• Главные новости
  • Популярные
Павлович: сейчас все живём Олимпиадой
Фото: rusfencing.ru
Текст: Мила Волкова

Павлович: сейчас все живём Олимпиадой

Главный тренер сборной России по фехтованию Владислав Павлович рассказал о предсезонной подготовке, спортивной психологии и шансах завоевать три недостающие лицензии на Олимпийские игры в Лондоне.
26 января 2012, четверг. 11:00. Олимпиада 2016
— Владислав Юрьевич, в какой сейчас форме находятся спортсмены? Заболевших, травмированных нет, все готовы к сезону?
— Спортсмены находятся в разном состоянии, т.к. перед разными командами стоят разные задачи. Кто-то уже отобрался на Олимпиаду, а у кого-то только наступает пора решающих стартов. Это касается мужской рапиры и женской шпаги. Они все должны быть в хорошем состоянии. Знаю, что травмированных у них нет и все работают в полном объёме. Рапиристы завтра у нас уезжают в Париж на первый квалификационный старт в этом году, который имеет большое значение, а шпажистки поедут 9 февраля.

Что касается остальных команд, две из них — по сабле — готовятся на базе "Озеро Круглое", а женская команда по рапире находится здесь, в Новогорске.
Лучший психолог – это тренер, который ведёт команду. Такой специалист у нас – это Кристиан Бауэр, да и старшие российские тренеры обладают такими качествами. Это и Юрий Владимирович Лыков – тренер по рапире, и Александр Александрович Лагунов — новый тренер по шпаге. Надеюсь, что и я где-то помогаю.
У них есть некоторые сложности, поскольку сейчас эпидемия идёт, кто-то мог простудиться. Но так как у нас эти команды уже отобрались на Олимпийские игры, подготовка идёт непосредственно к этому старту. И мужчины, и девушки должны быть на пике формы в конце июля – начале августа.

— Как проходит подготовительный период к олимпийскому сезону? Что-то новое привнесено в подготовке?
— Мы полностью выполнили программу — спасибо и министерству спорта, и руководству нашей федерации фехтования. Весь план выполнен и продолжает выполняться. Никаких форс-мажорных обстоятельств не было, всё идёт хорошо. Какие-то новшества мы, конечно, тоже вводили.

— Во многих видах спорта уже отмечают необходимость присутствия психолога в команде и жалуются на нехватку специалистов, тем более что Олимпиада — очень важный старт в плане психологии. В фехтовании есть такая потребность? И есть ли специалисты?
— Очень хороший вопрос. Очень широкий. Действительно, сильных спортивных психологов очень мало. Заключить с ними контракт сложно, а если говорить о простой формальности, то это не нужно. У нас есть комплексная научная группа, в ней есть психолог. Он представляет Смоленскую академию физической культуры. Эта комплексная научная группа помогает нам по общим вопросам. И потом психолог – это, наверное, индивидуально всё же, а фехтование – это единоборство. Каждому нанять своего психолога просто нереально. Я уверен, что лучший психолог – это тренер, который ведёт команду. Такой специалист у нас – это Кристиан Бауэр, да и старшие российские тренеры обладают такими качествами. Это и Юрий Владимирович Лыков – тренер по рапире, и Александр Александрович Глазунов — новый тренер по шпаге. Надеюсь, что и я где-то помогаю. А сейчас, за три-четыре месяца до Олимпиады, брать нового человека в сложившиеся коллективы, думаю, не имеет смысла.

— В тренировочном процессе у вас в сборной демократия или тренерская диктатура? Может спортсмен сказать: мне это упражнение не подходит или давайте вот это попробуем?
— Вы знаете, мне очень нравится определение руководителей нашей страны – управляемая демократия.
Конечно, в первую очередь процессом руководит тренер. Хотя в работе с опытными спортсменами, которые имеют уже опыт выступления на Олимпиадах или чемпионатах мира, мы прислушиваемся к их мнению, но основная роль в подготовке лежит на плечах тренеров.

— Кем из сборной больше всего довольны? Вопрос и о тренерах, и о спортсменах.
— Я бы не хотел кого-то выделять, тем более что сезон только начинается. Сейчас основная задача — отобраться в тех видах, в которых мы ещё не попали на Олимпиаду. Этот вопрос надо решить. Большие надежды связываю и с мужской командой по рапире, и с Юрием Владимировичем Лыковым, и, как я уже говорил, с Глазуновым Александром Александровичем, который сделает всё возможное, чтобы женская команда шпажисток также отобралась на Олимпиаду. Потому что команда сильная, но пока положение очень сложное. Но шансы есть, и пока они есть, мы будем пытаться их использовать для отбора.

— Олимпийскую лицензию команда шпажисток будет пытаться заработать на ближайших стартах или на чемпионате Европы в Линьяно?
— Чемпионат Европы не будет влиять на олимпийский отбор, т.к. он будет проходить в июне, а отбор закончится 31 марта. Поэтому осталось три старта, и первый у них 12 февраля в Дохе, Катар. Потом ещё два турнира будет в Европе. Также у рапиристов. Это Париж, затем Ла-Корунья, Испания и "Боннский лев" — заключительный турнир в марте. Это три турнира, на которых в нашей ситуации надо показывать стабильно высокие результаты, тогда мы завоюем олимпийскую лицензию. Система отбора очень сложная.

— Имена спортсменов, которые получили лицензии и будут представлять страну в каждом виде, уже известны или вы будете решать по форме перед стартом?
— Дело в том, что квалификационный отбор закончится 31 марта. В тех видах, где будут только личные соревнования, мы 31 марта сможем назвать фамилии тех спортсменов, которые точно будут участвовать. А что касается тех видов, где будут командные соревнования – это две рапиры, женская шпага и мужская сабля, то у нас здесь тренерская система отбора, и на этапах Кубка мира тренеры будут определять, кто лучше, кто достоин поехать на Олимпиаду.

— Сколько всего лицензий осталось завоевать?
— На данный момент у нас пока нет лицензий в командных видах: в мужской рапире и женской шпаге и в личном виде – мужской шпаге.
Есть неплохие юниоры, но в этом сезоне они вряд ли смогут побороться за олимпийскую лицензию. А вот в следующем четырёхлетии есть несколько хороших, интересных ребят молодых 19 – 20 лет, которые могут заявить о себе в полный голос.
Здесь у нас очень сложное положение в международном рейтинге. Вряд ли кто-то из наших ребят попадёт, поэтому мы рассчитываем, что на квалификационном европейском турнире один из спортсменов всё же завоюет индивидуальную лицензию. В женской сабле, где будут только личные лицензии, три наши девочки идут очень высоко: это Софья Великая, чемпионка мира прошлого года, Юлия Гаврилова, она идёт четвёртой в рейтинге, и пятое место занимает Екатерина Дьяченко. Все три спортсменки лицензии завоюют, но дело в том, что только две могут принять участие в Олимпийских играх. Поедут лучшие две. Полная квота будет, но кто из них, можно будет сказать только 31 марта. Очень жаль, потому что все три очень сильные, но повторюсь, лишь две спортсменки могут представлять страну на Олимпиаде.

— Кто наши основные соперники на главном старте – итальянцы?
— Итальянская сборная, кстати, ещё не везде отобралась. Да, основными конкурентами будут именно они, хотя и французы, а в некоторых дисциплинах, несомненно, ещё и китайцы и японцы. В шпажных дисциплинах вообще очень высокая конкуренция. И потом Олимпиада – это такие соревнования, где часто побеждают малоизвестные спортсмены.

— Кого из шпажистов мы увидим на этапе Кубка мира и на французском турнире по рапире?
— Это должен быть Антон Авдеев, Павел Сухов, Алексей Тихомиров, наверное, Игорь Турчин. Все те ребята, которые у нас последние годы принимали участие в составе сборной на чемпионатах мира и Европы. Новых имён нет. Есть неплохие юниоры, но в этом сезоне они вряд ли смогут побороться за олимпийскую лицензию. А вот в следующем четырёхлетии есть несколько хороших, интересных ребят молодых 19-20 лет, которые могут заявить о себе в полный голос.

— Заглядывая в грядущее четырёхлетие, есть ли у нас резерв, скамейка запасных? Есть молодёжь, с которой можно работать в перспективе ОИ-2016?
— Да, у нас сейчас хорошо поставлена работа в резерве.
В женской сабле три наши девочки идут очень высоко: это Софья Великая, чемпионка мира прошлого года, Юлия Гаврилова, она идёт четвёртой в рейтинге, и пятое место занимает Екатерина Дьяченко. Все три спортсменки лицензии завоюют, но дело в том, что только две могут принять участие в Олимпийских играх.
Возглавляют эти сборные в недавнем прошлом известные спортсмены, которые хорошо знают этот вид спорта и очень хорошо работают. Опять же на следующей Олимпиаде, если ничего не поменяется, не будет командных турниров рапиристок и саблистов – тех видов, в которых мы доминируем. Значит, надо будет думать, учитывая 2016 и 2020 год, как формировать команды, но восемь лет в спорте – это большой срок. Поэтому после Олимпиады в Лондоне нужно будет смотреть резерв с перспективой на 2020 год. К 2016 году есть шпажисты, молодые интересные ребята, есть юниоры и в мужской сабле. Главное не потерять, не упустить никого из перспективных ребят, которые на следующих Олимпиадах смогут выступать за нас.

— Но какой-то костяк того состава, который поедет на Олимпиаду в Лондон, останется или будет большое обновление?
— Думаю, что лидеры сборных останутся до 2016 года, но в любом случае всё зависит от них. Не хотелось бы загадывать. Сейчас все живём Олимпиадой в Лондоне и тренеры сборной, и ребята, и девушки. Все думают и готовятся только к ней.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
1 сентября 2016, четверг
30 августа 2016, вторник
29 августа 2016, понедельник
28 августа 2016, воскресенье
27 августа 2016, суббота