землю.

Фото: из личного архива Кирилла Умрихина

— Каково это было технически?
— Технически это была, пожалуй, самая сложная съёмка в моей жизни. Доходило до того, что парусных дел мастер говорил: «Пусть он уже врезается в парус, мы его поймаем, лишь бы кадр вернуть». Потому что все видят на экране красивый кадр, который получается, а дрон в это время парит в небе. В итоге я сделал минутный ролик, специально для ребят. Фотограф, который живёт на корабле, увидел и рассказал, что он отправился в кругосветку на 14 месяцев. Ради него спускали лодку четыре раза за 14 месяцев. То есть у него была возможность четыре раза сфотографировать корабль снаружи. У меня была два-три дня подряд такая возможность благодаря технике, дронам. Потом он попросил прислать эти фотографии, чтобы опубликовать их в книге.

— Что было самым сложным — старт коптера или приземление?
— Конечно приземление. Во время старта мы чуть не врезались во флагшток. Ты стартуешь в тени от ветра, около паруса, а потом вылетаешь, и дрон сразу же сдувает. Корабль плывёт на полном ходу, и технически догнать его очень сложно. Корабль к тому же сильно качает. Поэтому синхронизировать дрон, чтобы он ни в кого не врезался, очень сложно.

— А сколько ты был на корабле?
— Около 8-9 дней. Мы шли из Амстердама, из Ден-Хелдера. Там проходил фестиваль крупных кораблей. Мы вышли из фестиваля на «Крузенштерне» в параде. Я должен был сам парад снимать, но из-за того что это была военная база НАТО, нам запретили поднимать дрон, да и погода была не очень. Мы вышли из Ден-Хелдера, обогнули всё Северное море и зашли в Копенгаген. Северное море очень сложное для судоходства. Мы всё время убегали от шторма.

Фото: из личного архива Кирилла Умрихина

— Как ты планировал съёмки?
— У меня было два дрона. Если один упал, то у меня был второй — это всё (смеётся). Я каждый раз, когда приземлялся, менял флешки и снова взлетал, чтобы уже был какой-то материал. Когда мы всё это увидели на компьютере, то это было невероятно. В этом году они предлагают мне снять остальные парусники. Есть ещё «Седов», есть корабли, который ходят в Тихом океане. Возможно, я туда ещё отправляясь.

История 2. Покорение Антарктиды

— Расскажи про свой опыт поездки в Антарктиду. Как так получилось? Это же безумно дорого!
— Я считаю, что самое правильное в жизни – заниматься тем, что любишь. Потому что в этом случае у тебя получается делать свою работу круто. Когда ты делаешь свою работу круто, то тебя замечают люди, а после этого они хотят пригласить тебя в такие уникальные проекты. По-другому на них можно попасть, только будучи олигархом. Потому что поездка в Антарктиду стоит минимум 50 тысяч долларов, и это ещё без билетов. Я не готов заплатить такие деньги, чтобы съездить туда. В Антарктиду я поехал с «Mamont Cup». «Мамонт» — это фонд, который развивает необычные приключения. После Антарктиды я понял, что на земле есть настоящие путешественники, открыватели. Казалось бы, всё уже открыто, но есть вещи, которых никто никогда не делал. И вот такие фонды помогают бюджетами совершить новое открытие.

Фото: из личного архива Кирилла Умрихина

«Мамонт» каждый год организует поездку куда-либо. Два года назад я с ними оказался как дрон-оператор. Меня обычно берут как человека, который взлетит с дроном там, где остальные скажут, что здесь летать нельзя. Когда очень сложные условия: ветер, море, океан, горы. Звали меня туда ещё два года назад, там освободилось место на исследовательском судне. Тогда я сказал, что всё прекрасно, но это же 22-26 декабря, у меня есть новогодние планы, да и январь был расписан. Я не смог согласиться на двухмесячную экспедицию. Поэтому, когда они второй раз позвали меня в этом году, я подумал, что второй раз от Антарктиды отказаться будет невозможно.

И не прогадал. Осознать то, где ты был, невозможно, это больше было похоже на космос: и по чувствам, и по ощущениям, и по отдалённости. Вокруг тебя на круге в 6000 километров есть всего тысяча людей.

— Ты часто ездишь в подобные путешествия?
— Есть поездки, где меня зовут фотографом, где-то как дрон-оператором. А другие проекты приходится организовывать самому. Это гораздо интереснее, но сложнее. Сначала появляется идея, куда ты хочешь поехать, потом собираешь команду, находишь целую команду, спонсоров, медиаподдержку. Это большой стресс, но когда ты видишь, что люди довольны, компании довольны и ты сам доволен своими фотографиями. И когда ты показываешь это на выставках или в журналах, то видишь результат.

Фото: из личного архива Кирилла Умрихина

История 3. История с продолжением

— Каким из последних проектов ты гордишься?
— Я сейчас начал съёмки на Красной Поляне. Мне очень хочется показать этот регион как бриллиант России. Место, где есть природа, сёрфинг, сноубординг. Но эта история ещё не закончена. Сейчас занимаюсь организацией следующего проекта. Есть очень далёкие острова, куда я собираюсь поехать на яхте, собрав команду. Там 9 из 10 людей даже не знают, что это Россия. Это Дальний Восток, Тихий океан. Хочу попробовать поработать там. У нас собрана команда, осталось понять, как и когда мы едем, потому что это небезопасно и непросто, нужно всё учесть. Это сезон штормов, а для кадра нам нужен шторм, но ещё нужно на яхте два дня плыть по океану к месту съёмок и вернуться оттуда.

Смотреть видео на официальном канале на YouTube.

И небольшой проект, который я сделал в октябре вместе с Пашей Вишнёвым. Есть удивительное место, о нём практически никто не знал – деревня Кондуки. В середине ХХ века там был карьер, который забросили после революции, потому что уголь добывать невыгодно. Они выкопали огромные котлованы, которые сейчас заполнены голубой водой. Там очень красиво. То, что местные выкопали, они сложили в горы. Получились песчаные горы из твёрдого грунта, голубые озёра и на заднем плане золотые осенние деревья. Вокруг ни одного человека. Когда мы встретились с оператором, то одновременно сказали друг другу, что там так красиво, что непонятно, как это снять. Голубая вода, жёлтые деревья и синее небо – просто идеально. Надеюсь, что ещё вернусь туда, потому что перспективы у этого места, с точки зрения съёмок, колоссальные.

Важно научиться мечтать

— Когда ты начинал работать фотографом, то изначально полагал, что всё будет развиваться так?
— Я в детстве прочитал несколько мотивирующих книжек в школе. Там было написано, что важно мечтать. А ещё мне мама говорила, что важно заниматься тем, что тебе нравится и важно мечтать. Когда ты находишь мечту, то нехотя мысленно уже идёшь к ней. Я, видимо, где-то написал и нарисовал какие-то свои мечты.

Недавно мама нашла это у себя дома и хотела мне показать. И мои рисунки совпали на все сто процентов.

В принципе я хотел стать спортивным фотографом с 10-го класса. Я любил кататься на сноуборде и соответственно хотел его снимать. Я хотел путешествовать. Раньше это были командировки от журналов, потом от брендов, сейчас уже какие-то собственные проекты. Это развивается, и мне важно искать новые пути. Мне важно рассказывать, увлекать людей в спорт и в фотографию. Я чувствую, что, обучая людей или развиваясь, я получаю возможность двигаться дальше и не останавливаться. Во что это выльется, я не знаю. Во что вылилось сейчас? В красивые фотография, прекрасные эмоции и в исполнение моей цели — чтобы люди вставали с диванов и отправлялись путешествовать, искали приключения, занимались спортом, здоровым образом жизни, путешествовали по России.

Фото: из личного архива Кирилла Умрихина

Кризис дал мотивацию изучать Россию, не ехать в Альпы, в Штаты, а находить новые места у нас.

Лучшая камера та, которая у тебя с собой.

Меня часто спрашивают, на что снимать. Неважно, это супердорогой фотоаппарат или нет. Важно фотографировать, получать эмоции и удовольствие. Одни из самых главных ценностей в жизни, которые мы можем получить здесь и сейчас, – это приключения и путешествия.

Фото: из личного архива Кирилла Умрихина

А во время приключений сложно не фотографировать, поэтому нужно встать и делать. Встать и искать приключения, неважно где, в городе или на работе. Если их нет, то есть некое увядание. Важно постоянно куда-то стремиться. Нужно искать то, что ты хочешь делать, и заниматься этим.

Подписаться на Кирилла в «Инстаграм».

Комментарии (0)
Рассылка лучших статей за неделю

Подпишитесь на рассылку и получайте самые интересные материалы портала одним письмом

Введите корректный e-mail
Загрузка
Произошла ошибка. Пожалуйста, попробуйте еще раз.
Спасибо!

Для завершения подписки остался один шаг. Проверьте свою почту.