• Главные новости
  • Популярные
На Олимпиаде в Атланте российские фехтовальщики завоевали 4 золотые медали
Текст: Лев Россошик
Фото: РИА "Новости"

"Я уколов не боюсь". Золотая Олимпиада российского фехтования

Сборной России по фехтованию на Играх в Рио есть на кого равняться. Например, на тех, кто ковал славу российского оружия ровно 20 лет назад.
27 июля 2016, среда. 12:00. Олимпиада 2016

За всё время выступлений советских, а позже российских мастеров клинка им неоднократно удавалось завоёвывать три олимпийских золота. Так было в Риме, Токио, Мехико, Монреале, Москве, да в том же Сиднее, уже в российские времена. Из Мюнхена фехтовальщики СССР привезли два золота, из Афин и Пекина — россияне по одному, в Лондоне вообще не удалось завоевать ни одной высшей награды. И лишь однажды отечественное фехтование принесло в командную копилку сразу четыре золотых медали — в Атланте-96. Обозреватель «Чемпионата» Лев Россошик в персональной рубрике «В Мемориз» вспоминает, как это было.

Шпага вместо клюшки

Первыми на дорожку во Всемирном конгресс-центре штата Джорджия вышли шпажисты. Представители самого, наверное, не медального для нас до той поры вида оружия. Вспомнить можно было одно-единственное токийское золото Григория Крисса в далёком-далёком 1964-м.

Мало верилось, что и на сей раз случится что-то путное. Тот же Валерий Захаревич зачехлил оружие уже после первого же боя. И кто вспомнит спустя годы, что уступил он — 62-й на тот момент в списке сильнейших шпажистов мира —

самому первому в этом самом рейтинге итальянцу Сандро Куомо всего-то один укол! На стадии 1/8 финала завершил борьбу самый опытный в нашей команде Павел Колобков, поднимавшийся до этого на олимпийский пьедестал в Сеуле и Барселоне, правда, только на третью ступень и вместе с другими членами команды шпажистов.

В «деле» оставался только Александр Бекетов. В первом бою на стадии 1/16 финала россиянин почти не испытал серьёзного сопротивления со стороны швейцарца Ника Бюржена — 15:8. Затем на его пути встал сам Эрик Среки, многоопытный француз, олимпийский чемпион Сеула и Барселоны и неоднократный победитель мировых первенств, занимавший перед Атлантой вторую позицию в мировом рейтинге. Но никакие громкие титулы не смутили спортсмена из подмосковного Воскресенска — 15:10. Следом Бекетову пришлось столкнуться с ещё одним французом, не менее опытным, чем Среки, но чуть менее именитым, — Жан-Мишелем Анри. И вновь верх за россиянином — 15:13.

Полуфинальный квартет составили два венгра — 26-летний Иван Ковач, которому уступил Колобков в 1/8 финала, и 21-летний Геза Имре, 24-летний кубинец Иван Тревехо Перес и 26-летний Саша Бекетов. Любопытно: все четверо — левши.

Первыми соперничали Имре и Тревехо Перес. Кубинец, постоянно наращивая преимущество, не оставил сопернику ни малейшего шанса — 2:0, 4:1, 7:4, 15:10.
Потом пришёл черёд Бекетова и Ковача. Я следил за боем вместе с Марком Мидлером, главным тренером нашей мужской рапирной команды, одним из наиболее знаменитых и опытных отечественных специалистов, для которого Игры в Атланте были десятыми в его полувековой спортивной биографии. Мидлер поведал, что ещё накануне в разговоре со своим молодым коллегой по команде шпажистов Александром Можаевым напророчил, что Бекетов способен на многое.

Я поинтересовался у Марка Петровича, чем был вызван столь оптимистичный прогноз. «Опыт многолетний подсказывает, что ошибки быть не может, — последовал ответ маэстро. — Обычно по глазам парня вижу, готов он что-то сделать или нет».

Бекетов с первых же минут стал доказывать правоту мидлеровских слов — он был как никогда собранным, целеустремлённым и неудержимо рвался вперёд, словно убегая от преследователей. И это в шпажном фехтовании, где безрезультатные бои, когда соперники минутами, почти не перемещаясь по дорожке, а лишь подпрыгивая на месте, как бы на батуте, выжидают ошибки друг друга, словно рыбак с удилищем-шпагой ждёт поклёва. А тут за первые три минуты россиянин нанёс сразу 9 уколов сопернику, пропустив только 4.

После перерыва венгр на время перехватил инициативу, и разрыв сократился — 12:8. «Очень нужен укольчик», — прошептал Мидлер, и, словно услышав эти слова, Бекетов перехватил флеш-атаку соперника. Ковач повалился на помост, президент жюри вызвал врача, который констатировал сильный вывих ступни.

На табло в это время горели цифры счёта — 13:8 и время до окончания второй трёхминутки — 52 секунды. Медицинский перерыв несколько затянулся. Но всё равно через 13 секунд после начала последней трети боя российский фехтовальщик развеял остатки сомнений — 15:8.

Отмечу для тех, кто не совсем в курсе: фехтование на шпагах — вещь специфическая: коли куда ни попадя — хоть в ногу, хоть в тело, хоть в голову. Потому, наверное, и неожиданности в этом виде оружия случались чаще, чем в других. Потому и чемпионы менялись чаще всего. А многократных победителей можно вообще пересчитать по пальцам рук. Кстати, и для Бекетова, как и для десятков ему подобных, Атланта стала единственным и неповторимым в жизни событием, которое прославило парня на века. И в той же русскоязычной версии «Википедии» про Бекетова написаны всего-то десять строк…

Но я чуть забежал вперёд.

Финал. Бекетов — Тревехо Перес. И здесь всё происходило достаточно быстротечно. На первый минутный перерыв соперники отправились с преимуществом в укол у кубинца.

А в начале второго периода сопернику удалось очень быстро довести своё преимущество до четырёх уколов — 6:10. Для шпажного фехтования такой счёт близок к провалу: в ход идут любые ухищрения — затяжка времени, считающиеся действительными обоюдные уколы, когда два фонаря загораются одновременно, масса других вариантов для удержание преимущества.

Однако горячий кубинец почему-то всё время лез на рожон, а наш шпажист действовал в этот момент более осторожно. И не только сравнял счёт, но вырвался вперёд. Потом ещё три раза в поединке было равенство. И всё в конечном итоге свелось к последнему и самому дорогостоящему в прямом смысле слова уколу: руководители российской делегации накануне первых стартов подогрели ажиотаж, заявив о суперпремиальных для спортсмена, который завоюет самую первую золотую награду для страны — обещанные за победу 50 тысяч долларов в этом случае удваивались.

Бекетову же в тот момент было не до премиальных: он видел перед собой мишень и целил в неё. И попал, опередив соперника на какие-то доли секунды.

— Вы верили, что сможете выиграть олимпийское золото?
— По крайней мере, я об этом мечтал.

— Что вы чувствовали, когда соперник по финалу повёл 10:6?
— Мне кажется, что он поверил в победу раньше времени. Со мной такое тоже случалось несколько раз, и я проигрывал из-за излишней самоуверенности. Например, на чемпионате мира-1995 в бою за выход в восьмёрку, когда я выигрывал у самого Среки три укола, но, тем не менее, уступил. На этот раз временная неудача заставила меня собраться

Словно услышав эти слова, Бекетов перехватил флеш-атаку соперника. Ковач повалился на помост, президент жюри вызвал врача, который констатировал сильный вывих ступни.

.

— На что собираетесь потратить обещанное вознаграждение?
— На быт. Ведь у меня семья, сыну Денису уже пять лет, а условия жизни сами знаете у нас какие.

— И всё-таки, почему фехтование и именно шпага?
— Да никакого другого вида оружия в Воскресенске не было. А мой первый тренер Юрий
Константинович Кузнецов оказался очень сильным педагогом.

Вообще-то он очень хотел играть в хоккей, которым в его родном Воскресенске бредили все мальчишки — местный «Химик» входил в элиту отечественного хоккея. Но родители решили иначе, и мама отвела 12-летнего пацана в фехтовальную секцию. А что из этого получилось, вы уже знаете.

Двое на пьедестале

Если взлёт Бекетова был в большей степени неожиданным, то от саблистов мы всегда в праве были ждать высоких результатов — уж больно сильны в этом виде оружия были россияне в последние десятилетия перед Атлантой. И даже досадный срыв в Сеуле, когда команда уступила венграм почти выигранное золото, никак не повлиял на приоритет отечественной сабельной школы в мире. Правда, на Играх 1996-го российские саблисты, как и фехтовальщики бывших республик, выступали самостоятельно.

В состав золотой сборной СНГ на Играх в Барселоне входили три россиянина и два представителя Украины. А тут два барселонских олимпионика — наш Станислав Поздняков и Вадим Гутцайт из Украины сошлись на дорожке уже в 1/4 финала.

За четыре года вчерашний дебютант из Новосибирска заметно возмужал и считался едва ли не самым стабильным саблистом мира, хотя в активе не имел ни одной высшей награды личных соревнований чемпионатов мира и Европы. Зато три года подряд перед Атлантой выигрывал Кубок мира по сумме очков на всевозможных турнирах в зачёт этого почётного трофея. Да и в мировом рейтинге Поздняков занимал второе место следом за своим земляком и к этому времени уже семикратным чемпионом мира Григорием Кириенко.

Соперничество двух друзей было принципиальным. Маятник удачи качался из стороны в сторону — 3:1 повёл Гутцайт, 6:5 — уже впереди Поздняков. Потом несколько чуть запоздалых действий россиянина — и шансы на его выход в финал с каждым новым зажжённым фонарём становились всё мизернее — 7:10, 9:12. И тут, словно что-то переключилось в человеческом механизме самого стабильного саблиста мира. Наверное, следовало попасть именно в такую стрессовую ситуацию и почувствовать приближение опасности, чтобы за какие-то секунды нанести пять ударов и выйти вперёд — 14:12.

Но тут Стасу, похоже, вновь понадобился барьер для преодоления, и он позволил сопернику сравнять результат — 14:14. Своеобразная игра в кошки-мышки? Вряд ли. Некоторая потеря концентрации, скорее. Теперь Поздняков не имел права проигрывать, и не проиграл — нанёс решающий удар.

Полуфинал с чернокожим венгром, прежде выступавшим за сборную Кубы, Йожефом Наварретом россиянин провёл без осечек, на одном дыхании — 15:7.

С противоположной стороны сетки шаг за шагом двигался к решающему сражению другой представитель российской сабли 22-летний москвич Сергей Шариков. Чемпион мира среди юниоров 1994 года в личных соревнованиях и серебряный призёр мирового взрослого первенства в составе команды за год до Атланты. Труднее всего нашему мастеру пришлось с юным лидером французской сабли 21-летним Дамьеном Туйа, двукратным чемпионом мира среди молодёжи. Шарикову пришлось поначалу испытать несколько неприятных секунд. Да-да, это не ошибка, именно секунд, ведь сабельные поединки скоротечны, иные длятся меньше минуты.

Француз очень быстро нанёс четыре удара — и держал москвича на этом достаточно комфортном для себя расстоянии — 6:2, 7:3, 8:4. Так продолжалось до 11:7. Стремление доказать, что он ничуть не слабее соперника, как раз и мешало Сергею до этого. Стоило чуть успокоиться — и всё враз изменилось: вот уже 12:11 впереди Шариков. И вскоре 13:13

На венгров порой было жалко смотреть — испытанные, казалось, бойцы на сей раз предстали этакими неумехами-первоклашками, только-только научившимися читать и писать.

.

Тут вот что важно заметить. В сабельном фехтовании, где непросто разобрать, кто первым начал атаку и раньше коснулся клинком соперника, многое зависело от решения президента жюри. Это сейчас появились видео-повторы, и не согласный с вердиктом арбитра спортсмен вправе запросить просмотр эпизода. А двадцать лет назад подобного не существовало. И в этот кульминационный момент судья разобрал фехтовальную фазу не в пользу россиянина.

Реакция зала была очевидной. Тогда, поняв, видимо, свою неправоту, уже в следующем эпизоде президент жюри «вернул должок» и засчитал укол французу. 14:14. И, кажется, секундомер не успел начать отсчёт времени после судейской команды: «Готовы! Начинайте!» — а фонарь, возвещавший о победном касании Шарикова, уже горел — настолько стремительной была его атака.

Так, спустя 16 лет чуть ли не день в день за олимпийское золото спорили два представителя одной страны.

— Но тогда, в 1980-м, это были ещё и ученики одного тренера, — не преминул вставить Марк Ракита, выдающийся спортсмен и тренер, который и был тем самым учителем Виктора Кровопускова и Михаила Бурцева. Я не мог не поинтересоваться мнением маэстро об олимпийских финалистах.

— Мне очень понравился Поздняков. А то, что бой против Гутцайта оказался таким напряжённым, это дань весьма сомнительному судейству, — размышлял Марк Семёнович. — И появление Шарикова в финале — вовсе не случайность. По очкам в Кубке мира он — в первой шестёрке. Повторяю: по классу Поздняков выше. Однако это ни в коем случае не гарантирует ему победы.

Финальный бой в техническом плане был не очень интересным: соперники слишком хорошо знали друг друга, чтобы чем-то удивить: оба демонстрировали не очень богатый сабельный арсенал в тактическом плане без домашних заготовок. Поздняков захватил инициативу с самого начала — 5:1, 8:4, 10:5, 12:8.

Казалось, до победы каких-то три удара. Но это и весьма непросто: ни в коем случае нельзя было поверить раньше времени, что ты уже чемпион. Вспомнил в тот момент историю двухлетней давности, когда тот же Поздняков вёл в финале чемпионата мира в Афинах 13:2 — и проиграл!

13:12! Шариков не собирался уступать! Вот это уже был настоящий, а не тренировочный бой — эмоции выплеснулись наружу. Число обоюдных атак увеличилось. Но Поздняков дотерпел. Он — чемпион! И на всё про всё ушла одна минута и 16 секунд чистого времени.

Фото: РИА "Новости"

Концерт для трёх сабель без оркестра

Даже затрудняюсь сказать, что это было. Шоу? Возможно. Театр? Не исключаю. Действительно, помост напоминал сцену, были и своеобразные кулисы, и переполненный зрителями зал, заворожённо наблюдавший за происходящим. И всё-таки это был не спектакль с его строго сценарной заданностью, а скорее концерт, в котором каждый на сцене изображает не персонажа пьесы, а исполняет собственную партию. Причём речь о концертной программе с участием выдающихся, но совершенно не похожих друг на друга исполнителей. И встречали их такими овациями, как будто это были не спортсмены, а три выдающихся тенора — Пласидо Доминго, Лучано Паваротти и Хосе Карерас.

У наших героев другие имена. Но известны они в своём — спортивном — окружении (да разве только в спортивном?) ничуть не меньше: Станислав Поздняков, Григорий Кириенко и Сергей Шариков. Надо было видеть, как (именно — как!) они расправились с очень сильными венгерскими саблистами, постоянными конкурентами наших фехтовальщиков на протяжении трёх последних десятилетий ХХ века. На венгров порой было жалко смотреть — испытанные, казалось, бойцы на сей раз предстали этакими неумехами-первоклашками, только-только научившимися читать и писать. Достаточно взглянуть на результат — 45:25!

Когда Поздняков последний раз «вонзил» свой клинок (обычно в этом виде оружия удары хлёсткие, рубящие) в несчастного Чабу Ковеша, в очередь для поздравлений олимпийских чемпионов выстроилась едва ли не половина зала. Представители многочисленных российских телекомпаний (разобраться в Атланте, кто и какой канал представляет, было почти невозможно), обычно игнорирующие фехтовальные соревнования, на сей раз слетелись к помосту, как пчёлы на мёд.

Попросил каждого из бойцов охарактеризовать партнёров.

Шариков: «Поздняков — олимпийский чемпион. И этим всё сказано. Кириенко — семикратный чемпион мира, из них четыре раза в личном турнире. Назовите мне ещё одного такого же действующего спортсмена?»

Кириенко: «Золото и серебро в личных соревнованиях были забыты, когда речь зашла о командных боях. Команда у нас великая! Это главное! Так что, если не возражаете, давать никому оценок не буду».

Поздняков: «И Серёжа, и Гриша — замечательные ребята, про каждого можно книги писать. Это люди, которые никогда не подведут. Иначе не существовало бы и команды».

Преждевременные похороны

Каждый день на Играх в Атланте преподносил сюрпризы. Приятные и не очень. Уже рассказывал о транспортном коллапсе, о чудачествах информационной системы. Но чтобы перевирать результаты — с этим столкнулся впервые.

Залез в информсистему, чтобы посмотреть, чем завершились полуфинальные бои команд рапиристов — был в это время на каких-то других соревнованиях, возможно, на штанге или волейболе, сейчас уж и не вспомню. И огорчился не на шутку: компьютер выдал, что встреча Россия — Куба завершилась победой последних с разницей всего в укол — 45:44.

Посокрушался, попереживал за ребят, которых хорошо знал, и за их тренера Мидлера, с которым на тот момент был знаком ровно тридцать лет. Согласитесь, обидно уступать одно-единственное касание. Но кубинцы на тот момент именно в рапире были корифеями — крушили всех и вся, а двое так и вообще лидировали в уже не раз упомянутом мною рейтинге ФИЕ. Ясное дело, как можно было не поверить ЭВМ, тем более что всё сходилось: за год до Игр на чемпионате мира кубинцы стали чемпионами, обыграв россиян в финальном поединке.

Отправил в редакцию материал, кажется, о волейболе, и преспокойно возвращался в пресс-центр — благо тот находился неподалёку. И был встречен странным вопросом: «Ты почему здесь? Вот-вот рапирный финал начнётся. А без тебя золота нам не видать». Тут же выяснилось, что компьютер (в очередной раз!) всё перепутал, и рапиристы не проиграли укол кубинцам, а выиграли его. И теперь нашим предстоит биться в решающей встрече с поляками. Ничего не оставалось, как поспешить в зал

Президентом жюри на наш матч с поляками назначили венгра. Что творил во время решающего боя этот «президент», не поддаётся описанию.

.

И узнал интересную деталь: президентом жюри на наш матч с поляками назначили венгра. Наверное, специально, ведь кое-кому в международной федерации того состава победы россиян — да ещё в таком количестве — были словно кость в горле. До этого парни Мидлера в четвертьфинале переиграли сильных венгров, оставив их вообще без медалей.

Что творил во время решающего боя этот «президент», не поддаётся описанию. Наверное, финал мог закончиться намного быстрее и с гораздо более убедительным счётом в пользу сборной России. Ну да ладно: дела давно минувших дней.

Итак, финал Россия — Польша. Даже специалисты припомнить не могли, когда мы проигрывали полякам большие турниры. Тем более — олимпийские.

Ситуация на дорожке вначале складывалась в нашу пользу, а потом, в какой-то момент, всё перевернулось. И понадобился боец, готовый в непростой обстановке взять инициативу в свои руки. В первом матче дня с венграми в аналогичной ситуации таким вот «матросовым» стал Дмитрий Шевченко. На сей раз в сложнейший момент собрал волю в кулак Ильгар Мамедов, олимпийский чемпион Сеула-1988 в таком же командном состязании, самый опытный из троих.

А дело было так. Шевченко сделал почин, обыграв Рышарда Собчака — 5:3. Мамедов поддержал его, показав такой же результат против Адама Кшесиньского, — 10:6. Владислав Павлович уступил Ярославу Родзевичу 5:6. Но общую ситуацию эта неудача не изменила.
Второй круг начался с победы Мамедова над Собчаком — уже 20:15. И тут Шевченко уступил Радзевичу не без помощи венгерского арбитра. Хотя счёт ещё в пользу российской сборной, расстояние между соперниками сократилось до критического — 25:23.

На невероятном подъёме провел свой бой с Павловичем Кшесиньски — и впереди уже поляки — 30:28…

Заключительный третий круг пришлось вновь начинать Мамедову. Надо было видеть, с каким настроем выходил на дорожку против Радзевича наш рапирист! Понимая, что на стороне соперника пусть и незаметная постороннему взгляду, но вполне осязаемая поддержка судьи, Мамедов всё сделал так, чтобы никто не мог к нему придраться и усомниться в его превосходстве. 7:3 на дорожке — и российская команда вновь впереди. 35:33! Не подкачали и молодые партнёры. Павлович — Собчак — 5:2 в бою и 40:35 в матче. Шевченко — Кшесиньски — 2:0, 2:3, 4:3, 4:5, 5:5! И 45:40!

Когда Шевченко нанёс 44-й укол, Мидлер ушёл из отведённого для команды «загона» в зрительный зал. Но совсем отвернуться от помоста сил у прославленного мэтра не хватило.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 11
1 сентября 2016, четверг
30 августа 2016, вторник
29 августа 2016, понедельник
28 августа 2016, воскресенье
27 августа 2016, суббота
Партнерский контент