Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьёв
Фото: Getty Images

Шеховцова: компоненты – это вопрос опыта

О потенциале и олимпийских перспективах российских фигуристов — в интервью с судьёй международной категории Аллой Шеховцовой.
Олимпиада 2018

— Алла Викторовна, позади остались этапы серии Гран-при, впереди финал. Какое впечатление на вас произвели наши ведущие танцевальные дуэты: Боброва с Соловьёвым и Ильиных с Кацалаповым?
— Давайте начнём с Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьёва, поскольку они отобрались в финал Гран-при. Сезон у них начинался крайне тяжело: были моменты, которые выбивали их из графика. Например, вначале программы не совсем соответствовали амплуа спортсменов. Из-за этого ребята опаздывали и с постановками, и с доведением их до совершенства. Большие изменения претерпел короткий танец: была выбрана и новая музыка, и новые образы. Конечно, часть элементов была перенесена из первого варианта, но по большей части танец был изменён. Итоговая постановка получилась удачной. Ребята очень комфортно себя в ней чувствуют. Программа конкурентоспособна и хорошо оснащена технически. Её хорошо приняли зрители и высоко оценили судьи.

В произвольной программе тоже не всё гладко складывалось. Благо, основная идея прижилась и была хорошо воспринята, но также не обошлось без смены музыки, что повлекло за собой изменение части программы — элементов, шагов и костюмов. Сейчас постановка смотрится очень выигрышно, ярко, интересно. Теперь главное, чтобы ребята справлялись с поставленными задачами, чтобы им сопутствовала удача и не подводило здоровье.

Если говорить о Лене и Никите, то в Японии они дали повод, и этот повод был очень строго оценен. То, что они допустили ряд технических ошибок, — это факт. Но ряд замечаний до сих пор вызывает вопросы. Сложно сказать, например, почему был дан второй уровень твизлам. Видимо, техническая бригада нашла какие-то недочёты в их исполнении.

Что касается Ильиных и Кацалапова, то в этом году ребята как никогда радовали своими постановками. Пара была готова раньше, чем обычно. Ранее мы видели их программы к концу сентября — началу октября, в этом сезоне постановки были завершены уже в августе, после чего ребята вышли на уровень прокатов. Большая и интересная работа была проведена со специалистами из смежных областей, например, из бальных танцев. Были найдены новые элементы. Появились свежие, интересные поддержки. Сначала мы столкнулись с тем, что они не совсем соответствовали правилам, но тренер это всё адаптировал. Сейчас ребята справляются, и в их отношении нет никаких нареканий. Я была во Франции, где своей произвольной программой они произвели просто фурор. Часть зала аплодировала стоя их «Лебединому озеру». Так что программа очень хорошо работает и на зрителей, и на судей.

— А в чём причина столь низких оценок Елены и Никиты в Японии – излишне строгое судейство или много было ошибок?
— Не хотелось бы критиковать судейские бригады – как всегда, кто-то что-то не доделает, а виноваты судьи. Если говорить о Лене и Никите, то в Японии они дали повод, и этот повод был очень строго оценен. То, что они допустили ряд технических ошибок, — это факт. Но ряд замечаний до сих пор вызывает вопросы. Сложно сказать, например, почему был дан второй уровень твизлам. Видимо, техническая бригада нашла какие-то недочёты в их исполнении. По обычному видео это сложно оценивать, потому что нет замедленного повтора, в результате ряд ошибок остаётся виден лишь узкому кругу специалистов. Поэтому говорить о некорректности судейства я бы не стала.

— То есть оба дуэта достаточно конкурентоспособны, чтобы претендовать на олимпийскую бронзу, ведь соперников у нас более чем достаточно?
— Вы правы – соперников более чем достаточно. На третье место в мировом рейтинге претендуют порядка пяти пар, причём претендуют вполне заслуженно. Поэтому конкуренция крайне велика, и давать прогнозы в такой ситуации дело неблагодарное. Тем не менее наши пары конкурентоспособны. Они очень близки друг к другу по уровню, при этом очень разные. Дальше всё будет зависеть от самих спортсменов и их тренеров.

— По итогам прошлого сезона бытовало мнение, что лучше иметь один сильный дуэт для борьбы за бронзу. В этом появилось мнение, что вести наступление на пьедестал двумя парами лучше. Какой из вариантов, на ваш взгляд, имеет большее право на жизнь?
— Оба варианта имеют право на жизнь в зависимости от обстоятельств. Практика атаки пьедестала двумя парами не новая. Если вспомнить историю развития советских и российских танцев на льду, то федерация никогда не шла на пьедестал одной парой. Всегда существовали два практически равных, конкурентоспособных дуэта. Один страховал другой. Вспомните конкуренцию Моисеевой и Миненкова с Линичук и Карпоносовым, Климовой и Пономаренко с Усовой и Жулиным или с Бестемьяновой и Букиным. Олимпиада в Нагано – это Грищук с Платовым и Крылова с Овсянниковым. Российская федерация фигурного катания имеет за плечами богатый опыт, и, как он показывает, идти на пьедестал двумя парами надёжнее, чем одной. А вот с кем идти — будет ясно по итогам соревнований. Но если у нас есть два конкурентоспособных дуэта, то Россия должна бороться за оба.

— В парном катании у нас вообще тройное представительство. Но стоит ли надеяться на то, что замахнуться на медали смогут не только Волосожар с Траньковым?
— Каждый оптимизм имеет свои пределы. Конечно, можно рассчитывать и надеяться на многое. Но объективная реальность такова: у нас есть Татьяна и Максим, о медалях которых можно говорить с большой степенью вероятности. Остальные медали довольно призрачны. Но случайности бывают, многое будет зависеть и от самих спортсменов, и от их соперников. Теоретические шансы на ещё одну медаль у нас есть, но чтобы говорить о них всерьёз, нужно быть очень большими оптимистами.

— А каковы шансы на успех Евгения Плющенко и Максима Ковтуна?
— У нас всего одна олимпийская путёвка у мальчиков, и здесь ситуация самая сложная. Евгений Плющенко – это великий спортсмен, с великим спортивным характером. Сбрасывать со счетов такой характер и звезду такой величины было бы крайне неразумно. Всё будет зависеть от того, насколько Женя сумеет подготовиться, подойти к пику формы, и позволит ли здоровье ему исполнить всё задуманное. Одно дело — желание характер, другое – здоровье. Лёд ещё никого не сделал моложе. Несмотря на низкие температуры, годы идут так же, как и у других спортсменов. И риск с годами возрастает. Опыт – это помощь. Характер – замечательно. Главное, чтобы здоровье не подвело. Если не подведёт, то Женя справится со всеми задачами, которые он перед собой ставит.

Максим Ковтун, безусловно, талантливейший спортсмен, который сейчас находится в правильных руках Елены Водорезовой и Татьяны Анатольевны Тарасовой.

Вспомните конкуренцию Моисеевой и Миненкова с Линичук и Карпоносовым, Климовой и Пономаренко с Усовой и Жулиным или с Бестемьяновой и Букиным. Олимпиада в Нагано – это Грищук с Платовым и Крылова с Овсянниковым. Российская федерация фигурного катания имеет за плечами богатый опыт, и, как он показывает, идти на пьедестал двумя парами надёжнее, чем одной.

Это исключительно профессиональные люди, которые знают, как работать, и делают это грамотно. И сейчас я вижу большой прогресс у Максима, плюс у него меняется отношение к работе, тренировкам, соревнованиям. Он становится зрелым спортсменом, быстро набирает обороты. Но о прогнозах здесь говорить тоже сложно. За плечами одного – опыт. За плечами другого – желание, амбиции, молодость. Можно только пожалеть о том, что у нас в составе олимпийской команды не могут выступать оба спортсмена.

— Не греша излишним оптимизмом даже в случае отсутствия проблем со здоровьем у Евгения, многие предрекают ему только бронзу. А за медаль высшей пробы он способен по своему потенциалу побороться с Патриком Чаном?
— Одиночное катание – самый непредсказуемый вид. Если в танцах на льду есть риск сбоя в одном из элементов, то в одиночном катании есть риск при исполнении каждого прыжка. Поэтому прогнозы строить очень сложно. Патрик Чан, безусловно, великий и талантливый спортсмен, опытный, владеющий всем необходимым для одиночника арсеналом навыков. Это и прекрасные вращения, и скольжение — рёберное, вариативное. Плюс в последнее время Патрик добавил и в эмоциональном плане. Если раньше я его критиковала за то, что он не может тронуть сердца зрителей, то теперь он и с этим справляется. Конкурент такой, которого недооценивать никак нельзя.

Помимо Патрика есть ещё плеяда японских спортсменов, которые обладают самым сложным арсеналом прыжковых элементов, поэтому лучше поостеречься с претензией на золото. Пообещать его, а в итоге не получить хуже, чем выразить надежду на то, что это в принципе может быть, но крайне сложно сделать. Не будем забывать и о европейской плеяде фигуристов. Хавьер Фернандес – очень интересный спортсмен. И вообще вся первая десятка мирового рейтинга способна побороться за пьедестал.

— У девочек, напротив, претенденток на место в олимпийской команде хоть отбавляй. Как будут определяться те, кто будет представлять страну через пару месяцев?
— У девочек действительно ситуация в целом благоприятная. Очень много будет зависеть от того, как спортсменки покажут себя в финале Гран-при, затем будет чемпионат России, который пройдёт в Сочи в 20-х числах декабря, и, наконец, чемпионат Европы. В зависимости от того, насколько успешно наши девочки преодолеют все три старта, и будет зависеть решение по формированию олимпийской команды в женском одиночном катании.

— По технике к девушкам претензий нет, хотя в начале сезона и не все справляются с заявленной сложностью. А вот компоненты растут не слишком активно. Чего не хватает нашим фигуристкам, чтобы получать баллы, как у Асады, Костнер, Вагнер?
— Компоненты – это чувство музыки, артистизм, умение выразить эмоциональный настрой и донести до зрителя идею программы. Всё это зависит от опыта, в том числе душевного. Насколько девушка созрела и готова показывать эти эмоции не только в узком кругу лиц, но и доводить их до публики. Поэтому компоненты во многом зависят от возраста. Одно дело юношеское восприятие жизни и эмоции, другое – зрелый профессионализм. Поэтому я не могу сказать, что наших девушек сильно обижают по этой части.

Например, в этом сезоне у Аделины Сотниковой компоненты вышли за восьмёрки. Сильно поднялись компоненты у Юлии Липницкой. С этими оценками и компонентами можно претендовать на пьедестал. Но не стоит рассчитывать, что они будут так же высоки, как у более опытных и взрослых спортсменок, которые прошли ряд шоу и на пьедестале уже не первый год. Но наши девушки максимально приблизились к соперницам. Например, в этом году Каролина Костнер получала оценки порядка 8,5 и 8,25. На этот уровень уже выходят Липницкая и Сотникова. У других пока семёрки, но первые две перешагнули восьмибалльный барьер. Поэтому не могу сказать, что судьи к ним строги. Это вопрос опыта, эмоционального созревания и хореографического мастерства.

— Но ведь Мао Асада выиграла свой первый чемпиона мира в довольно юном возрасте, и ей не помешало отсутствие опыта.
— Если мы будем сравнивать уровень того фигурного катания и современный, то в тот период было меньше зрелых, серьёзных спортсменок. Хотя конкуренция также была велика. Плюс что касается японских спортсменок, у них всегда был запредельный уровень техники.

Плющенко – это великий спортсмен, с великим спортивным характером. Сбрасывать со счетов такой характер и звезду такой величины было бы крайне неразумно. Всё будет зависеть от того, насколько Женя сумеет подготовиться, подойти к пику формы, и позволит ли ему здоровье исполнить всё задуманное. Одно дело — желание, характер, другое – здоровье. Лёд ещё никого не сделал моложе.

Мао Асада – это спортсменка, которая впервые на соревнованиях прыгнула тройной аксель. Поэтому здесь надо говорить не о высоких компонентах, а о технической оснащённости, которой она обладала. За счёт этого и выигрывала.

Новая система судейства выдвинула новые требования. Сейчас судьи обращают серьёзное внимание на уровень и качество скольжения, филигранное владение коньком. В настоящее время требуется не просто катание под музыку, но отражение мельчайших её нюансов. Посмотрите, какое количество интересных программ. Так что эта система подтолкнула фигурное катание к тому, чтобы спортсмены были многогранными. И все их грани сияли.

— Поскольку выступление в финале Гран-при будет также учитываться при формировании олимпийской команды, стоит ли ждать дополнительного прогресса россиян в Фукуоке?
— Это зависит от их состояния. Дело в том, что подготовка спортсменов далеко не всегда нацелена на финал. Есть ещё чемпионат России, Европы и Олимпийские игры. И максимальный результат они должны показать на главном старте. Поэтому многое будет зависеть от того, как построена подготовка и на что должен прийтись пик формы.

Комментарии (0)
Партнерский контент