• Главные новости
  • Популярные
Сергей Лукьянов
Фото: "Чемпионат"
Текст: Григорий Телингатер

«Сплю там, куда даже бомжи не полезут». Русский легкоатлет в Рио

История единственного российского легкоатлета, который 1,5 года шёл до Олимпиады в Рио. За 14 000 рублей в месяц и 50 белых носков.
23 августа 2016, вторник. 12:00. Олимпиада 2016
Сергею Лукьянову 60 лет, и он бежит кругосветное путешествие. Стартовал из родного Санкт-Петербурга ещё 1 апреля 2015 года. К августу 2016 года он добрался до Рио-де-Жанейро. Здесь ему хотелось сходить на соревнования по лёгкой атлетике. Денег на билеты у Лукьянова не было, но на стадион он всё-таки попал. После этого встретился с корреспондентом «Чемпионата» и рассказал о своём невероятном приключении.

– В Рио я дважды ходил на лёгкую атлетику, – рассказывает Лукьянов. – Билеты дорогущие. Стоят аж 14 000 рублей! Представляете? Ни один нормальный человек такие деньги не потратит. На стадионе я был дважды. Один билет мне подарил питерский товарищ Ходоровский, другой билет мне вручили тут – в «Русском доме». Поход на арену, конечно, впечатлил.

– Чем?
– Здорово всё организовали. Столько людей, но тебе не нужно нигде ждать. Проход организован хорошо. На шмон не уходит много времени.

– Вас пустили с рюкзаком?
– Да, но мою любимую ложку из Ленинграда заставили выкинуть.
На всё путешествие уйдёт около двух лет и миллион рублей. Я иду из расчёта 400-500 рублей в день. Получается около 14 000 рублей в месяц – как обычно живёшь.
Поцеловал её и выбросил. Я с ней обошёл половину Земли, а тут оставил.

– Вы пошли на лёгкую атлетику, несмотря на отсутствие российских спортсменов, кроме Клишиной?
– Мне все говорят: «Там же не будет наших!» А мне это не важно. Меня интересуют вообще виды спорта. Их сущность, процесс. То же самое со мной. Я иду вокруг света, никто не знает моей национальности, но люди хлопают.

– Где вас теплее всего встречали?
– В Казани и Уфе. Там у народа феноменальное отношение к спорту. Я шёл – транспорт остановили и встречали на площади. Со мной фотографировались, напитки предлагали. Телевидение и газеты сами заинтересовались. Вот это отношение.

«Живу на свою пенсию. Были какие-то сбережения, но я уже всё потратил»


– Вы изначально планировали пройти здесь именно во время Олимпиады?
– Мне всегда хотелось в Рио. Даже до того, как стало известно, что тут пройдут Игры. По книжкам, по моему пониманию тянуло в этот город. Увидеть людей в белых штанах. Нескольких, кстати, увидел. А когда мы с другом Соколовским планировали мой маршрут, то поняли, что нужно заглянуть на Олимпиаду. На ней должен побывать каждый уважающий себя спортсмен.

– Как вообще возникала идея о кругосветном походе?
– В детстве мне мама, папа и брат читали книги о путешествиях. На этом я рос. Потом с удовольствием смотрел советскую программу «Клуб путешественников». Думал: вот это да! Накапливалось, накапливалось и вот переросло в моё собственное путешествие.

– К 60 года многие думаю только о том, как дойти до кровати.
– А я раньше не мог, потому что считался невыездным. У нас была такая страна. Дальше Финляндии – никуда. А затем не уезжал, потому что трое детей. Их нужно было воспитывать и кормить. Только когда всё это сделал, то нарочно вышел на пенсию пораньше ради этого похода. Мне не нужно ни от кого зависеть. Живу на свою пенсию. Были какие-то сбережения, но я уже всё потратил.
Фото: "Чемпионат"
– Каков ваш бюджет путешествия?
– Я прикинул, что на всё уйдёт около двух лет и миллион рублей. Я иду из расчёта 400-500 рублей в день. Получается около 14 000 рублей в месяц – как обычно живёшь. По-настоящему приходится тратиться на трансатлантические перелёты. Их два – примерно по 100 тысяч каждый. Это единственный случай, когда я не могу идти пешком. Один раз уже перелетел – из Сингапура в Сантьяго. Это мне друзья из Ленинграда собрали деньги на билет. Спасибо ребятам.

– Как полетите дальше?
– Скорее всего, вылечу из Рио в Африку. Пока точно не знаю, куда именно.

– Не боитесь столкнуться с ИГИЛ (организация, признанная в России террористической. – Прим. «Чемпионата»)?
– Я о таком не слышал. А когда не знаешь, тогда и спокойно. В своё время мы жили и ничего не слышали. А потом объявили, что у нас везде СПИД. Кругом один СПИД-СПИД-СПИД. И уже хоть к воробью не подходи. Такой страх возникает, что даже в автобус боишься сесть.

«На меня уже три раза нападали. Это ломает свободу человека»


– Почему вы стартовали из Санкт-Петербурга в День дурака?
– Мне нужно было успеть до холодов пройти всю Россию и не замерзнуть. Это был самый сложный кусок – до Китая. А обратно по Европе уже просто.

– Какие у вас есть средства связи в дороге?
– Есть смартфон и запасной непромокаемый телефон. С его помощью я посылаю сэмээски. На гайки завинчивается, дождь его не берет. Зарядка держится месяц.
Фото: "Чемпионат"
– Месяц?
– Я же использую лишь один раз в день – вечерами сообщаю, сколько прошёл.

– Кому звоните?
– Жене. Только не звоню, а пишу сэмээс.
Есть смартфон и запасной непромокаемый телефон. С его помощью я посылаю сэмээс. На гайки завинчивается, дождь его не берёт. Зарядка держится месяц.
А разговариваю я через смартфон по Интернету. Ловлю вай-фай в кафе на бензоколонках. Когда показываю карточку, кто я такой, мне бесплатно дают пароль от вай-фая. Там же и ночую.

– В кафе на бензоколонках?
– Нет, рядом – на улице. Это просто для безопасности. Южная Америка оказалось самой тяжёлой в этом плане. Тут все страны одинаковы: Чили, Аргентина, Уругвай, Бразилия. Много опасных людей, которые просто так болтаются. Непонятно, чего от них ждать. На меня уже три раза нападали. Это ломает свободу человека в моём понимании. В других странах даже не беспокоился. Шёл и спал, где хотел. Вьетнам, Китай – никто не привязывался. А тут каждый велосипед на трёх цепях, и все боятся грабителей.

– Где на вас три раза нападали?
– Первый раз – на выходе из Буэнос-Айреса. Решил срезать и пройти под железной дорогой. На меня накинулись, сумку на поясе вырвали с корнем, избили немного. Догнать уже я не мог. Да и опасно догонять. У них пистолет может быть.
Фото: "Чемпионат"
– Что было в сумке?
– Смартфон. На нём находились все фото с первой половины путешествия. Там же были записаны телефоны. Хорошо, что в записной книжке у меня продублированы номера самых близких. Пришлось задержаться на две недели в Буэнос-Айресе, пока восстанавливали банковскую карточку и её привозили мне из Ленинграда.

– Где ещё на вас нападали?
– В Монтевидео. Там мне удалось отбиться. И ещё один раз – в Сантосе. По вечерам там нужно придерживаться больших шоссе. Сантос – это вообще кишиловка. Идёшь словно по рынку. Просыпаешься, а тебя уже мужик обворовывает. Но я вещи привязываю к себе на веревочке ещё с Вьетнама и Синагапура. Там обезьяны могли спереть. С крокодилом столкнулся...

– Это как?
– Я на него случайно наступил. Мы оба от испуга подпрыгнули и в разные стороны дернулись. А Латинская Америка – вообще словно в зоопарк пришёл. Только ты не снаружи клетки, а внутри со зверями.

«Я поумнел на сто лет. Обычному человеку столько не хватануть»


– Почему вы не взяли с собой палатку?
– Тяжёлая. Я иду с одним рюкзаком. У меня вещей впритык и даже больше. В палатке вообще опасно спать – ты будешь у всех на виду. Тебя заметят и ограбят моментально. Я же стараюсь прятаться ото всех. Сплю там, куда даже бомжи не полезут.

– Это куда?
– Есть у меня свои секреты. Сейчас вам расскажу, и все бомжи будут пользоваться (смеётся).
Сантос – это вообще кишиловка. Идёшь словно по рынку. Просыпаешься, а тебя уже мужик обворовывает. Но я вещи привязываю к себе на верёвочке .
Когда дождя нет, то можно пользоваться водосточными трубами у шоссе. Они бывают круглыми или плоскими. Туда забираешься и ночуешь. Правда, важно, чтобы тебя не засекла полиция, а то выгоняет. Я теперь залезаю и фонарик не включаю. Не так удобно, зато тебя никто не тронет.

– Что в вашем рюкзаке?
– Главное – хороший спальник. Ну и около 50 белых носков. Они у меня фактически одноразовые. Прошёл за три дня 150 километров и выкинул, потому что уже все в дырках.

– По дому скучаете?
– Жена всегда со мной. Здесь сидит (оттягивает майка у горла и смотрит на грудь. – Прим. «Чемпионата»). Вон, высовывается. У меня все под боком – жена, дети. Это святое. Жене тоже досталось. Она постоянно спрашивает: «Меня на телевидение позвали. Что надо говорить?» Отвечаю, чтобы не волновалась.
Фото: "Чемпионат"
– Это путешествие вас изменило?
– Конечно. За эти 500 дней у меня поменялось мировоззрение. Я поумнел на 100 лет. Обычному человеку столько не хватануть, сколько я за это путешествие. Я же иду и в голове перечитываю книжки, переделываю стихи. Хотя я их даже не читал. Откуда только слова знаю! Фильмы просматриваю и новые придумываю. Дома строю. Продумываю метраж: где два на три метра, где пять на семь. В голове умножаю, делю...
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 110
1 сентября 2016, четверг
30 августа 2016, вторник
29 августа 2016, понедельник
28 августа 2016, воскресенье
27 августа 2016, суббота