Получите бонус до 10 000 рублей! Получить!
  • Главные новости
  • Популярные
Максим Ковтун
Текст: Мила Волкова
Фото: Максим Богодвид, "РИА Новости"

Ковтун: волнение отняло все силы

О причинах неудачного проката в произвольной и том, как исправлять ошибки – в интервью с призёром Кубка "Ростелеком" Максимом Ковтуном.
Сочи-2014

После успешного проката короткой программы Максим Ковтун был близок к тому, чтобы одержать свою первую итоговую победу на взрослой серии Гран-при. Но родные стены помогли только наполовину. Подкачала произвольная, которая не заладилась с самого начала. Но, несмотря на ряд срывов, фигуристу удалось стать в итоге серебряным призёром и отобраться в финал, который пройдёт в Фукуоке. Правда, даже этот факт не сильно его ободрил. После проката Максим Ковтун не смог скрыть своего разочарования, тем не менее нашёл в себе силы проанализировать своё выступление на Кубке «Ростелеком» и ответить на все вопросы журналистов.

— Максим, расскажите, почему не удалось справиться с произвольной программой так же хорошо, как накануне с короткой? Снова волнение помешало?

У меня есть такой минус, очень плохо получается думать об изменениях во время проката. Следую чётко поставленной задаче: сейчас у меня этот элемент, потом другой пошёл. А сегодня после первого падения всё пошло наперекосяк, вся картинка полностью сбилась – на второй четверной сальхов я просто не пошёл, хода не хватило.

— Да. Я до последнего пытался его убрать, в какие-то моменты получалось, но потом оно опять вылезало. И вот эта борьба шла всю программу. Может, если бы первый четверной сальхов сделал чисто, то всё иначе сложилось бы. Но после этого падения у меня появилось просто какое-то опустошение – дальше выступать было очень тяжело, постоянно одолевала мысль, что не хватит сил.

— Волновались из-за того, что не сделаете три четверных? Или по какому-то другому поводу?
— Вообще волновался по поводу ошибок, а также боялся, что не хватит сил. Я и на разминке это чувствовал, и после первого падения наступила какая-то ранняя усталость. К сожалению, мне не удалось её побороть. И чем больше я волновался, тем больше сил у меня уходило.

— А мысли об успешном прокате короткой и набранных баллах за неё не мешали?
— Тренеры сказали, что тот день закончился, и сегодня всё нужно начинать с нуля. В принципе, у меня получилось себя так настроить, но вот результат вышел совсем не тот.

— Во время утренней тренировки вы ничего не прыгали. Прошли только макет. Почему?
— Во время соревнований мы никогда перед стартом не катаем всю программу, только основные элементы, чтобы потом проблем не было.

— Так, может, для чистого проката произвольной нужно больше её накатывать целиком?
— Дело в том, что я на тренировках катаю очень спокойно. Совсем не волнуюсь. Мне говорят, что вечером прокат, иду, делаю и допускаю максимум одну-две ошибки. Можно хорошо всё накатать, иметь хороший запас, но когда выходишь во время старта на лёд, волнение атакует со всех сторон. И оно отнимает все силы. Значит, нужен ещё больший запас. В короткой мне его вполне хватает, а в произвольной – нет.

— У бортика вас Татьяна Анатольевна Тарасова встретила с улыбкой. Подбадривала?
— Она радовалась тому, что с первого раза вышли в финал взрослой серии Гран-при. Я тоже рад, но осадок остался. Я в Пекине был больше доволен собой, хотя баллы были ниже. И мне жаль, что я подвёл тех, кто в меня верил.

— После сбоя вначале вы остались без нескольких каскадов. Почему не стали цеплять их к другим прыжкам?
— У меня есть такой минус — очень плохо получается думать об изменениях во время проката. Следую чётко поставленной задаче: сейчас у меня этот элемент, потом другой пошёл. А сегодня

Когда мы работали в Детройте, я видел, что чемпион мира Патрик Чан каждый день на протяжении недели делал целиковые прокаты при камерах и журналистах, со всеми своими четверными и допуская максимум одну-две ошибки. Я стремлюсь к чему-то подобному – правда, пока прокатов у меня в два раза меньше, чем у Чана. И нет такой уверенности.

после первого падения всё пошло наперекосяк, вся картинка полностью сбилась – на второй четверной сальхов я просто не пошёл, хода не хватило. Как собрал тулуп, вообще не понял. Ощущения были не очень. Всё из-за первой ошибки. Повторюсь, не было бы её, всё пошло бы по-другому.

— Над чем нужно особенно поработать перед финалом Гран-при?
— Как я и сказал, нужно больше катать произвольную. Например, короткую программу мы почти каждый день катаем с тремя прыжками и вращением. Для полного варианта нужно добавить всего три элемента: дорожку и два вращения. Потому в короткой мне было легче. Вышел, откатал в своё удовольствие. А вот в произвольной этого не хватает. Конечно, я мог бы спокойно обойтись одним четверным, сделал бы всё чистенько, получил бы свои 157 баллов и радовался. Но мы лёгких путей не ищем. Я и так быстрее расту, чем это бывает в фигурном катании.

— По итогам этого этапа чем-то всё же остались довольны?
— Я доволен короткой программой. Отлично справился, заработал season best. А произвольная мне всё сбила. Только появляется уверенность, что можешь катать всё чисто, и на тебе.

— Может, неплохо, что это случилось именно сейчас? Негативный опыт — тоже важный опыт.
— Возможно. Тренеры меня сегодня ругали. Это значит, они верят в то, что я могу гораздо лучше кататься. И как я уже говорил, этапы Гран-при у нас не самые важные старты. Но я сторонник того, чтобы везде катать идеально чисто. Это не так трудно, как кажется. Просто нужен полный контроль и запас прочности. Если ты можешь два раза подряд катать произвольную программу на тренировке, то выходишь на старт и катаешься в своё удовольствие.

Когда мы работали в Детройте, я видел, что чемпион мира Патрик Чан каждый день на протяжении недели делал целиковые прокаты при камерах и журналистах, со всеми своими четверными и допуская максимум одну-две ошибки. Я стремлюсь к чему-то подобному – правда, пока прокатов у меня в два раза меньше, чем у Чана. И нет такой уверенности. Значит, будем работать больше.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент