ЛаЛига. Эспаньол — Жирона
Александр Овечкин
Фото: РИА Новости, Getty Images

С огнём и улыбкой!

Олимпийский огонь Сочи-2014 зажжён в храме Геры и отправился в путь к арене "Фишт". Первым из россиян факела коснулся Александр Овечкин.
Олимпиада 2018

Это было унылое сентябрьское пятничное утро. Никогда, вроде бы, не спящая Москва с большим трудом разлепляла свои веки и начинала хмуро потягиваться, непонимающе оглядываясь по сторонам. Бабье лето, так ожидаемое в столице России, оказалось не в силах бороться с бесконечными дождями и отступило на исходные позиции, решив на этот год взять отгул. Такси, ожидавшее меня у офиса издания, оказалось цвета «не только мокрый, но и очень грязный асфальт», словно подчёркивая всю бессмысленность моего появления в этом месте и в это время. Водитель был уверен, что из аэропорта Шереметьево, куда мы и направились, я улетаю в Сочи, но он ошибался. Конечная цель моего путешествия была куда более заманчивой.

На подступах к «зелёному коридору» меня ожидали товарищи из компании Coca-Cola, вот уже более 30 лет занимающейся организацией самой насыщенной, яркой и удивительной предолимпийской части Игр – эстафеты огня. У ребят начинались горячие денёчки: 6 октября главный олимпийский символ должен

Развалины храма богини Геры и параболическое зеркало для зажжения огня

Развалины храма богини Геры и параболическое зеркало для зажжения огня

прибыть в Москву и отправиться в своё четырёхмесячное путешествие по городам и весям нашей необъятной Родины. Пока же мы направлялись в древнюю Олимпию, чтобы своими глазами увидеть рождение огня в храме богини Геры и торжественную передачу его нашему первому факелоносцу – Александру Овечкину.

Афины встретили нас 30-градусной жарой, по которой нам предстояло совершить шестичасовой трансфер до полуострова Пелопоннес. Именно там располагается город Олимпия, самими греками именуемый деревней. Прибыли мы туда ближе к полуночи, о чём мне сообщил редактор футбольного отдела «Чемпионат.com» Самвел Авакян. Я медленно просыпался, силясь понять, откуда в автобусе взялся оставшийся в Москве Самвел, и лишь окончательно продрав глаза, сообразил: ценную информацию по правилам размещения «голосом Авакяна» выдаёт местный гид, Антон. Уроженец Азербайджана, он отлично говорил по-русски, разбирался не только в футболе, но и в шахматах, был знаком со многими российскими журналистами и вообще оказался отличным парнем.

Церемония зажжения олимпийского огня традиционно проходит за два захода. Сначала проводится репетиция, которую от начала и до конца может посмотреть любой желающий, на следующий день – официальная церемония, во время которой всё, что происходит в храме Геры, доступно лишь вип-гостям и телевизионщикам греческого канала, выкупившим права на трансляцию на долгие годы вперёд. Так что в субботу мы отправились в развалины древней Олимпии на репетицию.

Городок и правда оказался небольшим, пересечь пешком его основную часть можно было за 15 минут. Останки архитектуры древней Греции не впечатлили: ощущения бездонной глубины веков они не вызывали, местами были неотличимы от свай, торчавших в каждом российском городе на месте незавершённого строительства. Те же египетские пирамиды в этом смысле давали грекам 100 очков вперёд. Храм богини Геры оказался

Актриса Ино Менегаки в роли главной жрицы зажигает олимпийский факел

Актриса Ино Менегаки в роли главной жрицы зажигает олимпийский факел

скопищем полуразрушенных колонн разной величины, а священное место зажжения огня – ровной площадкой с несколькими камнями посередине. Ждать появления жриц жены Зевса пришлось часа полтора. За это время вездесущие китайские и японские туристы, разобравшиеся в происходящем, сумели оккупировать все подходы к храму, многочисленная бразильская делегация в одинаковых жёлтых майках и от этого напоминавшая выводок цыплят, заняла господствующую высоту – небольшой холм, расположенный с восточной стороны от храма. И когда маленький греческий мальчик вместе с двумя жрицами вышел из-за колонн, всё стихло.

Церемония оказалась простой, но вдохновенной. Одна из жриц играла на флейте, другая двумя камнями отбивала ритм, под который шесть молодых спортсменов выстроились в один ряд, показав несколько замысловатых па. Затем появились жрицы, станцевавшие для бога солнца, после чего верховная жрица с факелом в руках торжественно проследовала к параболическому зеркалу, испросила благословения у Аполлона и Зевса и ровно за три секунды добыла олимпийский огонь. Участники мероприятия красиво перестроились и неспешно двинулись на Стадион, до которого было всего 50 метров.

Вторая часть действа проходила там, на ровной прямоугольной площадке шириной 32 и длиной 210 метров. Никаких трибун и даже их подобия не наблюдалось: зрители, как и во времена древних Игр, располагались прямо на траве вокруг арены. Сначала на вершине западного холма показались юноши, изобразившие метание диска, копья и борцовскую схватку, затем они же стали глашатаями, разносившими весть об олимпийском перемирии. Всё это было красиво, но лишь при первых звуках музыки композитора Яниса Симадиса, под которую начали танцевать жрицы, атмосфера вдруг стала действительно загадочной и проникновенной. Греческий композитор на сто

На репетиции факел не загорелся. На то она и репетиция

На репетиции факел не загорелся. На то она и репетиция

процентов «попал в тренд». С этого момента всё происходящее действительно стало завораживать: появление жрицы с огненной чашей в руках, её величавое движение к алтарю, обращение к богам – казалось, что время стремительно летит вспять, с каждой секундой возвращая меня в VIII век до нашей эры. Юный грек передал жрице оливковую ветвь – единственный приз, который много веков назад получал олимпийский чемпион, и в этот момент греческий горнолыжник Янис Антониу — первый факелоносец Олимпиады-2014 — с факелом в руках и в полной выкладке (в зимней одежде и тёплой шапочке) рванул к жрице, опустился на колено и приготовился к передаче огня.

Факел не загорался. По толпе зрителей, коих собралось около пяти тысяч, пробежал шепоток. Лыжник терпеливо ждал, жрица горделиво улыбалась, но ничего не менялось. Спустя минуту Янис получил команду вернуться на исходную, где пять или шесть специально обученных людей кинулись оперативно чинить факел. С заданием они не справились. Антониу замер рядом с алтарём и незажжённым факелом, получил от жрицы пальмовую ветвь и проследил за полётом выпущенного голубя. На этом церемония была окончена.

В оставшееся до отъезда время я бродил по Стадиону, пытаясь мысленно переместиться вглубь истории. И пусть жрицы были всего лишь актрисами, а факел не зажёгся, но короткая церемония всё равно сделала то, что не удалось развалинам древней цивилизации – полностью погрузила во времена, когда спорт останавливал войны, когда на Игры приезжали достойнейшие, а не те, кому богатые отцы или покровители проплатили место в сборной, побеждали сильнейшие, а не политически удобные, и главное, что получали чемпионы Олимпиады – почёт и уважение всей страны, а также статую,

18 августа 2004 года на Стадион вернулись Олимпийские игры

18 августа 2004 года на Стадион вернулись Олимпийские игры

которая должна была ещё много веков напоминать о славном достижении олимпионика. Даже допинг был для всех одинаковый – бычья кровь, но в том случае, если спортсмен попадался, домой ему лучше было не возвращаться. Там его ждало изгнание, презрение и конфискация имущества, а позор падал на весь род. Бонусом нарушитель тоже получал собственную статую с выбитым на ней именем, которую немедленно выставляли рядом со стадионом. Для чего? Чтобы каждый проходящий мимо мог исполнить свой гражданский долг – плюнуть на неё.

Здесь же во время Олимпиады-2004 украинский толкатель ядра Юрий Белоног в самый последний момент превзошёл американца Адама Нельсона, опередив того лишь по второй лучшей попытке. Вся Греция рукоплескала спортсмену: хозяева Игр-2004 в самом страшном сне не хотели бы увидеть победу представителя сборной США, одержанную в колыбели олимпийского движения – на стадионе. Белоног, сам того не подозревая, стал национальным героем и в честь его достижения, как в древние добрые времена, греки соорудили статую Юрия-победителя. Спустя восемь лет украинец был уличён в употреблении запрещённого препарата оксандролона и лишён медали, но в его статую никто почему-то плюёт, а спортсмены, дисквалифицированные за «злоупотребление», через какое-то время начинают тренировать

Овечкин отвечает на вопросы журналистов на пресс-конференции Coca-Cola

Овечкин отвечает на вопросы журналистов на пресс-конференции Coca-Cola

детей или попадают в штабы национальных сборных. Всё-таки древние греки лучше нас разбирались в спорте.

Разумеется, главный вопрос пресс-конференции, организованной после репетиции и адресованный Дмитрию Чернышенко, касался эпизода с незагоревшимся факелом. Гендиректор заявочного комитета Сочи-2014 пояснил, что факел и не должен был гореть, в нём даже баллона с газом не было. Греческая сторона просто упустила из виду этот момент, из-за чего и возникла щекотливая ситуация. Чернышенко торжественно пообещал, что завтра весь мир увидит, как ярко горит огонь в нашем факеле, и обещание своё сдержал. Воскресная официальная церемония прошла без малейшей запинки, и Антониу, гордо неся над головой огонь и ветвь, отправился на встречу с лучшим хоккеистом планеты. Выбранным, как рассказал тот же Чернышенко, волюнтаристским решением оргкомитета за сумасшедшую популярность и неповторимую улыбку.

Но всё это было уже на следующий день, который предварил ночной разговор с самим обладателем улыбки, молниеносно прибывшим в Олимпию, чтобы первым из россиян преодолеть свой отрезок эстафеты олимпийского огня. Ещё за пару дней до церемонии не было известно, кому же выпадет такая честь, и сам хоккеист узнал о своём трансатлантическом перелёте буквально за сутки. Нужно отдать Овечкину должное: выглядел он настоящим молодцом. С момента его прибытия в отель до выхода Александра «Великого» к ожидавшим его журналистам не прошло и получаса. Ни о какой акклиматизации речь идти не могла в принципе: уже на следующий день, сразу же после преодоления дистанции, первый российский факелоносец Сочи-2014

С огнём и улыбкой. Александр Овечкин приблизил олимпийский огонь к Сочи на 400 метров

С огнём и улыбкой. Александр Овечкин приблизил олимпийский огонь к Сочи на 400 метров

спешно отбывал в Вашингтон, чтобы продолжить подготовку к новому сезону. Овечкин улыбался, терпеливо отвечал на вопросы российской и иностранной прессы и заверил присутствующих, что готов нести факел не только в специальной зимней униформе, но и вообще в чём угодно, и больше думает не об испытании жарой, а о том, как бы случайно не упасть и не испортить торжественность момента.

И не испортил. Мало того, организаторы даже пару раз просили спортсмена немного притормозить, уж очень прытко Овечкин начал преодолевать свои 400 метров. Он бежал с факелом в руке над древним олимпийским Стадионом под аплодисменты зрителей и улыбался своей неповторимой улыбкой. Той самой, которую отмечал Дмитрий Чернышенко, давно известной на весь спортивный мир. Корреспонденты-глашатаи с телефонными трубками в руках – далёкими потомками древнегреческого рога, звонили во все концы планеты, разнося весть о том, что огонь начал свой путь к чаше арены «Фишт» и на его пути лучше не вставать. В этот момент неотвратимость наступающей Олимпиады стала понятна так отчётливо, что захотелось зареветь от счастья. «Праздник к нам приходит» – вспомнились строчки из рекламы Coca-Cola, представляющего партнёра эстафеты олимпийского огня. Приходит и придёт, ждать осталось недолго.

Coca-Cola — представляющий партнёр эстафеты олимпийского огня

Coca-Cola — представляющий партнёр эстафеты олимпийского огня

Комментарии (0)
Партнерский контент