• Главные новости
  • Популярные
Алексей Черемисинов
Фото: Михаил Мокрушин РИА "Новости"
Текст: Мила Волкова

Черемисинов: всегда нужно драться до конца

Бывает ли победа лёгкой, о выступлении в личном и командном первенстве, соперниках и подготовке к Олимпийским играм – в интервью с чемпионом Европы по рапире Алексеем Черемисиновым.
22 июня 2012, пятница. 01:10. Олимпиада 2016
— Алексей, примите поздравления с победой, как себя ощущаете в статусе чемпиона Европы по рапире?
— Спасибо. Сейчас основная эйфория уже прошла, поскольку все мы понимаем, что главный старт нас ждёт через полтора месяца. Стать чемпионом Европы – это очень большой успех, наверное, самый большой в моей жизни, но все основные сражения ещё впереди на Олимпийских играх. И все желания также связаны именно с ними. Возможно, позднее у меня будет время всё это лучше осознать.
Сейчас основная эйфория уже прошла, поскольку все мы понимаем, что главный старт нас ждёт через полтора месяца. Стать чемпионом Европы – это очень большой успех, наверное, самый большой в моей жизни, но все основные сражения ещё впереди на Олимпийских играх. И все желания также связаны именно с ними. Возможно, позднее у меня будет время всё это лучше осознать.

— Как в целом складывался для вас этот турнир в личном первенстве?
— Если честно, то у меня не было ни одного простого поединка. В самом первою бою за вход в 1/8 с украинцем Андрием Погребняком я довольно уверенно повёл 8:4, а потом сразу же отдал середину 10:8, но в итоге смог дожать соперника и одержать победу. По сути, все последующие поединки проходили в том же ключе. Очень похожий бой был с хорватом Йовановичем за вход в четвёрку: я лидировал, затем ему удалось меня догнать, но при счёте 14:13 мне удалось нанести решающий укол и выиграть. Как видите, все встречи проходили в упорной борьбе.

И полуфинальный бой с Крузом также сложился очень непросто. Ещё в самом начале я почувствовал, что начала беспокоить старая травма спины, плюс там было очень жарко. В итоге у меня начало сводить мышцы спины и ног, и я вынужден был взять 10-минутную паузу после первой трёхминутки, чтобы обратиться за помощью к массажистам. После того как меня немного размяли, стало полегче. Тогда счёт был 5:4, и дальше я психологически начал торопиться его закончить, форсировал события и получил несколько контратак. Но потом нашёл в себе силы и сначала догнал соперника, а потом смог и выиграть. Конечно, мне на руку сыграл и тот факт, что Круз также находился не в лучшей форме. Когда мы брали второй технический перерыв, я увидел, как он упал практически без сил, и понял, что ему тоже несладко, возможно, даже хуже, чем мне. Этим необходимо было воспользоваться.

— Можно сказать, что у вас получился турнир на выживание.
— Наверно, можно и так сказать, но тогда я об этом не думал. Да, эта победа далась мне очень нелегко. Но, наверное, это всегда так. Мне кажется, что победы всегда даются тяжело.

— На чемпионате мира, где вы остановились в шаге от призов, были примерно такая же ситуация?
— Да, я тогда проиграл Валерио Аспромонте за вход в четвёрку, и тот бой очень был похож на этот. Я начал крупно проигрывать, конечно, не шесть уколов, но где-то порядка четырёх, потом, правда, мне удалось переломить ход встречи и даже повести с минимальным преимуществом. Но в итоге Аспромонте удалось оставить за собой право сразиться за золото чемпионата мира. И, на мой взгляд, он тогда должен был выиграть тот турнир. Но в финальной встрече с Кассарой он, видимо, уже примерил корону победителя и из-за этого отдал титул, хотя дрался очень хорошо. Мне же тогда совсем немного не хватило до того, чтобы попасть в призы. Это так.

— Возвращаясь к чемпионату Европы, можете сравнить ваших соперников по последним двум встречам: Круза и Кляйбринка? С кем из них вам было фехтовать сложнее, но в то же время и интереснее?
— В финальном поединке я встречался с Бенжамином Кляйбринком, олимпийским чемпионом – 2008, который является очень сильным фехтовальщиком. В мировом рейтинге он сейчас стоит ниже, чем Круз, но по своему уровню мастерства и по отношению к нему фехтовальной общественности превосходит англичанина, поэтому его я опасался намного больше. На поединок выходил с настроем показать хорошее фехтование и хотя бы что-то ему противопоставить.
Но когда дерёшься и хочешь выиграть, интерес отходит на второе место. Поэтому нельзя сказать, что мне с ним было интереснее фехтовать, чем с Крузом, или наоборот. Интерес был один – победить. А вот что касается самого боя, то действительно с Кляйбринком он получился намного интереснее.

— В одном интервью вы его назвали самым рапирным фехтовальщиком, почему?
— Дело в том, что есть спортивное фехтование, а есть классическое. У него классическая школа, близкая к нам. И у него имеется большой арсенал технических и тактических рапирных приёмов, поэтому он очень интересный рапирный фехтовальщик.

Но когда дерёшься и хочешь выиграть, интерес отходит на второе место. Поэтому нельзя сказать, что мне с ним было интереснее фехтовать, чем с Крузом, или наоборот. Интерес был один – победить. А вот что касается самого боя, то действительно с Кляйбринком он получился намного интереснее.

— В командных соревнованиях медаль завоевать не удалось. Чего не хватило?
— Это очень тяжёлый вопрос, на который очень трудно ответить, и его лучше адресовать тренерскому штабу. Но я считаю, что мы все отфехтовали хорошо. Не хватило совсем немного, быть может, большей остроты и везения. С другой стороны, главный старт сезона ещё впереди, злее будем.

— Если судить по рейтингу, на Олимпиаде за вход в четвёрку вам предстоит встретиться с командой Германии, которой вы уступили в борьбе за золото. Это так?
— Это ещё не окончательный рейтинг. После чемпионата Европы есть ещё этап Кубка мира на Кубе, который будет проходить чуть ли не за неделю до Олимпийских игр, и основных составов там не предвидится, поскольку все будут готовиться к Лондону. Но именно там будет решаться, как сложится турнирная сетка в Лондоне. Туда отправится наш второй состав и постарается нам помочь.

— Сейчас в мировом рейтинге первое место занимает Италия, второе — Германия, третье – Китай, четвёртое – Франция. С кем из них вы предпочли бы встретиться вначале?
— Удобнее всего было бы встречаться с французами, но этого не случится, поскольку они сейчас четвёртые и выше уже вряд ли поднимутся. Поэтому основной выбор стоит между Германией и Китаем. Лично я предпочёл бы Китай, хотя особой разницы нет. Обе команды сильные, но и у тех, и у других мы можем выиграть. Очень не хотелось бы встречаться за вход в четвёрку с итальянцами, а такой вариант тоже возможен. Насколько я помню, они выиграли соревнования в прошлом году на Кубе и точно туда не поедут, а, значит, могут потерять очки. И если они скатятся на второе место, а мы на седьмое, то такая встреча не исключена. Тем не менее все соперники нам по зубам, и шансы на победу расцениваю довольно высоко.

— В Катанье вы говорили, что командный турнир для вас важнее индивидуального. Какими были приоритеты в Леньяно?
— Чемпионат мира в Катанье был отборочным на Олимпийские игры. Там давался тройной коэффициент, поэтому успешное выступление автоматически обеспечивало нам путёвку в Лондон. Проиграв там французам, мы устроили себе нервотрёпку на весь этот сезон и попали на

Олимпиаду только на турнире в Бонне. Поэтому он и был таким важным в Катанье. А здесь, в Леньяно, сказать, что командные соревнования для нас имели такой же приоритет, как в Катанье, было бы лукавством, потому что цена вопроса совсем другая. Вот если бы мы проиграли англичанам бой за вход в четвёрку, это могло бы очень сильно осложнить нашу ситуацию. К счастью, этого не произошло. Тем не менее хочу сказать, что когда ты выходишь на дорожку, будь то командные соревнования или личные, нельзя давать себе слабину. Нужно стараться побеждать. Это чемпионат Европы, и нельзя было ударить в грязь лицом. Да, можно было по-разному к нему подходить. Всё-таки Олимпийские игры ещё впереди, и можно было подойти к данному турниру не в лучшей форме. Но какой бы форма ни была, всё равно нужно драться до конца.

— Можно ли сказать, что в Леньяно у вас был пик формы, или это ещё не предел возможностей, и основную силу вы покажете в Лондоне?
— Это спорт, и бывает так, что выигрывают соревнования и не на пике формы. Кроме того, только спустя время можно будет сказать, находился я в Леньяно на пике формы, или это был только её набор. Но как человек, который только что выиграл чемпионат Европы, я не могу сказать, что был не на пике формы. Это было бы некорректно. Плюс ко всему пик формы можно набирать и по ходу турнира. Бывает вначале ничего не получается, а потом к финальным поединкам форма приходит. Когда я фехтовал в личных соревнованиях, мне было очень тяжело, и я не могу сказать, что был на пике. А к командным встречам ситуация изменилась, обострилось чувство дистанции, стал лучше себя чувствовать. Но это мои внутренние ощущения, может, они и необъективны.

— Эта победа станет для вас дополнительным психологическим стимулом в преддверии Олимпиады?
— Об этом мы узнаем после Олимпиады. Я не знаю, поможет она мне или помешает. Но в любом случае, мне кажется, что она вселила в меня уверенность.

— Над чем ещё предстоит поработать в оставшееся время до Игр?
— В ближайшее время мы улетаем на сбор в Сочи по ОФП. Плюс параллельно будем заниматься специальной подготовкой — фехтованием. Затем вернёмся и будем уже готовиться к Олимпиаде на сборе в Новогорске. У меня есть некоторые аспекты, над которыми бы хотелось успеть поработать. Но всё это будет как повторение перед экзаменом, когда ты пролистываешь билеты. Вроде всё помню и пошёл.

— Как ваш тренер, который также является чемпионом Европы по рапире, оценил вашу победу?
— Мой тренер — чемпион чемпионов, который выиграл всё, что только можно в своей жизни. А я только один турнир. Он доволен. Мы оба рады, но останавливаться на достигнутом не собираемся.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
1 сентября 2016, четверг
30 августа 2016, вторник
29 августа 2016, понедельник
28 августа 2016, воскресенье
27 августа 2016, суббота