Каролина Костнер
Фото: Getty Images

Костнер: в детстве мечтала получить 6,0

Об источниках вдохновения, новых вызовах и олимпийских ожиданиях – в интервью с чемпионкой мира по фигурному катанию Каролиной Костнер.
Олимпиада 2018

— Каролина, расскажите, как вы провели межсезонье. Как готовились к олимпийскому сезону?
— Довольно спокойно. Я начала работать над программами с Лори Николь (хореограф Каролины Костнер. – Прим. ред) в июне. Всё шло в обычно режиме: не пытались прыгнуть выше головы, но и не слишком расслаблялись.

— Работали в Европе?
— Да, в Оберстдорфе. Мне очень нравится там отношение людей к своей работе. Они мегапрофессионалы. Они могут закончить в пол-одиннадцатого вечера, но уже к семи утра приходят снова, чтобы подготовить лёд и всё необходимое для тренировок. К тому же они все очень милые, всегда готовы помочь. Настоящая команда. Ещё мне очень удобно добираться с катка домой. Дорога занимает всего пять минут. И если у меня перерыв, нет необходимости болтаться на катке, можно спокойно пойти домой и отдохнуть. Плюс в этом году у меня очень хороший партнёр по тренировкам – Томаш Вернер. Мы получаем огромное удовольствие от работы и общения друг с другом.

Ещё я заканчивала там старшую школу, так что у меня много друзей в Оберстдорфе.

Мне нравится то, что делают танцоры на сцене. Они не борются за медали. Они танцуют, потому что им это нравится, потому что хотят что-то этим сказать. Это то, каким бы я хотела видеть фигурное катание в будущем. Чтобы это была не борьба с соперниками и постоянная необходимость доказывать, что я лучше других. А желание стать лучше самой, желание совершенствоваться.

Мне нравится проводить время с ними и не говорить о фигурном катании. Для них я просто Каролина, а не чемпионка мира. И это здорово. Порой они даже не знают, что я на соревнованиях. Просто звонят: «Ты где сейчас? Аа… ты на соревнованиях». Это помогает мне не отрываться от жизни. Честно говоря, мне не очень нравится быть постоянно на виду, под прицелом фотоаппаратов и телекамер. Поэтому Оберстдорф – это моё убежище, где я могу просто быть собой.

— А какие впечатления у вас остались от выступления в Москве?
— Я довольна. Конечно, я допустила несколько ошибок, но в целом довольна тем, как продвигается моя подготовка к основным стартам сезона. С каждым разом я катаюсь всё лучше и лучше. Мне очень понравилось здесь выступать. В России прекрасная публика, которая очень тепло принимает.

Я очень хотела отобраться в финал, знала, что для этого нужно выигрывать. Для меня было бы честью поехать в Японию и посоревноваться с шестью лучшими фигуристками мира на данный момент. Но мне это не удалось, и дальше я собираюсь сосредоточиться на себе. Вернусь домой и буду работать над тем ошибками, которые допустила здесь. Плюс через неделю после финала в Тренто пройдёт зимняя Универсиада. Это в 45 минутах езды от моего дома. Я могу принять в ней участие, и моя бабушка также сможет прийти и посмотреть на меня. Думаю, она бы этого очень хотела.

— В своих постановках вы снова обратились к классике. Расскажите, о чём ваша «Шахерезада», есть ведь несколько трактовок этой истории.
— Постановка была навеяна балетом «Шахерезада», но там героиня убивает себя, потому что не хочет, чтобы это сделал её муж. В настоящей истории «1001 ночь» он настолько влюбляется в неё, что оставляет в живых. Я за второй вариант. И я сказала Лори, что это не драма. Это история любви и свободы. И чем свободнее я себя чувствую, тем лучше катаюсь.

Вообще Лори – моя вдохновительница. Я очень благодарна ей. Она постоянно подталкивает меня делать что-то необычное, пробовать новое. И я очень этому рада. Обычно летом я пребываю в восторге от новой музыки, от идей, которые мы собираемся воплотить. А когда возвращаюсь домой, бывает тяжело, нужно накатывать программы, что-то отрабатывать. Но это жизнь, ты не можешь просто так сидеть и думать, что всё само собой сложится. Нет. Нужно работать, преодолевать себя.

— В Китае Шахерезада была в другом костюме. Почему решили поменять?
— В Китае у меня был временный вариант, потому что этот был ещё не готов. Нам пришлось отослать его обратно, потому что кое-что было сделано не так. И почти перед самими соревнованиями я открыла свой гардероб и с ужасом обнаружила, что мне нечего надеть. К счастью, был костюм, который остался после шоу Дениса Тена, которое мы делали в Казахстане. Он был сшит в казахских традициях, со специальной шляпкой. И я сказала: «Спасибо, Денис! Воспользуюсь им». Обычно я сама разрабатываю дизайн платья, а итальянские мастера вместе со Swarovski его шьют.

— А вообще вы любите балет? У вас ведь много балетных программ – «Лебединое озеро», «Болеро», «Шахерезада»…
— Помню, когда я была ребёнком, очень боялась нашего балетного педагога и ненавидела балет всей душой. Но потом я получила серьёзную травму спины, и в Оберстдорф из Италии приехал педагог по балету. Он сказал, что если я буду делать определённые балетные упражнения, это поможет моей спине. Очень медленно и терпеливо, этот педагог совершил чудо. Он заставил меня полюбить балет. Правда, мне больше нравится смотреть его, а не заниматься.

Мне нравится то, что делают танцоры на сцене. Они не борются за медали. Они танцуют, потому что им это нравится, потому что хотят что-то этим сказать. Это то, каким бы я хотела видеть фигурное катание в будущем. Чтобы это была не борьба с соперниками и постоянная необходимость доказывать, что я лучше других. А желание стать лучше самой, желание совершенствоваться. Мой хореограф – удивительная женщина. Она помогает мне найти нужный баланс между соревнованиями и искусством, которым бы я хотела, чтобы было фигурное катание.

— Для этого нужны очередные изменения в судейской системе.
— Я знаю. Я выросла ещё при старой системе судейства. Она сильно отличалась. Изменения периодически нужно вносить, и ISU это делает. Они стараются, как могут. Возможно, в будущем, что-то опять поменяется. Но сейчас надо жить и кататься с тем, что есть. И уже от нас зависит, хотим мы заниматься только математикой на льду и считать баллы, или хотим сделать что-то большее.

— В любом случае новая система вам очень подходит, ведь вы стали чемпионкой мира.
— Да, но когда я была ребёнком, мечтала об оценках 6,0. На чемпионате мира в Дортмунде в 2004 году я, кажется, получила 5,8 и 5,9, а вот 6,0 у меня никогда не было. Это грустно. Правда, сейчас я получаю восьмёрки за компоненты… Шучу (смеётся).

У меня нет цели – выиграть чемпионат Европы любой ценой. Я буду стараться кататься, как можно, лучше, не смотреть, на соперниц, а дальше решать судьям. Что касается Олимпиады, на прошлых играх я уже ставила себе медальные задачи, результат вы знаете. Главное для меня – это получить удовольствие от соревнований и вернуться домой с улыбкой.

— Знаете, у нас есть шоу со звёздами «Ледниковый период», там сохранилась старая система судейства и есть шанс получить 6,0.
— Здорово. Значит, там я и продолжу свою карьеру (смеётся).

— Пока вы ещё здесь, чего ждёте от Олимпиады и как будете настраиваться на чемпионат Европы?
— В этом году между чемпионатом Европы и Олимпийскими играми будет не так много времени, поэтому я не думаю, что все приедут в Венгрию в своей лучшей форме. У меня нет цели – выиграть чемпионат Европы любой ценой. Я буду стараться кататься как можно лучше, не смотреть на соперниц, а дальше решать судьям. Что касается Олимпиады, на прошлых Играх я уже ставила себе медальные задачи, результат вы знаете. Главное для меня – это получить удовольствие от соревнований и вернуться домой с улыбкой.

— Этот сезон будет заключительным в вашей карьере?
— Почему-то все решили, что я заканчиваю свою спортивную карьеру в этом сезоне. Этот момент всех волнует гораздо больше, чем то, как я катаюсь. Я сказала, что в будущем хочу, чтобы у меня было больше времени для себя. Но я посвятила спорту всю свою жизнь, и мысль о том, что это будет мой последний сезон в фигурном катании, печалит меня. Я не могу сказать, что вот этот турнир станет для меня последним, и затем я повешу коньки на гвоздик. Нет. Моя мама всегда говорила: «Катайся до тех пор, пока тебе это нравится. И тогда ты сама почувствуешь момент, когда надо будет уйти». Я вряд ли буду кататься ещё четыре года, но сейчас сконцентрирована на этом сезоне. А дальше посмотрим.

— Себя в будущем вы видите в качестве хореографа или тренера?
— Не знаю. Пока серьёзно над этим не задумывалась. Мне нравится техника. Нравится наблюдать, как тренеры работают с маленькими детками. В их работе столько страсти и желания. Это здорово. Для меня главный вопрос заключается в том, захочу ли я сделать это своей основной работой, занятием всей жизни.

— Но вы бы хотели остаться в фигурном катании?
— Я уверена, что не помашу рукой просто так.

— На ваш взгляд, многих вы уже сумели вдохновить заняться фигурным катанием в своей стране?
— Мне приятно видеть, как много детей приходит сейчас в фигурное катание. Это потрясающе. Наша команда тоже растёт. Стефания и Ондрей (Бёртон и Хотарек выступают в парном катании. – Прим. ред.) недавно выиграли свой первый взрослый Гран-при. Они растут и развиваются так же, как и Анна Каппеллини с Лукой Ланотте и Валентина Маркеи. Мальчики тоже потихоньку подтягиваются. Эта позитивная энергия помогает нам всем добиваться новых высот. Раньше у нас были только отдельные вспышки, как Барбара Фузар-Поли и Маурицио Маргальо. Их катание всегда вдохновляло меня. Потом появились Федерика Файелла и Массимо Скали. Но это были единичные примеры, а теперь я чувствую, что мы одна единая команда.

— А кто был вашим примером для подражания в юные годы?
— Кажется, в 1998 году в Милане проходил чемпионат Европы по фигурному катанию. И туда ходил автобус прямо от моего дома. Но я отказалась туда поехать. Сказала: «Не хочу, останусь дома». Не знаю почему, но мне было всё равно. А вот когда я сама впервые приехала на чемпионат Европы в 2003 году и увидела Евгения Плющенко, Ирину Слуцкую и Елену Соколову, они просто поразили меня. И сейчас я всегда стараюсь, как можно больше работать с юными фигуристами, приходить на каток у себя дома, потому что у меня никогда не было перед глазами настоящих чемпионов, за которыми я бы могла тянуться. Которые бы мне показали, что всё возможно. Я лишь смотрела на них снизу вверх на соревнованиях.

— Как вам удаётся удерживать планку на такой высоте в течение многих лет?
— Это всё благодаря Лори. После победы на чемпионате мира в Ницце я сказала, что это было моё лучшее катание, лучшие программы. Как это можно превзойти? Что ещё можно придумать? Какую музыку взять? А когда она предложила «Болеро», у меня просто челюсть отвисла. И мы начали слушать это произведение, смотрели постановки балетные. И так происходит постоянно. Это риск, это новый мир, но мне нравится открывать в себе новые грани. Я хочу постоянно двигаться вперёд. Конечно, очень сложно взять и оставить позади те программы, которые тебе очень нравились и какими бы потрясающими они ни были. Ты никогда не знаешь, как воспримут новые, будут ли сравнивать с предыдущими. Но это интересно.

После победы на чемпионате мира в Ницце я сказала, что это было моё лучшее катание, лучшие программы. Как это можно превзойти? Что ещё можно придумать? Какую музыку взять? А когда она предложила «Болеро», у меня просто челюсть отвисла. И мы начали слушать это произведение, смотрели постановки балетные. И так происходит постоянно. Это риск, это новый мир, но мне нравится открывать в себе новые грани.

— Была ли у вас возможность стать не фигуристкой, а, например, фехтовальщицей? Этот вид спорта также очень популярен в Италии.
— Тогда бы я не стала чемпионкой, потому что в Италии очень много сильных фехтовальщиц. Но, например, моя кузина Изольда Костнер была горнолыжницей. Она выиграла три олимпийские медали, две медали чемпионата мира и два Кубка мира. И в детстве я говорила, что тоже буду горнолыжницей и продолжу семейную традицию. Какое-то время я совмещала фигурное катание и лыжи. Но в какой-то момент поняла, что безнадёжно влюблена в фигурное катание. Я постоянно танцевала дома, носила костюмы для фигурного катания. Стало ясно, что я не лыжница. И в 14 лет, когда надо было переходить в старшую школу, я сделала выбор в пользу фигурного катания. К тому же там я хоть что-то да выигрывала, а в лыжах у меня не было ни одного трофея. Так что выбор был лёгким (смеётся).

— Каждому спортсмену необходимо на что-то переключаться. Как вы отдыхаете от фигурного катания?
— Я люблю природу, горы. Мне нравятся прогулки. В Ортизеи, где я выросла, есть восхитительная гора, на которой расположены маленькие шале. Там нет водопровода, нет электричества, просто деревянная крыша и всё. И порой мы с друзьями берём рюкзаки и отправляемся туда на пару дней, жарим сосиски, делаем барбекю и наслаждаемся прекрасными видами.

Комментарии (0)
Партнерский контент