Юрий Подладчиков
Фото: Getty Images

Подладчиков: выступать за Россию не планирую

Сноубордисты Тора Брайт, Юрий Подладчиков и Алёна Алёхина приняли участие в пресс-конференции, состоявшейся в комплексе "Роза Хутор".
Олимпиада 2018

15 февраля на курорте «Роза Хутор» состоялась пресс-конференция с лучшими сноубордистами планеты – золотой медалисткой в Ванкувере Торой Брайт и чемпионом мира по халфпайпу Юрием Подладчиковым, вместе с которыми выступала пятикратная чемпионка России Алёна Алёхина. Три знаковые фигуры из разных стран впервые встретились в Сочи, где через год им предстоят самые важные соревнования в жизни. Спортсмены поделились впечатлениями от местного пайпа, поведали о своих планах и пообщались с журналистами о жизни сноубордиста.

– Юрий, вам понравилось выступать в России?
Подладчиков: Мне здесь всё очень нравится. Я получил огромное удовольствие от катания. Если честно, не ожидал, что пайп будет в таком хорошем состоянии, и улыбался всё время. Я возвращаюсь домой с положительными эмоциями, зная, как и где мне тренироваться перед 2014 годом.

– Тора, вы редкая сноубордистка, удачно выступающая сразу в трёх дисциплинах: халфпайпе, слоупстайле и, что удивительно, бордер-кроссе. Расскажите, как вам это удаётся?
Брайт: Я с детства катаюсь на сноуборде, можно даже сказать выросла на нём (улыбается). Если бы не сноуборд, я бы, наверное, никогда не побывала здесь и не смогла путешествовать так много. Я люблю сноуборд во всех его проявлениях и хочу поделиться своей любовью со всем миром. Присоединяйтесь!
Подладчиков: Тора, ты знаешь, что Росс Пауэрс, взявший золото в халфпайпе в Солт-Лейк-Сити, сейчас участвует в гонках байкер-кросса?
Брайт: Конечно, знаю! Росс – наш босс!
Подладчиков: Похоже, что, когда люди становятся слишком старыми для халфпайпа, они начинают карьеру в бордер-кроссе.
Тора (смеётся): Ну, значит, у меня ещё есть время!

– В 2014 году вы будете участвовать только в одной дисциплине или во всех трёх сразу?
Тора: Я очень надеюсь, что в Сочи буду выступать во всех дисциплинах! И повторяю, я не старая!

– Тора, мы знаем, у вас есть собственная линия одежды, которая обновляется каждый год. Как происходит процесс создания?
Брайт: Roxy существует уже около пяти лет. Я начала над ней работать в 2006 году. В линейку входит одежда, доски и крепления, и мне очень нравится быть вовлечённой в процесс создания. Самое интересное – работать над технологиями сноуборда. Каждую доску я тестирую в хаф-пайпе и на трамплинах, получая от этого огромное удовольствие.

– Тора, Австралия не сильно славится зимними видами спорта, но молодые снежные дисциплины (хаф-пайп, фриски) сейчас там развиваются довольно активно, и ваши успехи – яркое тому доказательство. Скажите, с чем это связано?
Брайт: Мы – новое поколение. Увлечение в Австралии начиналось с нуля, сейчас же это сотни, тысячи ребят, обожающих заниматься этим опасным и захватывающим спортом. Не думаю, что подобное можно наблюдать только у нас – сейчас во всём мире популярность сноуборда растёт. Это новое поколение, будьте осторожны с нами!

– Алёна, расскажите об отечественном мягком сноуборде. Насколько известно, российские райдеры никогда не показывали высоких результатов на международном уровне. Сейчас ситуация меняется?
Алёхина: Безусловно, но не теми темпами, которыми бы нам хотелось. Жёсткий сноуборд получает более существенную поддержку от государства, потому что там у ребят дела складываются получше. Но в России всё больше молодых людей интересуется сноубордом, появляются парки, ребята в них катаются. Я надеюсь, благодаря этому в будущем ситуация изменится, и у нас будет тренировочная база в Сочи.

– Юрий, в Интернете ходят слухи, что вы вели переговоры со сборной России. Соответствует ли эта информация действительности?
Подладчиков: Это хороший вопрос, один из моих любимых. Конечно, такие мысли были, и разговоры велись. Но мне очень важно самому решать, какие трюки делать в пайпе. Никто не может решить за меня, выпрыгивать на семь метров из пайпа или нет. Как правильно сказала Тора, мы – новое поколение. Это новый спорт, в котором мы придумываем трюки, которые раньше никто не делал. Когда я катался за сборную России, мне было трудно, потому что мне постоянно говорили, что я должен делать. Я сам знаю, чего хочу: я должен лучше кататься и выше прыгать. Хочу победить Шона Уайта. Отвечая на ваш вопрос, признаюсь честно: на данный момент я не планирую возвращаться в Россию.

– Алёна, насколько велика роль случая, импровизации в мягком сноуборде?
Алёхина: Для начала важно понимать: это необычный спорт. Не такой, как гимнастика или плавание, например. Без вдохновения ничего не добьёшься. Чтобы попробовать новый страшный трюк, мне нужна поддержка кого-то, кто верит в меня, например, тренера, который стоит в стороне и смотрит, как я катаюсь. Это другой спорт, здесь главное – эмоциональная поддержка.

– Алёна, на премьере фильма про сноуборд «Что это?» зал кинотеатра «Октябрь» в Москве был забит под завязку. Значит ли это, что популярность растёт?
Алёхина: Разумеется. Жаль только, что у нас не так много мест для тренировок профессиональных спортсменов.

– Тора, вы выступаете за Австралию, живёте в США, сейчас приехали в Россию. Как вам удаётся столько путешествовать? Не тяжело ли это?
Брайт: Конечно, это довольно тяжело, и было бы здорово, если бы не было джетлегов, но мы путешествуем, видим мир, и это здорово. Сейчас я в России, тут потрясающе! Поездки – позитивный момент в карьере любого профессионального спортсмена. А так, в конце концов, мы же все хотим спать иногда, да?

– Юрий, почему вы решились выступать за Швейцарию?
Подладчиков: Я переехал туда со своими родителями. Швейцария была далеко не первой страной, в которой нам довелось пожить. Сначала мы обосновались в Голландии, потом в Швеции и только потом осели в Швейцарии. Папа хотел перебраться в Норвегию, но мы решили остановить наши поиски.

– Юрий, а кто ваши родители?
Подладчиков: Мой папа – физик в университете в Лозанне. В чём конкретно заключается его работа, я сказать не могу. Моя мама работает математиком в страховой компании в Цюрихе. Мой старший брат – программист и живёт в США. Ещё у меня есть брат-близнец, он ленивый и ничего не делает (улыбается).

– Юрий, говорят, вы неплохой диджей?
Подладчиков: У меня друг диджей в Цюрихе, и я многому учусь у него. А он учится у меня катанию на сноуборде.

– Алёна, Юрий, у вас есть коммерческая поддержка от брендов. Насколько это вам помогает? Можно ли это назвать бизнесом?
Алёхина: Спонсоры помогают мне жить тем, что я люблю. Спонсоры хотят видеть меня лицом компании, они мне доверяют, и я чувствую это. Вместе с поддержкой сборной я могу путешествовать, больше тренироваться и заниматься любимым делом. Это поддержка, а не бизнес.
Подладчиков: Я не катаюсь, чтобы заработать денег, я катаюсь в своё удовольствие. Но спонсоры мне, конечно, помогают и дают мне новые возможности для катания и тренировок.

Комментарии (0)
Партнерский контент