• Главные новости
  • Популярные
Лондон-2012. Дзюдо. Тагир Хайбулаев
Фото: Getty Images
Текст: Александр Служаков

Хайбулаев: отмечать – не самое главное

О своей победе в Лондоне, встрече с Владимиром Путиным, уникальности Эцио Гамбы, соперниках, подготовке к Играм и многом-многом другом – в интервью олимпийского чемпиона по дзюдо Тагира Хайбулаева.
3 августа 2012, пятница. 00:00. Олимпиада 2016
Фоторепортаж: Тагир Хайбулаев — чемпион Олимпийских игр – 2012!

— Тагир, расскажите, а как Эцио Гамба общался с Путиным?
— Ну как… У нас было чаепитие с Владимиром Владимировичем, где мы все вместе сидели. Я не думаю, что они общались ещё как-то отдельно.

— Вы знали, что он придёт?
— На сто процентов нет, но слухи ходили, так что я был готов. И, честно говоря, думал только о борьбе.
Когда выиграли первую золотую медаль, у меня слёзы пошли, честно говоря. И, конечно. Я очень рад за Мансура. Мы ведь оба из Дагестана, родились там. Эти победы хорошо характеризуют работу Эцио Гамбы. Не зря мы четыре года работали.

— Перед Олимпиадой вы были главным фаворитом на победу от России. Выигравшие до вас двое ребят как-то сняли с вас груз ответственности?
— Думаю, что да. Я за них так рад! Когда выиграли первую золотую медаль, у меня слёзы пошли, честно говоря. И, конечно. Я очень рад за Мансура. Мы ведь оба из Дагестана, родились там. Эти победы хорошо характеризуют работу Эцио Гамбы. Не зря мы четыре года работали.

— Вы выходили когда-нибудь на татами против Путина, несмотря на разные весовые категории?
— Нет. Не довелось. Но вообще ребята выходили, Арсен, например. Ещё кто-то, я сейчас не помню.

— А что он вам сказал сразу после победы?
— Сказал, что молодец. Ему же это тоже приятно, он, как бывший дзюдоист и мастер спорта, прекрасно разбирается в происходящем на татами.

— Может быть, поэтому вы готовились в последние дни перед Олимпиадой, в его родном городе – Петербурге?
— Это не совсем так. Мы же ещё перед этим в Париже готовились. Тут главный критерий был – климатические условия. И там просто климатические условия были гораздо более приближены к Лондону, чем в Сочи, где мы обычно тренируемся.

— Что было тяжелее: выиграть сейчас Олимпиаду или чемпионат мира в Париже?
— Может быть, сейчас и полегче было благодаря опыту. Но всё равно эмоции, конечно, разные.

— Какие были мысли, когда увидели свою турнирную сетку?
— Я такие вещи смотрю по утрам. Увидел, кто мой первый соперник, и стал на него настраиваться. Дальше не заглядывал и не заморачивался.
Этот человек, который умеет добиваться результата, исходя из того, что у нас есть. У нас с ним стало больше и общефизической подготовки, и работы над техникой. Мы же около 300 дней на сборах. У нас большие нагрузки, но они воспринимаются легко. В этом тоже уникальность нашего тренера.

— Что такое сумел сделать Гамба?
— Этот человек, который умеет добиваться результата, исходя из того, что у нас есть. У нас с ним стало больше и общефизической подготовки, и работы над техникой. Мы же около 300 дней на сборах. У нас большие нагрузки, но они воспринимаются легко. В этом тоже уникальность нашего тренера.

— Правда, что перестали бегать кроссы за неэффективностью?
— Да, мы убрали кроссы. Я считаю, что они больше нужны для циклических видов спорта.

— И чем кроссы заменили?
— Работой на ковре. В нашу программу входят упражнения, необходимые именно для дзюдо.

— Вы перед олимпийским турниром по дзюдо в Лондоне-2012 специально работали под кого-то из фаворитов?
— Была первая восьмёрка, тем более что в моей группе был японец. Вот под него работали, под ван дер Геста и под низких спортсменов – монголов, корейцев. То есть мы изучали первую восьмёрку и под неё готовились.

— А под чеха работали?
— Чех — молодой спортсмен. Очень быстро прогрессирует. Я два раза с ним встречался, выигрывал, но очень тяжело было.

— Вы сегодня четыре минуты проигрывали. Что чувствовали, когда смотрели на то, как тает время?
— Уже, знаете, так звенело, что всего лишь минута осталась, что я понял: по любому надо отыгрываться. У меня ещё преимущество было – сопернику предупреждение дали. Мне оставалось его спровоцировать либо на ещё одно предупреждение, либо провести юко.

— Вы знали, что монгол травмирован?
— Ну да. Он в полуфинале хромал ещё. Но вы знаете, может быть, он обманывал. Тут в любом случае надо настраиваться на максимум.
Мы всё понимаем. Понимаем, что тяжело одним коллективом 300 дней тренироваться, потому зачастую сознательно от них уходим. У нас их не бывает.

— Сколько будете теперь отдыхать?
— Это опять-таки будет согласовываться с Эцио Гамба.

— Когда вы боролись с Дмитрием Петерсом, он пытался взять вас на болевой приём. Вы были готовы к этому?
— Да, это его коронный приём, и я с трудом уходил от его болевых. В Париже он также пытался два-три раза со мной проделать это. Так что было опасно, но я об этом знал.

— Будете теперь к следующим Олимпийским играм готовиться?
— Сейчас не знаю. Посмотрим.

— Как-нибудь подстёгивают огромные гонорары, которые сулят нашим дзюдоистам за победу?
— Я об этом даже не слышал. Честно.

— Дагестанским спортсменам платят за олимпийское золото больше, чем в других регионах.
— Правда? Ну, это тоже стимул. Но спортсмен не должен об этом думать, когда выходит на татами.

— А вы сейчас где живёте – в Петербурге или Самаре?
— Живу я на сборах вообще. А так поровну: неделю дома. Неделю в Питере.

— А вы помните тот момент, когда узнали, что вас взяли в олимпийскую сборную?
— Это было месяца за два до официального объявления состава. На одном из сборов Эцио Гамба подошёл и всё сказал.

— У вас вес насколько соответствует категории?
— Я даже меньше вешу, чем надо. 97 кг. Но против тех, кто больше у меня свои козыри. Они тяжелее, а я, значит, ловчее.

— Какие цели ставили перед собой? Только золото?
— Нет. Зачем думать о золоте или серебре? Я выигрывал у каждого следующего соперника просто. Тем более я всех своих сегодняшних оппонентов уже побеждал. Кроме монгола. Ему я проигрывал на чемпионате мира.

— Расскажите о своей семье.
— Нас в семье трое детей. У меня две сестры, одна уже замужем — у меня и племянники есть, а младшая пока дома у матери с отцом.

— Вы уже подумали, как будете здесь в Лондоне общую победу праздновать?
— Это не самое важное – что-то отмечать. Это второстепенный вопрос. Думаю, за пять минут решим, куда пойти. В любую кафешку можно. Главное – командой собраться.

— На другие соревнования будете ходить?
— У нас, к сожалению времени нет. Завтра будем за Сашу болеть, а 4 числа уже улетаем домой.

— 300 дней на сборах – с ума можно сойти.
— Нет, нельзя, потому что мы часто меняем место дислокации. Но иногда, правда, надоедаем друг другу. Однако вот приедешь домой – вы не поверите, обратно порой тянет.

— Конфликты бывают?
— Мы всё понимаем. Понимаем, что тяжело одним коллективом 300 дней тренироваться, потому зачастую сознательно от них уходим. У нас их не бывает.

— Арсен Галстян любит отдыхать, гуляя по торговым центрам. А вы что любите?
— Сесть за руль и поехать в какой-нибудь город. Как-то из Самары в Дагестан ездил.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
1 сентября 2016, четверг
30 августа 2016, вторник
29 августа 2016, понедельник
28 августа 2016, воскресенье
27 августа 2016, суббота