Все новости
Алёна Заварзина
Фото: Рамиль Ситдиков, "РИА Новости"

Заварзина: нам с Виком нужны минимум две медали

Алёна Заварзина — о сноуборде жёстком и мягком, трюках, катании на сёрфе, закалке характера и желаемом количестве медалей в Сочи.
Олимпиада 2018

Национальная сборная России по сноуборду проводит небольшой сбор в Москве, на спортивной базе в «Новогорске». Корреспондент «Чемпионат.com» побывал на открытой тренировке спортсменов и расспросил чемпионку мира в параллельном гигантском слаломе Алёну Заварзину об олимпийских амбициях, любви к экстриму и семейной жизни.

— Алёна, у вас интересная история связана с самым первым тренером. Как получилось, что сначала вы его учили кататься, а затем он стал вашим наставником?

Сложности есть везде, чем бы ты ни занимался, будь то предмет в школе или общение с какими-то людьми… Или, например, ты не умеешь готовить омлет, а тебе нужно научиться, или постоянно подгорают оладьи. Или, если ты опаздываешь на автобус, научись приходить раньше. Это моменты преодоления, но нельзя бросать то, что ты начал.

— Официально действительно так и было. Парень вообще не умел кататься на жёстком сноуборде, равно как и на сноуборде в целом, а через пару лет его повысили до тренерского звания. А так как он у нас был единственным специалистом, его записали моим тренером, поскольку у меня долго вообще не было никакого тренера в нашей школе. Но он меня не тренировал, просто был записан в этом качестве.

— У вас, как и у большинства спортсменов сборной, путь в сноуборд лежал через горные лыжи, или сразу встали на доску?
— Я пыталась выезжать с родителями в Словакию, когда мне было семь лет. Каталась на лыжах, но мне это особо не понравилось. Мы неделю провели на снегу, и я очень мучилась, мне не нравились лыжи. Потом несколько лет вообще не каталась и заново начала уже на сноуборде.

— И это уже была любовь с первого взгляда?
— Да. Меня сразу зацепило.

— Нельзя сказать, что в сноуборде ваш спортивный путь был лёгким. Но, несмотря ни на что, вы шли вперёд. Сложности вас подстёгивают?
— Это просто развивает характер. Сложности есть везде, чем бы ты ни занимался, будь то предмет в школе или общение с какими-то людьми… Или, например, ты не умеешь готовить омлет, а тебе нужно научиться, или постоянно подгорают оладьи. Или, если ты опаздываешь на автобус, научись приходить раньше. Это моменты преодоления, но нельзя бросать то, что ты начал. Да, у меня было много сложностей, но я не собиралась бросать то, что мне нравится.

— Начальные сложности были связаны с мягким сноубордом. Не хотелось потом вернуться к нему?
— Конечно, хотелось. Я на протяжении нескольких лет серьёзно об этом задумывалась. Но к тому времени в моё катание на жёстком сноуборде уже столько было вложено, и это было бы нечестно по отношению к моим родителям. Они действительно очень много вложили в меня как в начинающую спортсменку.

— А там пришлось бы почти начинать с нуля?
— Практически да. Хотя тогда у всех в России был не очень высокий уровень, и, наверное, конкуренции было бы меньше, чем если бы я это сделала в Америке. У них уровень гораздо выше. Но вообще меня очень тянуло обратно в мягкий сноуборд. Но мама меня постоянно переубеждала. Говорила: «Занимайся тем, чем занимаешься».

— К какой из дисциплин мягкого тянуло?
— Я хотела прыгать. У нас тогда не было хаф-пайпа, только биг-эйр, маленькие пирамидки, трамплины. Мне нравилось кататься по свежему снегу на мягкой доске. Мне вообще весь этот стиль нравился: модные раньше спущенные штаны, сейчас более узкие носят… Нравилось смотреть о них фильмы, у них очень классное чувство юмора. И вообще они крутые ребята (улыбается). Хотелось быть похожей на них.

— Но ведь это же страшно. Причём страшно бывает даже самим спортсменам, как на чемпионате мира в Стоунхэме…
— Сложности приходят постепенно. Раньше такого не было, было просто весело. Не было ледяных фигур, стрессовых скоростей, сумасшедших высот. Всё было более плавно и нежно на соревнованиях высокого уровня.

— А сейчас сможешь сделать какой-нибудь пусть самый простенький трюк?
— Может, смогу сделать 180. Грэб, конечно, смогу. Это были единственные трюки, которые я научилась делать, когда была маленькая (улыбается).

— Если вам так хотелось прыгать, наверное, и занятия на батуте тоже нравились?
— Акробатика у нас была, когда я ещё в Новосибирске занималась. То есть первые пару лет. Но у меня очень сильно начала болеть спина после акробатических этюдов. Дело в том, что на батуте постоянно происходит компрессия и декомпрессия позвоночника, и начинаются боли с непривычки. Наверное, они потом проходят, но я не успела это прочувствовать.

— То есть особого удовольствия это не принесло?

Я хотела прыгать. У нас тогда не было хаф-пайпа, только биг-эйр, маленькие пирамидки, трамплины. Мне нравилось кататься по свежему снегу на мягкой доске. Мне вообще весь этот стиль нравился: модные раньше спущенные штаны, сейчас более узкие носят… Нравилось смотреть о них фильмы, у них очень классное чувство юмора. И вообще они крутые ребята.

— Нет. Это страшно. Просто так попрыгать на батуте весело, но ведь там надо было крутить сальто. Мне до сих пор страшно даже в стойку на руках выйти. Для этого нужно уметь фантастически контролировать своё тело.

— Вы также увлекаетесь сёрфингом. Там не страшно?
— Нет. Только когда большие волны. Да у меня и там было пару страшных ситуаций, когда я чуть не утонула. Меня вовремя спасли: оторвалась верёвочка, которая связывала с доской. Доску унесло, а я осталась под волнами и не могла выплыть на поверхность. Меня спас мой инструктор, хотя это было не на занятиях. Он приплыл, положил на доску и эвакуировал оттуда. После этого я несколько дней боялась снова встать на сёрф.

— Но в итоге, как я понимаю, азарт пересилил?
— Да. Очень хотелось научиться хорошо кататься.

— И как сейчас оцените уровень своего мастерства?
— Там так же, как и в сноуборде. Пару лет не катаешься, и всё мастерство теряется. И, чтобы стать профессиональным сёрфером, нужно было начинать заниматься этим в десять лет.

— Возвращаясь к сноуборду, у вас проходит много разнообразных тренировок на сборах. Какие из них вам больше нравятся?
— Мне нравятся силовые в зале, работа с весами, тяжёлая атлетика. Не люблю бегать по песчаным дюнам и вообще тренироваться в жару. Нравится на ловкость и быстрые ноги, функциональные.

— А такие, как в Новогорске, ледовые?
— Нравится, но не когда так много людей смотрят. Я очень боялась упасть у всех на глазах. Всё же у меня нет супернавыков объезжать фишки, я просто умею кататься на коньках. Когда ты в детстве ходишь на каток, тебя там не заставляют маневрировать между фишками и резко поворачивать.

— На ваш взгляд, это межсезонье прошло успешно? Прошлые травмы не беспокоят?
— Да. Сейчас я себя чувствую очень хорошо. Ничего не беспокоит. Готова бороться.

— Как долго хотите оставаться в спорте? И сколько медалей вам нужно с Виком в Сочи?
— Пока я в спорте, но не больше пяти лет. Не всем же выступать на трёх Олимпиадах, кто-то даже на одну не может попасть. А медалей нужно минимум две, максимум четыре.

Комментарии (0)
Партнерский контент