Александр Жулин
Фото: Александр Вильф РИА "Новости"

Жулин: без выраженного лидера бороться сложно

О скоростях, рёбрах, прогрессе учеников, конкуренции и важности ярко выраженного лидера в танцах – в интервью с Александром Жулиным.
Олимпиада 2018

— Александр, вы удовлетворены теми результатами, что Екатерина и Дмитрий показали на чемпионате мира в Лондоне, или нужно работать ещё больше?
— Конечно, нужно работать больше. Этого недостаточно. Первое и второе места снова заняли две прекрасные пары, которые я очень уважаю. Но думаю, расстояние между ними и Екатериной с Дмитрием сокращается. Ранее отрыв был огромен. Такой, что я часто говорил: о, боже, я не знаю, как к ним можно приблизиться. Но сейчас я вижу, что ситуация становится лучше. Мы будем работать ещё усерднее. Сейчас очень важно правильно выбрать музыку, как для короткой, так и для произвольной программ. Мы надеемся показать хороший результат в Сочи.

— В произвольной ребята недобрали по баллам, получив второй уровень за дорожки шагов. Выходит, недоработали, или вопрос к судейству? Какие ещё пути есть для роста?
— Откуда я знаю? Каждый раз смотрю, мне всё нравится. (Смеётся.) У меня бы это был четвёртый уровень, ставят второй. Это шутка, конечно. Всё понятно. Значит, нужно более глубокие рёбра делать, ниже садиться. Жирнее выводить, чтобы уже ни у кого не оставалось сомнений. В твизлах добавить скорость. По скорости пример. Вертью и Мойр, Дэвис и Уайт у Игоря (Шпильбанда. – Прим. ред.) чуть ли не с 10 лет. Так вот, он их с детства дрессировал делать очень быстро, поэтому для них выполнить их медленно просто нонсенс. А нам твизлы нужно ускорять и ускорять, чтобы подтянуться.

— Вы сказали, что отрыв сокращается. Хватит ли оставшегося времени до Сочи, чтобы его полностью ликвидировать?
— Сложно сказать. Но за те семь месяцев, что мы работаем вместе, они сделали огромный рывок – с седьмого места к бронзовой медали. Надеюсь, что в оставшееся время ребята будут продолжать прогрессировать.

— Но подняться ещё хотя бы ступеньку повыше есть надежда?
— Тяжело будет, но стараться будем. Пока не загадываю.

— Екатерина и Дмитрий после чемпионата сказали, что вы знаете, как это сделать.
— Я-то знаю как. (Улыбается.) Но ведь и две другие пары, которые уже были первыми в Ванкувере, это знают. Поэтому наша задача – к ним не только приблизиться, но и как-то покусать. Это будет трудно.

— Вы уже упомянули о том, что важно найти правильную музыку. Может, приподнимите завесу тайны, что это будет – классика или что-то современное?
— Нет. Ничего говорить не буду, пока сам не определюсь с программами на 100%.

— Алла Шеховцова говорила о том, что в команде существуют разные виды конкуренции. Одна способствует прогрессу, другая мешает. Соперничество с Ильиных и Кацалаповым помогает росту результатов?
— Конечно, помогает. Просто иногда эта конкуренция доводится до такой степени, что выступать приходится на огромных нервах. Очевидно, что в нашей стране в танцах нет лидера, и из-за этого очень тяжело соревноваться со странами, в которых есть ярко выраженный лидер. Это Италия, Франция. И они как раз могут впрыгнуть в тот самый поезд, в котором нужно оказаться русским.

Алла Викторовна сделала ещё одно интересное замечание относительно роли прессы.

Я сейчас расскажу, как канадская пресса в Лондоне поддерживала своих фигуристов. Не то после короткой, не то после произвольной программы в газете первый разворот – огромная фотография Вертью и Мойра и статья, на пятой странице – гигантская фотография дуэта Уивер/Поже также со статьёй, а внизу одной строчкой, как некролог, – третье место заняла русская пара без фамилий. Вот так там поддерживали своих. Это чтобы было понятно, насколько тяжело выступать в Канаде. Поэтому она права, что наши успехи в танцах, где были выиграны первые медали за последние четыре года, надо более адекватно оценивать и поддерживать.

— Пресса нередко вступается за спортсменов в спорных моментах. Но тут должны работать и другие механизмы, позволяющие отстаивать интересы страны. Те рычаги, которые должны быть у федерации…
— Все должны работать сообща. И пресса, и федерация. Вот к Министерству спорта у меня вообще никаких претензий нет: ни финансовых, ни каких-либо других. По любому вопросу подходишь, и он решается в мгновение ока. Поэтому я и прошу: всё руководство, которое есть сейчас, подержать до Кореи в полном составе. Потому что они реально помогают.

— То есть, когда вы работали с Татьяной Навкой и Романом Костомаровым, было проще?
— Было не то что проще. Была конкретная поддержка федерации конкретно этой паре, потому что это была первая пара России. Это очень важно.

— Как вы оцените олимпийское нововведение – командный турнир, дебют которого состоится в Сочи?
— Надеюсь, многие оценят его важность. Сегодня министр спорта Виталий Мутко сказал о том, что на Олимпиаде кто-то из фигуристов будет выступать в личных соревнованиях, кто-то — в командных. Но я думаю, что, скорее всего, это будут одни и те же спортсмены, потому что на кону золотая медаль. На мой взгляд, невозможно занимать седьмые-восьмые места и при этом представлять российскую команду, потому что наша сборная нацелена на самый высокий результат. Командный турнир – новый вид программы, и никто не знает, как там всё сложится.

— Борьба за золото по силам?
— Это будет тяжело. У сборных США и Канады очень сильные составы, но мы будем бороться.

Комментарии (0)
Партнерский контент