• Главные новости
  • Популярные
Сергей Джиенбаев
Фото: Виталий Аньков РИА "Новости"
Текст: Мила Волкова

Джиенбаев: шансы побороться за медали есть

Главный тренер сборной Сергей Джиенбаев прокомментировал итоги олимпийских квалификационных турниров, шансы на медали сборной в Лондоне и перспективы развития парусного спорта в России.
20 мая 2012, воскресенье. 00:00. Олимпиада 2016
— Сергей Нуржанович, все ли олимпийские квалификации уже завершены, и каков результат российской сборной?
— Сегодня ещё продолжается турнир, на котором решается судьба олимпийской лицензии в классе 470 у женщин. Всего в олимпийскую программу входит 10 парусных видов, из которых мы развиваем только девять. Исключение составляет лишь класс "Звёздный". По причине высоких затрат мы им не занимаемся. Из оставшихся девяти видов на данный момент у нас есть лицензии в семи: женском матч-рейсе, в классе "Лазер" у мужчин и женщин, в парусной доске у мужчин и женщин, а также у мужчин в классе "Финн" и 470. А в мужском скифе – класс "49er" — мы остались без лицензий. Этот класс у нас развивается только первый год, но довольно динамично. Мы были близки к цели, но завоевать путёвку в Лондон так и не удалось.

— Заключительные путёвки в этом классе были разыграны на недавно завершившемся турнире в Задаре. Чего не хватило нашим экипажам?
— Ребята находились в непосредственной близости к квалификационной зоне, занимая места с 20-го по 30-е, но не вошли в золотой флот, поэтому автоматически выбыли из борьбы. Были тяжёлые психологические условия и погодные – сила ветра не превышала девяти узлов.
Как мы и предполагали, наибольшие шансы на медаль есть у экипажа Екатерины Скудиной, представители других классов также поборются за бронзу. Шансы практически у всех равные. Прошедшие чемпионаты мира показали, что все наши спортсмены входят в двадцатку сильнейших.
На этом турнире везение оказалось не на нашей стороне. Если бы ветер составил 12-15 узлов, мы бы спокойно вошли в двадцатку и получили бы лицензию.

— Получается, универсальных экипажей у нас пока нет?
— У нас был универсальный экипаж, но он не справился с работой с весом. Это Калинчев и Карачов. В последней гонке у них при ветре в шесть узлов было 10 кг лишнего веса. Экипаж Басалкина, они хорошо ходят при слабом ветре, тоже до последней гонки могли бороться за вход в золотой флот, но финишировали лишь 20-ми.

— Помимо борьбы за лицензии на прошедших турнирах должны были определиться и олимпийские составы команд. Сейчас уже известны имена спортсменов, которые поедут в Лондон?
— Да, уже вся внутрикомандная борьба осталась позади. В классе "Финн" Россию будет представлять Эдуард Скорняков, в классе "Лазер" — Игорь Лисовенко, в "Лазер Радиал" — Светлана Шнитко, в классе 470 у мужчин – брать Шереметьевы, в парусной доске – Дмитрий Полищук и Татьяна Базюк и в женском матч-рейсе – это экипаж Скудиной, у них всё решал мировой рейтинг без отбора внутри страны.

— Изменится ли каким-то образом их дальнейшая подготовка?
— Да, их подготовка будет строиться с упором на Олимпийские игры, а остальные будут работать на них в качестве спарринг-партнёров. Сейчас все страны закроют доступ к своим спортсменам, и у кого наиболее сильная конкуренция внутри страны, тот окажется в более выигрышном положении в плане подготовки. Это реалии современного спорта – ни одна страна не будет работать на соперника.

— Какие-то значимые турниры ещё остались до Олимпийских игр?
— На начало июня у нас запланирована регата на олимпийской акватории в Веймауф и Портленде. Затем предстоит промежуточная киевская регата и чемпионат Европы. На всех этих стартах мы будем решать вопросы тактики и скорости.

— Судя по последним стартам, каковы шансы на медали у российских спортсменов в Лондоне?
— Как мы и предполагали, наибольшие шансы на медаль есть у экипажа Екатерины Скудиной, представители других классов также поборются за бронзу. Шансы практически у всех равные. Прошедшие чемпионаты мира показали, что все наши спортсмены входят в двадцатку сильнейших. Братья Шереметьевы до последнего дня шли на 16-м месте, Эдуард Скорняков и Дмитрий Полищук тоже были в двадцатке, каждый из них может зацепиться за бронзу. Насчёт первых мест мы планов не строим, но за третье поборемся.

— Отдельный вопрос по Игорю Лисовенко. На прошлой Олимпиаде ему немного не хватило до медали, и многие отмечали, что причина этого в недостаточно серьёзном настрое. Сейчас ситуация изменилась?
— Я бы сказал, что ему не хватило не серьёзности, поскольку даже самый разгильдяй на Олимпиаде становится серьёзным, а опыта. Олимпийские игры показывают, что чемпион мира или Европы может не попасть даже в 15 сильнейших.
У нас выделяется один миллион долларов на весь парусный спорт, включая детей, взрослых и олимпийцев. Это бюджет одного класса на Западе. К счастью, наши спортсмены всё понимают, и это придаёт им дополнительный стимул и мотивацию. От каждого из них сейчас зависит будущее парусного спорта в России. Будет медаль — будут относиться к нам серьёзно.
Это неоднократно подтверждала олимпийская статистика: спортсмен, выигравший накануне чемпионат, затем не попадал ни в тройку, ни в шестёрку, ни в десятку. Олимпийские гонки совершенно иные: другое качество, другой формат и психологический накал. Количество флота тоже другое. Есть даже олимпийские и неолимпийские гонщики. Например, Роланд Габлер пять раз выигрывал чемпионат мира и ни разу Олимпийские игры. И был момент, когда федерация парусного спорта Германии решала вопрос о том, везти или не везти его на Игры как олимпийского гонщика.

— Сейчас ребятам опыта хватает?
— Опыта хватает. Но у нас технический вид спорта, и верить в чудеса здесь сложно. Наша страна по уровню экономики находится в районе 60-х мест в мире, и то, что мы входим в двадцатку сильнейших, это действительно чудо и самоотверженность спортсменов и тренеров. Если сравнивать бюджет класса "49er" тех, кто гоняется в серебряном флоте (с 20-го по 50-е место), например, канадцев, это 300 тысяч долларов. У нас это бюджет всей команды. При этом мы ещё пытаемся бороться за лидерство. Иначе как чудом это не назовёшь. У них на пять спортсменов приходится команда из 30 человек: специалистов по лодкам, тренеров, врачей, поваров и т.д. А у нас тренер – это и бухгалтер, и водитель и всё остальное.

Но несмотря ни на что люди работают. Пока ещё не кончился багаж, заложенный в советское время. А что мы будем делать на следующие Олимпийские игры, я не знаю. Многие спортсмены, которые росли и воспитывались в Советском Союзе, после Лондона завершат свою карьеру. И снова всё упирается в бюджет. Нормальных условий для тренировок в стране нет, а за границей это стоит 1500-2000 евро в день. Таковы расценки в парусном спорте за работу с иностранным тренером, которые, как правило, находят иностранных спарринг-партнёров.

— Картина складывается не очень радужная.
— Такова реальность. Следующий олимпийский цикл – это будет битва бюджетов, она уже сейчас идёт. Например, бюджет английской сборной — 12 миллионов фунтов стерлингов в обычный год, а в олимпийский, скорее всего, превышает 15 миллионов. У американцев – 10 миллионов долларов, у французов — 8, самые маленькие составляют 5-6. А у нас выделяется один миллион долларов на весь парусный спорт, включая детей, взрослых и олимпийцев. Это бюджет одного класса на Западе.

К счастью, наши спортсмены всё понимают, и это придаёт им дополнительный стимул и мотивацию. От каждого из них сейчас зависит будущее парусного спорта в России. Будет медаль — будут относиться к нам серьёзно. Не будет медали — дальше придётся очень тяжело.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
1 сентября 2016, четверг
30 августа 2016, вторник
29 августа 2016, понедельник
28 августа 2016, воскресенье
27 августа 2016, суббота