Вик Вайлд
Фото: Рамиль Ситдиков, "РИА Новости"

Вайлд: с Алёной соревнуемся только в шутку

О разных видах давления, подготовке к Сочи и желаемом количестве медалей – в интервью с бронзовым призёром ЧМ по сноуборду Виком Вайлдом.
Олимпиада 2018

В прошлом сезоне американский россиянин Вик Вайлд получил возможность выступать на Кубке мира после годичного перерыва из-за смены гражданства и сразу показал себя одним из лидеров сборной, став бронзовым призёром в Каррезе, а затем принёс команде ещё более важную бронзу чемпионата мира в Стоунхэме. О том, как протекает русификация спортсмена, его настрой на Сочи, семейной конкуренции с Алёной Заварзиной и многом другом корреспондент «Чемпионат.com» побеседовал с Вайлдом во время посещения открытой тренировки сборной в «Новогорске».

— Вик, в одном из интервью по итогам сезона ваша супруга Алёна Заварзина сказала, что наступает ваша эра. Что вы об этом думаете?
— Надеюсь, что это так. В прошлом году я вернулся в бой, к соревнованиям и выиграл немало стартов. Затем была бронза чемпионата мира, и я надеюсь, что это только начало и мне удастся показать ещё более высокие результаты.

— Как поддерживали форму на протяжении соревновательного перерыва, связанного с переходом?
— Прежде всего ментально. Постоянно думал об этом. Много тренировался на снегу. Старался держать в фокусе свои цели, то, чего

В прошлом году я вернулся в бой, к соревнованиям и выиграл немало стартов. Затем была бронза чемпионата мира, и я надеюсь, что это только начало и мне удастся показать ещё более высокие результаты.

хочу добиться.

— Желания бросить не было?
— Нет. Я всегда хотел этим заниматься. Главное – иметь возможности для этого. Порой я не слишком реалистично оцениваю себя. Думаю, что смогу что-то сделать, а оказывается – нет. Но это не относится к сноуборду. Здесь я добиваюсь поставленных задач. И это здорово.

— Сейчас вы ощущаете в качестве одного из лидеров сборной?
— Стараюсь особенно не думать об этом. Это не главное. Я просто выхожу на трассу и стараюсь проехать, как можно быстрее, выиграть, как можно больше гонок. Я сосредоточен на себе, и своём выступлении в сноуборде, не думаю о других.

— Вспоминая выступления американской команды, вы говорили о давлении, которое там на вас оказывалось. Но ведь у нас его не меньше…
— Это разное давление. В США на меня давило то, что всё было на мне – я был и спортсменом, и обслуживающим персоналом. Всем занимался сам. Здесь давление другого рода. В России ждут результатов, но при этом у меня есть все необходимые инструменты для их достижения. Это совершенно иное. Там от меня тоже ждали успеха, но далеко не всё было в моей власти.

— То есть наше давление вам больше по душе?
— Да. Я не против того, чтобы люди говорили, что я должен сделать. Это моя работа, и я хочу хорошо её делать. Совершенно естественно, что мы в долгу у федерации, у страны и людей. Они нам платят, и мы стараемся сделать всё, от нас зависящее. Выступать как можно лучше.

— Но во многом из-за этого давления у наших атлетов нет того ощущения спортивного олимпийского праздника, какой есть у иностранных.
— Да, всё дело в медалях. Как спортсмен я стараюсь победить в каждой гонке. Но если вспомнить прошлый сезон, я хорошо начал, но после чемпионата мира был уже немного уставшим и не мог выжать из себя максимум, соревноваться так, как другие. Мы выиграли медали чемпионата мира, и этим можно гордиться.

Сейчас только сентябрь, впереди ещё масса этапов Кубка мира. Нет смысла давить. Так вообще ничего в жизни не добьёшься. Наступит время Олимпиады, я буду делать всё от меня зависящее. А сейчас могу лишь стараться быть как можно лучшим спортсменом, чтобы в Сочи побороться за медали. Если на вас постоянно давят, это не сделает вас лучше и не приблизит к цели. Это пустая трата времени.

— Как часто вы думаете об Олимпиаде и говорите об этом с Алёной?
— Наверное, пару раз в день задумываешься об этом. Но мы стараемся не говорить об Олимпиаде. Это не так важно.

— Вам будет достаточно одной олимпийской медали на семью?
— Думаю, мы будем рады и одной медали. Но, конечно, два золота будет гораздо лучше. Тогда совершенно точно и она, и я будем чувствовать себя прекрасно.

— Соревнуетесь ли вы между собой?
— Лишь иногда, в шутку. Я всегда очень рад за Алёну, когда она показывает хорошие результаты. И Алёна также радуется за меня, моим достижениям.

— Вы как-то помогаете друг другу советами или оставляете это тренерам?
— Немного, но не часто. Только если видим какую-то проблему. Алёна говорит, например, тебе нужно расслабиться, или я ей что-то подобное советую. Но это очень редко.

— Перейдя в российскую команду, вы сказали, что станете настолько русским, что даже трудно представить. Как сейчас себя ощущаете в этом плане?
— Я провёл в России какое-то количество времени, но, конечно, ещё не стал русским. Но мне нравится в Москве и вообще в России.

В США на меня давило то, что всё было на мне – я был и спортсменом, и обслуживающим персоналом. Всем занимался сам. Здесь давление другого рода. В России ждут результатов, но при этом у меня есть все необходимые инструменты для их достижения. Это совершенно иное. Там от меня тоже ждали успеха, но далеко не всё было в моей власти.

Жизнь прекрасна.

— Где бы вы хотели жить в дальнейшем?
— Возможно, где-то в Москве. Мой родной город – тоже классное место. Может, где-то в тёплой стране. В настоящее время живём здесь, в Москве.

— Как продвигается изучение языка?
— Сейчас я пока не занимаюсь им. Немного подучил весной-летом. Но когда я начинаю фокусироваться на тренировках, эти занятия уходят на задний план.

— Раньше Алёна рассказывала экстремальные истории из своего прошлого. Вас можно назвать экстремальной парой?
— Нет, мы не настолько экстремалы. Хотя… может быть. Мы стараемся как можно больше путешествовать, устраивать себе разнообразные каникулы. Но всё делаем с умом, поддерживаем в здоровом теле здоровый дух. Но ничего опасного за последнее время не было.

— А в повседневной жизни что делаете, чтобы быть идеальным мужем?
— Я немного готовлю, делаю ей по утрам кофе. Например, капуччино. Стараюсь поддерживать чистоту, но как у неё, у меня это естественно не получается. Мы заботимся друг о друге, стараемся делать всё, чтобы нам было хорошо вместе.

— Алёна хорошо готовит?
— Да. Она отличный шеф-повар. Её мастерство впечатляет.

— Что вы больше всего любите в её исполнении?
— Ростбиф, вообще любой большой кусок мяса. Но Алёна всё отлично делает. Например, печеньки, маффины. Это здорово.

— Возвращаясь к спорту, как долго ещё планируете соревноваться?
— Не знаю, пока есть желание. Возможно, три, пять лет, может, больше. Трудно загадывать на будущее. Пока всё идёт хорошо.

Комментарии (0)
Партнерский контент