Все новости
Игорь Пахоменко
Фото: Валерий Мельников, "РИА Новости"

Пахоменко: буду работать на команду

О тренировках, возросшей конкуренции в мужской спортивной гимнастике и медальных перспективах команды в Лондоне — в интервью с членом олимпийской сборной Игорем Пахоменко.
Олимпиада 2016

Бронзовый медалист чемпионата России в многоборье и серебряный призёр в упражнении на коне Игорь Пахоменко вошёл в основной состав олимпийской команды и вместе с Эмином Гарибовым, Денисом Аблязиным, Александром Баландиным и Давидом Белявским будет представлять Россию в Лондоне. Состав был объявлен на пресс-конференции на базе «Озеро Кругло», после которой корреспондент «Чемпионат.com» расспросил будущего олимпионика о том, как

Например, сейчас на сборе у нас есть парень из Хорватии, который приехал сюда готовиться к Олимпиаде. Так он по шесть часов отрабатывает только коня, чтобы что-то завоевать в этом виде. А у нас в основном ставка делается на многоборье. Я также являюсь многоборцем, и просто физически не хватает времени, чтобы натренировать его должным образом.

состоялось его знакомство со спортивной гимнастикой и что является для него главным стимулом в достижении новых высот.

— Игорь, расскажите, как вы начали заниматься спортивной гимнастикой. Какие-то альтернативные варианты были?
— Меня привели в гимнастику в очень юном возрасте, поэтому подробностей я не помню. Но это не первый вид спорта, в который меня хотели отдать. Пробовали и дзюдо, и бокс, но я не хотел заниматься этими видами, меня и сейчас подобный «мордобой» не сильно интересует. А гимнастика нравится, и я нисколько не жалею, что стал ей заниматься.

— Гимнастика – очень зрелищный, но вместе с тем травмоопасный вид спорта. Как удаётся совмещать азарт и желание сделать какой-то сложный элемент с инстинктом самосохранения?
— Здесь очень многое зависит от координации. Мне в этом плане повезло, травм практически не бывает, только растяжение мышц. А если что-то серьёзное и случалось, то происходило исключительно по глупости. Как в детстве, когда запрещают баловаться, но всё равно хочется. У кого похуже с координацией, им, конечно, сложнее – элементы приходится дольше учить, срывы неожиданные происходят.

— А какой подход к вам нужен на тренировках?
— Разный. В детстве тренеру что-то сложно было возразить, приходилось только слушать и делать. Сейчас повзрослели, поумнели, сами тренируемся, но иногда тренеру всё же приходится заставлять.

У всех бывают такие моменты, когда не очень хочется что-то делать, но знаешь, что надо и делаешь.

— Что для вас является главным стимулом для занятий гимнастикой?
— Наверное, это все те люди, которые мне помогают и за меня болеют. В первую очередь это родители, которые звонят порой по три раза в день, переживают, пытаются как-то помочь даже по телефону.

— А во время соревнований такая поддержка помогает или, наоборот, отвлекает?
— Во время соревнований я стараюсь вообще ни с кем не общаться, чтобы не сбить внутренний настрой. А после, конечно, уже всё рассказываю, как и что происходило.

— У вас один из ведущих снарядов – это конь. Почему, на ваш взгляд, мы давно не завоевывали медали в этом виде?
— Если говорить о медалях в отдельных дисциплинах вообще, то их выигрывают те, кто специализируется исключительно на данном виде. А конь очень тяжёлый снаряд. Гимнасты, которые попадают в финал на крупных соревнованиях, тренируют его целыми сутками. Например, сейчас на сборе у нас есть парень из Хорватии, который приехал сюда готовиться к Олимпиаде. Так он по шесть часов отрабатывает только коня, чтобы что-то завоевать в этом виде. А у нас в основном ставка делается на многоборье. Я также являюсь многоборцем, и просто физически не хватает времени, чтобы натренировать его должным образом.

— А помимо многоборья будете пытаться зацепиться за медали в каких-то отдельных видах в Лондоне?
— Честно говоря, я в основном работаю на команду, а вот Эмин Гарибов должен пройти в финал на перекладине. Денис Аблязин, если всё хорошо сделает, также способен побороться за попадание на пьедестал в вольных упражнениях и прыжке. И, наконец, Александр Баландин рассчитывает на медали на кольцах.

— Раз вы упомянули Эмина Гарибова, расскажите, как выбирали капитана команды?
— Выбирали все вместе и единогласно решили, что это должен быть Эмин. Возможно, Александр Баландин самый опытный у нас, но Эмин более взрослый и рассудительный, поэтому сразу выбрали

Во времена Алексея Немова была совершенно другая гимнастика. Мы просматривали записи их выступлений. Это другой уровень конкуренции, другой уровень сложности, несравнимый с тем, что сейчас. За последнее время гимнастика стала намного сложнее, и соперников прибавилось в разы.

его.

— Можете сравнить несколько поколений: Алексея Немова, Антона Голоцуцкова и ваше. Чем вы отличаетесь?
— Во времена Алексея Немова была совершенно другая гимнастика. Мы просматривали записи их выступлений. Это другой уровень конкуренции, другой уровень сложности, несравнимый с тем, что сейчас. За последнее время гимнастика стала намного сложнее, и соперников прибавилось в разы.

— Тот уровень сложности, который вы демонстрируете сейчас, предельный или ещё есть куда расти?
— Есть. Мы все ребята молодые и планируем продолжить выступления в следующем олимпийском цикле. За эти четыре года ещё много, что можно натренировать.

— В следующем олимпийском цикле есть желание развивать отдельные снаряды или по-прежнему будете сосредоточены на многоборье?
— Скорее всего, буду работать над теми, в которых преуспеваю – это конь и перекладина. Я и сейчас стараюсь уделять им много внимания.

— До Лондона осталось совсем немного времени, какое-то волнение или давление груза ответственности не ощущается?
— После того как объявили, что я в составе команды, уже нет, а до этого были опасения, что все труды могут пойти насмарку. Сейчас стало проще. Мы одна команда, всегда вместе, все друг за друга, и это вдохновляет. А дальше приедем в Лондон, посмотрим, что будет.

Комментарии (0)
Партнерский контент