Все новости

Такая разная цена

Пресс-атташе российской делегации на ХХIХ Олимпийских играх Геннадий Швец продолжает серию материалов, посвящённых главному событию четырёхлетия.
Олимпиада 2016

Пресс-атташе российской делегации на ХХIХ Олимпийских играх Геннадий Швец продолжает серию материалов, посвящённых главному событию четырёхлетия.

На пекинской Олимпиаде разыгрывается более 300 золотых медалей, но очевидно, что некоторые дисциплины публике мало интересны — победы в них имеют значение лишь для чемпионов, их родных и близких, ну и для распределения мест в общекомандной борьбе. Есть, в свою очередь, и топовые соревнования, имеющие максимальный рейтинг всеобщего внимания. В Пекине к их числу принадлежат и женские прыжки с шестом. Не столько потому, что это легкоатлетическое упражнение необычайно зрелищно, а больше по причине того, что есть на свете такая девушка – Елена Исинбаева. Возможно, я немного преувеличиваю на радостях, но думаю, что своей вчерашней победой Лена чуть отодвинула на второй план восьмикратного олимпийского чемпиона Пекина Майкла Фелпса. Он, конечно, великий атлет, но всё-таки в плавании самое интересное всегда происходит на табло, а собственно заплывы, даже рекордные, захватывающим зрелищем назвать трудно. И если ввести условные коэффициенты значимости золотых медалей, то наивысший, на мой взгляд, будет у золота Елены Исинбаевой. Короче, умножаем на десять, и тогда мы опережаем всех, даже китайцев (шутка со слезами на глазах).

Лена победила ещё до соревнований. Во всяком случае, так считали телевизионщики. Мне с самого начала Игр постоянно, по многу раз в день звонили (и сейчас, естественно, тоже звонят) продюсеры с просьбой организовать интервью с Исинбаевой. Я отвечал, что нужно как минимум подождать окончания турнира. Волнение всегда есть, и даже с 200-процентыми фаворитами происходят иногда несчастные случаи. Вот, например, вчера утром весь земной шар собрался посмотреть на легкокрылый бег китайского барьериста Лю Синя, а он вышел на дорожку, походил, сменил разминочную майку на боевую, порадовал публику своим присутствием на арене и на этом закончил – травма, ахиллово сухожилие (некоторые специалисты говорят о другой ахилловой пяте современного спорта)

Лена победила ещё до соревнований. Во всяком случае, так считали телевизионщики. Мне с самого начала Игр постоянно, по многу раз в день звонили (и сейчас, естественно, тоже звонят) продюсеры с просьбой организовать интервью с Исинбаевой. Я отвечал, что нужно как минимум подождать окончания турнира. Волнение всегда есть, и даже с 200-процентыми фаворитами происходят иногда несчастные случаи. Вот, например, вчера утром весь земной шар собрался посмотреть на легкокрылый бег китайского барьериста Лю Синя, а он вышел на дорожку, походил, сменил разминочную майку на боевую, порадовал публику своим присутствием на арене и на этом закончил – травма, ахиллово сухожилие (некоторые специалисты говорят о другой ахилловой пяте современного спорта). За несколько часов до начала прыжков с шестом я долго разговаривал с тренером Лены Виталием Петровым, мы вспомнили, как его ученик, супер-рекордсмен мира Сергей Бубка, в 1992-м в Барселоне не взял проходную начальную высоту 5,70 (об этом подробно рассказано на сайте «Чемпионат.ру» в моих заметках "Позолоченное золото").

Лена начинала прыжки с высоты 4,70. Лично меня это обстоятельство встревожило – нехорошие ассоциации вызывала похожесть цифр (4,70 и 5,70). Но все прыгуньи уже начали брать свои первые заявленные высоты, а Лена продолжала прятаться под своим белым одеялом (оно стало чуть ли не главным реквизитом этого спектакля, судя по последовавшим после всего многочисленным вопросам журналистов). Меня злила своими хорошими – с большим запасом – прыжками американка Дженнифер Стучински. Личный рекорд у неё — 4,92, это немало. Эта американка – неприятная личность, которая в своих интервью постоянно задирает Елену. Так, незадолго до Игр она пообещала (дословно, в переводе на русский) надрать ей одно место. Я из ложи прессы позвонил по мобильному Виталию Петрову, который сидел на трибуне рядом с прыжковым сектором, деликатно намекнул: может, Лене нужно пораньше начинать? Виталий засмеялся: «Да успокойся ты, всё нормально». 4,70 Исинбаева перепрыгнула так, будто это была бельевая верёвка, до которой домохозяйка может дотянуться руками. Американка же продолжала своё дело достаточно уверенно, а сломалась только на высоте 4,90 — с первой попытки не взяла её и начала доставать судей, чего-то требовала, подбегала за консультацией к тренеру. В прыжках с шестом есть правила, которые позволяют спортсменкам переносить неиспользованные попытки на следующие высоты. И ещё одно правило: каждой участнице на подготовку к прыжку даётся две минуты, а если в секторе продолжает соревнование только одна спортсменка, то её тайм-лимит увеличивается до пяти минут. Это даёт возможность для тактико-психологических ухищрений. Когда недавно в Лондоне Исинбаева штурмовала мировой рекорд 5,04, американка мешала, как могла: взяла какую-то малую высоту, а одну оставшуюся попытку перенесла тоже на 5,04, хотя ясно было, что Стучински (так и хочется вычеркнуть одну букву из её фамилии) до этой высоты – как до Луны. Но этим приёмом соперница урезала Лене время на подготовку к прыжкам. Исинбаева всё-таки установила тогда в Лондоне очередной мировой рекорд. И на этот раз ужимки и прыжки американки (прыжки в буквальном смысле) не возымели успеха, и если вручать приз анти-фейр-плэй, его по праву должна получить эта Стучински.

Когда радостный факт стал реальностью, и оказалось, что прыжок на 4,85 стал для Лены победным, она немножко попрыгала от счастья. Виталий подозвал её к себе: «Лен, а ты не хочешь ещё немножко попрыгать с шестом? Ведь ещё не вечер, время есть, на ужин так и так успеем, столовая в деревне открыта 24 часа в сутки». Думаю, что в этот поздний вечер у телевизоров на планете сидело столько же людей (3 или 4 миллиарда), сколько и во время трансляции церемонии открытия. Но там участвовали 10 тысяч спортсменов, а на этот раз Лена была одна в кадре, в фокусе, на подиуме. Исинбаева взяла 5,05 не сразу, с третьей попытки. И даже это было правильно – для остроты сюжета, чтобы зрители получили полный пакет переживаний.

Когда радостный факт стал реальностью, и оказалось, что прыжок на 4,85 стал для Лены победным, она немножко попрыгала от счастья. Виталий подозвал её к себе: «Лен, а ты не хочешь ещё немножко попрыгать с шестом? Ведь ещё не вечер, время есть, на ужин так и так успеем, столовая в деревне открыта 24 часа в сутки».
Думаю, что в этот поздний вечер у телевизоров на планете сидело столько же людей (3 или 4 миллиарда), сколько и во время трансляции церемонии открытия. Но там участвовали 10 тысяч спортсменов, а на этот раз Лена была одна в кадре, в фокусе, на подиуме. Исинбаева взяла 5,05 не сразу, с третьей попытки. И даже это было правильно – для остроты сюжета, чтобы зрители получили полный пакет переживаний.

Не припоминаю другого такого случая всеобщей эйфории. Меня особо умиляли волонтеры: когда Лена проходила по коридорам под трибунами стадиона, эти люди вскрикивали, трогали её руками. Мы потом ехали с Леной на электрокаре к машине, водитель повторял сто раз: unbelievable! Это парень не верил своему счастью: он везёт величайшую спортсменку мира! В результате наш кар чуть не влетел в колонну. Но всё счастливо обошлось. В третьем часу ночи мы приехали в Bosco Club, где собрался весь цвет московского гламура. Гоша Куценко обнял Лену, долго шёл с ней под прицелом телекамер, тоже счастливый. Гоше мало того что он и так каждый день сияет с экранов всех мыслимых и немыслимых телеканалов, играет во всех возможных и невозможных сериалах, так он и в этом спектакле сумел стать звездой. Хорошо хоть не первой величины.

Полностью материалы Геннадия Швеца читайте в блоге: g-shvets.livejournal.com.

Комментарии (0)
Партнерский контент