Фото: Лев Савари

Третьяков: после финиша ощущал себя куском льда

Александр Третьяков – о собственном триумфе в Парк-Сити, ошибке Мартинса Дукурса, доверии тренерскому штабу и североамериканских пейзажах.
Олимпиада 2018

Весьма неожиданно завершились соревнования по скелетону среди мужчин в Парк-Сити. Лидировавший после первой попытки латвиец Мартинс Дукурс во второй совершил грубейшую ошибку в середине трассы и в итоге не сумел удержать преимущество в 0,2 секунды над Александром Третьяковым. Таким образом, откатавший оба спуска ровно россиянин завоевал золото и отныне делит первое место в общем зачёте Кубка мира на пару с прибалтийцем.

– Развязка вышла любопытной, согласны?
– Да вроде бы всё как обычно.

– Но вы ведь перед второй попыткой уступали своему принципиальному сопернику 0,2?
– Он по ходу спуска серьёзно ошибся, что и позволило мне в итоге отпраздновать успех. Хотя я вторую попытку тоже проехал не лучшим образом.

– Это при том, что остальные даже так не смогли?
– Ну, помарки были. Полагал, Мартинсу этого хватит, чтобы меня дожать и оставить за спиной. Однако ему не удалось. Почему? Возможно, погода повлияла, мороз сильный в Парк-Сити нынче (с утра на термометре было "-24". – Прим. «Чемпионат.com»).

– Где и в чём конкретно ошибся Дукурс?
– В середине трассы. Там была серьёзная ошибка. Плюс к тому, я стартовал на 0,11 лучше, что наверняка также повлияло на итоговый результат, ведь половина его преимущества моментально растаяло.

Александр Третьяков на старте

Александр Третьяков на старте

– Невольно своей победой здесь вы нарушили планы Мартинса выиграть все этапы Кубка мира…
– Сам виноват (смеётся.).

– К слову об упомянутом вами морозе, насколько часто приходилось стартовать в подобных условиях по ходу карьеры?
– В этом сезоне точно первый раз. Иногда случается в Лейк-Плэсиде и Швейцарии стартовать при сверхнизких температурах, а вот в Парк-Сити сталкиваюсь с подобным впервые. Здесь преимущественно всегда тепло, выше нуля температура или около того.

– Как такие погодные условия влияют на состояние спортсменов?
– Что касается меня, то стараюсь не обращать внимания. Готовлюсь, как обычно, концентрируясь и прокручивая в голове трассу. Только когда финишируешь, понимаешь, что уже замёрз. Ощущаешь себя одним большим куском льда.

– Кто вам позвонил после заезда?
– Президент федерации бобслея и скелетона Георгий Беджамов.

– Сказал что-то особенное?
– Нет, просто поблагодарил за удачное выступление, а заодно попросил продолжать в том же духе. Словом, сказал традиционные в таких случаях слова.

– Насколько сложная трасса в Парк-Сити, на ваш взгляд?
– Вроде бы она достаточно лёгкая, простая и короткая. Не успел разогнаться – уже финиш. Менее 50 секунд всё удовольствие длится. Естественно, если не насобирал бортов, выбирал правильные траектории на виражах…

– В Лейк-Плэсиде будет позаковыристее…
– Посмотрим, поборемся. Никто сдаваться не собирается.

– График тренировок на этом этапе был комфортным?
– Всё протекало в обычном режиме. Утром катаемся, вечером пропадаем в тренажёрном зале и занимаемся лёгкой атлетикой. Разве что давит немного высокогорье, высота-то приличная – 2200-2300 метров над уровнем моря. Иногда дышать нечем, восстановление протекает медленнее. В связи с этим особое спасибо медицинскому персоналу, трудящемуся не покладая рук. Они нас вытянули.

– Вилли Шнайдер после в Калгари признался, что не хотел бы, чтобы команда вышла на пик формы раньше времени, но лично вы снова показываете лучшее время на разгоне в обеих попытках…
– Как я уже говорил в Калгари, мы здорово поработали над физикой в межсезонье, вот на старте и бежится легко. Отсюда, наверное, и такие приличные результаты. Мы полностью доверяем тренерскому штабу, что нам советуют, то и выполняем. Пока, по ощущениям, всё идёт по плану.

– Какие коррективы просили вас внести между заездами?
– Тренеры-то? Попросили по возможности стартовать быстрее, нежели в первой попытке, и исправить недочёты. Ничего особенного, всё как обычно – внесли кое-какие коррективы в настройки скелетона и вперёд.

– В последние годы вы постоянно улучшаете собственные рекорды на разгоне на многих трассах. Неужели это можно делать бесконечно?
– А мне кажется, что года два бегал достаточно посредственно, хуже своих личных рекордов на 0,05 секунды.

– Вы шутите? Как это можно называть словом «посредственно», если вы являетесь законодателем мод в стартовом створе?!
– Ну а что. С Мартинсом часто зарубались, он даже меня опережал.

– Момента, когда вернётесь в Европу, ждёте с нетерпением?
– Лично мне в Северной Америке всё нравится, трассы знакомые, соревнуюсь на них достаточно много, поэтому чувствую себя достаточно уверенно.

– Иными словами, вам всё равно?
– Да. Я бы даже сказал, что в Канаде и США немного интереснее. Почему? Пейзажи и природа немного отличаются. В Калгари – одно, в Парк-Сити – другое, в Лейк-Плэсиде – третье.

– Неужели успеваете оценить при вашей занятости?
– Да не так чтобы я отдельно гулял, просто отмечаю. Встал с утра, выглянул в окно – уже что-то новенькое, другое.

– В свободный день, как другие ребята, по магазинам случаем не ходили?
– Нет, готовили коньки и скелетоны к стартам.

Комментарии (0)
Партнерский контент