Все новости
Юрий Маричев
Фото: Reuters

Борщ: брать на себя ответственность - по-тренерски и по-мужски

Об итогах четвертьфинального раунда для российского волейбола на Олимпиаде - в разговоре с экспертом "Чемпионата" Павлом Борщом.
Олимпиада 2016

→ Олимпийские игры — 2016. 12-й день. LIVE!

— Павел Викторович, со стороны показалось, что победа российским волейболистам в матче со сборной Канады досталась легко и просто. Это россияне были так хороши или канадцы не особенно боролись?
— Думаю, и то, и другое. Изначально наши ребята заставили канадцев ошибаться. Вдобавок из игры был выключен Гэвин Шмитт — человек, на которого сборная

Канады всегда рассчитывает особенно, за счёт своего диагонального эта команда выигрывает много матчей. Он российским блоком был выключен абсолютно. С этого всё началось, а закончилось тем, что под давлением сборной России канадцы перестали играть — оказать сопротивление им просто не позволили.

— Мы ждём соперников по полуфиналу. Каков ваш прогноз на четвертьфинал Бразилия — Аргентина?
— Думаю, мы дождёмся в соперники бразильцев, и продолжу настаивать на той точке зрения, что с ними на их территории нужно и можно бороться. Продолжаю считать, что с давлением домашних трибун они не справляются — это раз. У них короткая скамейка — это два. При этом не говорю, что бразильская команда — слабая. Я говорю лишь, что мы в состоянии с такой сборной Бразилии играть и можем её побеждать.

— Вопрос по поводу женского четвертьфинала Россия — Сербия. Он прост: «Что это было?»
— Это было полное отсутствие у сборной России какого-либо понимания, что делать на площадке. О причинах отсутствия понимания говорить сложно, не находясь внутри команды. Но, не боясь ошибиться, можно смело утверждать, что команды на площадке не было, а был набор игроков, которые будто бы впервые увидели друг друга. Это бросалось в глаза, хотя мы прекрасно знаем, что это не так. Поражения — такая вещь, которая часто в спорте случается.

— … но и проиграть можно по-разному.
— Да, к этому я и вёл. И то, как вчера проиграла российская сборная, пока никакому анализу не поддаётся. Перегорели все, без остатка. Полностью. Не сыграл никто, нигде и ни в чём. Это странно: сборная состоит из достаточно опытных игроков, поигравших везде и много, и чтобы никто не смог сыграть ни в одном из элементов… пока не берусь даже предположить, что произошло.

— Сейчас много говорят, что замены, сделанные перед самым стартом Олимпийских игр, были ошибочными. Каков ваш взгляд на этот счёт?
— Мой взгляд совпадает со взглядами тех, кто об этом говорит. Но здесь же тоже можно взглянуть на ситуацию по-разному. Одно дело, если эти замены были связаны с волейбольной составляющей, и тренер, отправляясь на Олимпийские игры именно с этим набором игроков, верил: именно они могут и должны помочь побеждать. Другое дело, если в процесс вмешались какие-то околоволейбольные вещи. Пока мы не узнаем причину, по которой игроки, прошедшие весь цикл подготовки, остались в России, есть смысл воздержаться от какого-либо анализа.

→ «Я готов взять на себя ответственность. Но не сегодня»

— Переходим к вопросу «что делать?»
— Нужно, конечно, разбираться со связующими. С ситуацией, когда в олимпийской сборной России есть опытные связующие, которые умеют и могут грамотно пасовать, но при этом не в состоянии отдать простую передачу, надо разбираться. Будучи в тренерском штабе российской команды, я персонально работал с Катей Панковой, и могу сказать, что прогресс в её работе был виден. Однако с прошествием времени был сделан не шаг вперёд, а шаг назад. Игра была упрощена до смешного, мы вернулись к высоким передачам 80-х годов. И если наши лидеры решают вопрос — мы выигрываем, если нет — получаем то, что было вчера с Сербией. Считаю, что это недопустимо. Этот момент нужно тщательно разбирать и искать того человека, который будет соответствовать современным веяниям игры, а не волейболу 30-летней давности.

Идём дальше. Все говорят о некачественном приёме сборной России. Это правда, приём — наша слабая сторона. Но при этом каждый третий-четвёртый мяч доводится на нос связующему, чаще всего в случаях, когда принимает Аня Малова. И эти мячи у нас тоже используются для высоких передач. Что хороший мяч отдаётся Кошелевой или Гончаровой, что плохой отдаётся Кошелевой или Гончаровой. Разницы нет. Грубо говоря, нам не важно, как принимать — вариантов атаки от этого больше не становится.

Мы с вами говорили, что первым темпом нужно играть значительно больше. Давайте посмотрим на статистику Иры Заряжко в Суперлиге — она забивает больше многих крайних нападающих. А в сборной России Ира не получает мяч. Здесь, думаю, есть огромный потенциал у команды для разнообразия игры, отхода от шаблонных действий. Создать тот коллектив, который был, например, на чемпионате Европы 2013 года — без явных лидеров, но с быстрой игрой, с доигровщиками и первыми темпами. Таким волейболом, который отвечал всем современным веяниям. Почему-то мы потом отошли от той модели игры. Поднимать вопросов можно ещё много, это то, что пока лежит на поверхности, пока эмоции не улеглись.

— Исходя из того, что мы увидели, можно ли констатировать, что занятое нами место — это объективные реалии российского волейбола? Или снова будем говорить, что нам не повезло с соперником по четвертьфиналу?
— Это всё в пользу бедных. Действительно, у нас есть проблемы на уровне клубов — начиная от финансирования и заканчивая всем нарастающим комом вопросов, с этим связанных. Без нормальной медицины, тренеров по ОФП, в целом тренерского штаба и так далее.

Но в сборной девочки обеспечены всем, и по всей Суперлиге можно выбрать людей, способных решать задачи. Времени тоже было достаточно. Уровень российского женского волейбола гораздо выше, чем то, что показала сборная в матче против Сербии. А вот почему в ключевой игре Олимпиады у команды не получилось ничего, — вопрос, который нельзя обсуждать на следующий день после игры. Необходим глубокий анализ, но, конечно, это не то место, на которое мы рассчитывали.

— Юрий Маричев после игры взял всю вину на себя.
— Он тренер и мужчина — что он мог сделать после такого матча? Думаю, что Маричев это сказал не просто для красного словца, а обдуманно. Плюс стремился некоторым образом оградить от шквала критики девушек. От критики, избежать которую, в общем-то, в любом случае не удастся — многие будут предъявлять претензии к конкретным игрокам. Брать на себя ответственность в таких случаях — это по-тренерски и по-мужски.

Комментарии (0)
Партнерский контент