Максим Ковтун
Фото: Александр Вильф, "РИА Новости"

Ковтун: стремлюсь быть на льду харизматичным

О выступлении в Пекине, подготовке к Гран-при "Ростелеком" и борьбе с Патриком Чаном – в интервью с фигуристом Максимом Ковтуном.
Олимпиада 2018

На состоявшейся 19 ноября в «РИА Новости» пресс-конференции, посвящённой заключительному этапу международной серии Гран-при по фигурному катанию, который пройдёт в Москве в эти выходные, присутствовал серебряный призёр Cup of China Максим Ковтун. В ближайшие выходные ему предстоит подтвердить свой уровень уже в родных стенах и побороться за выход в финал Гран-при. Для Ковтуна Cup of China был дебютным этапом взрослой серии Гран-при, хотя вчерашний юниор уже успел пройти более серьёзную закалку на чемпионате Европы, где показал пятый результат и чемпионате мире, где стал 17-м.

В Пекине единственным, кому уступил Максим Ковтун, был китаец Хань Ян, в Москве компания подобралась посерьёзнее. Бороться предстоит с действующим чемпионом Европы Хавьером Фернандесом и Тацуки Матидой, выигравшим уже в этом сезоне Skate America. Тем не менее шансы фигуриста порадовать успешным выступлением российских болельщиков весьма велики, а там и до финала недалеко. О том, как усложнились

Я хочу напомнить, что тот этап Гран-при проходил в Китае. И тогда многие после старта подходили ко мне и говорили, что победил я. Я тоже так считаю, потому сделал гораздо больше и катался практически без ошибок. Просто в Китае так ставят оценки. Не хочу кого-то осуждать и обсуждать. Я доволен тем, как всё получилось.

программы по сравнению с прошлым сезоном, отличительных особенностях фигуриста, работе над ошибками после Пекина и о том, как догнать Патрика Чана корреспондент «Чемпионат.com» расспросил спортсмена по завершении пресс-конференции.

— Сейчас я нахожусь в хорошей форме, но пока ещё не в оптимальном состоянии. В Москве постараюсь сделать минимум ошибок, потому что сейчас главная задача — это стабильность. Но я рад, что буду кататься дома, помогут и стены, и болельщики.

— Работу над ошибками провели после китайского этапа?
— Да, после этапа Гран-при в Пекине мы провели работу над ошибками. Поменяли с Петром Чернышёвым дорожку, то место в программе, где я постоянно спотыкался, чтобы нелепых ошибок больше не было. Уже откатал целиком программу и хорошо откатал для того состояния, в котором я нахожусь.

— А вообще не обидно было проиграть Хань Яну, которого год назад по юниорам вы обходили с запасом?
— Я хочу напомнить, что тот этап Гран-при проходил в Китае. И тогда многие после старта подходили ко мне и говорили, что победил я. Я тоже так считаю, потому сделал гораздо больше и катался практически без ошибок. Просто в Китае так ставят оценки. Не хочу кого-то осуждать и обсуждать. Я доволен тем, как всё получилось.
— Вы упомянули о Петре Чернышёве. Как вам с ним работается, известно, что он человек очень креативный, с большим количеством идей?
— Да у него всегда много идей, и он их классно подаёт. С ним очень интересно работать. Я рад, что его привела Татьяна Анатольевна (Тарасова. – Прим. ред). Удачное сотрудничество получилось.

— А сами любите что-то придумывать?
— Не особенно. Я больше люблю работать по заданию. Но иногда во мне что-то просыпается, и я предлагаю какие-то вещи. Это бывает редко, но, как правило, предлагаю что-то стоящее.

— Что отличает вас как фигуриста? В чём фишка Максима Ковтуна?
— Я стремлюсь быть на льду харизматичным, отличающимся от других. Не чьей-то копией. Стараюсь быть самим собой. Пока получается, что моя фишка – прыжки. Но я стараюсь и кататься очень достойно. Для меня идеал в фигурном катании сейчас – это Патрик Чан. Стремлюсь к чему-то такому.

— То, что он творит на льду, это искусство?
— Да. Это заставляет замирать сердце и смотреть прокат до конца. Это не просто вышел, отпрыгал и всё.

Я стремлюсь быть на льду харизматичным, отличающимся от других. Не чьей-то копией. Стараюсь быть самим собой. Пока получается, что моя фишка – прыжки. Но я стараюсь и кататься очень достойно. Для меня идеал в фигурном катании сейчас – это Патрик Чан. Стремлюсь к чему-то такому.

Но чтобы добиться такого уровня, надо очень много работать.

— Недавно Константин Меньшов сказал, что не представляет, как можно заработать такие баллы, как Патрик Чан в Париже…
— А я знаю (улыбается).

— И как это сделать?
— Надо много работать над скольжением. Костя не знает, потому что он уже сформировавшийся спортсмен. В моём случае это работа над скольжением, но она ведётся в межсезонье. По сравнению с прошлым годом я очень сильно прибавил в этом отношении, мы много времени этому уделяли в Чикаго, и компоненты у меня сильно выросли. И если так же продолжать, всё будет. Надо кататься с душой. Не обязательно делать это, как Патрик Чан. Например, Денис Тен тоже катается шикарно, а раньше его катание было ни о чём. Пример того, как человек работал и добился.

— Отмечают также особенность Чана исполнять четверные прыжки с шагов, а не с простой дуги, это трудно?
— Перед прыжком у него шаг идёт на уровне крюк, потом он перекрещивает ногу как при подсечке и толкается на четверной тулуп. Я делаю точно так же – две подсечки, потом чоктау, две тройки и прыгаю сальхов. Просто у него по-другому смотрится. Мне нужно ещё время, чтобы всё довести до нужного уровня.

— При этом вы единственный в российской команде, да и в мире, решили заявить в программы пять четверных. Чья это была идея?
— Это моя была идея. Сначала озвучил в качестве предположения, не серьёзно. А потом попробовали и решили делать программы под пять четверных.

— Какой самый сложный из них?
— Сложных прыжков вообще не существует. Если всё чётко выполнять по технике, там нечего делать. Иногда вылезают какие-то огрехи и что-то не получается, надо просто свести их к минимуму. Моя техника позволяет это сделать. Можно сказать, что сейчас это мой главный козырь, но и над остальными компонентами я тоже работаю.

Комментарии (0)
Партнерский контент