Единая лига ВТБ. Нижний Новгород — ПАРМА. LIVE
Начало прямой трансляции
15:55 Мск
Сергей Бачин
Фото: Михаил Мокрушин, "РИА Новости"

"Игры позволили построить курорт в 10 раз быстрее"

Всего шесть лет назад о будущем говорили лишь рисунки на стенах строительной бытовки. Сегодня всё это реальность.
Олимпиада 2018

В том, что все здесь будет готово к старту Игр, не сомневался никогда, хотя появился здесь впервые ровно за шесть лет до начала сочинских Игр. Позже приезжал по несколько раз в год, и каждый раз имел возможность убеждаться, как все меняется. Но увиденное несколько дней назад даже меня, постоянного визитера «Розы Хутор», привело в шок: ходил по берегам Мзымты, а потом и по заснеженным улицам горной Олимпийской деревни, где строители наводят последний лоск на обитель спортсменов, с открытым ртом и не верил своим глазам…

Олимпийский сезон внес существенные коррективы в работу единственного отечественного горнолыжного курорта «Роза Хутор», отвечающего всем международным требованиям, на котором будут разыграны 30 комплектов олимпийских наград. О готовности одного из главных спортивных объектов к Играм рассказал генеральный директор «Розы Хутор» Сергей Бачин.

— Благоприятные погодные условия позволили нам открыть курорт на неделю раньше объявленного срока. И по нашим планам все трассы, на которых пройдут соревнования, должны быть полностью готовы к приему олимпийцев уже перед Новым годом. Уже началось искусственное оснежение, чего собственно и требуют правила Международный федерации лыжного спорта. Олимпийский сезон на курорте будет продолжаться с 7 января до 17 марта, то есть, на весь этот период времени «Роза Хутор» будет закрыт для обычных любителей горных лыж. А это уже правила, установленные МОК.

— Выходит, желающим покататься на склонах Аибги остается совсем мало времени для праздного катания?
— До 6 января. Зато после 17 марта и еще примерно месяц до середины апреля для них наступит благодать: будут работать 18 подъемников, примерно 77 километров трасс различной сложности, в том числе и много новых, которые мы подготовили к этому зимнему сезону, в частности, на южном склоне Аибги, ряд других.

— Сможет ли курорт разместить всех желающих посмотреть Игры, а после их завершения туристов, приехавших отдохнуть и покататься?
— Уже сейчас, на старте сезона все наши отели переполнены — а ведь это примерно тысяча номеров, которые составляют гостиничный фонд, или до трех тысяч отдыхающих. Понятно, что после Олимпиады в нашем распоряжении окажутся еще и отели, которые будут открыты в горной Олимпийской деревне, рассчитанной на 2600 мест. По завершении Игр все расположенные на 30 гектарах 39 зданий и сооружений, составляющих отдельный поселок в горах, будут «конвертированы» в трех-четырехзвездночные гостиницы.

— Сколько времени потребуется, чтобы превратить Олимпийскую деревню в современный гостиничный комплекс?
— В техническом плане немного — три-четыре месяца. Однако гораздо больше времени уйдет на подготовку соответствующей документации, заключение договоров на обслуживание, поиск и обучение персонала. Кстати, часть контрактов с будущими гостиничными операторами в горах уже заключены. Один из отелей будет отдан Mercure, еще один — Extrime. Предложений сегодня много, гораздо больше, чем требуется. И теперь мы выбираем партнеров. Когда мы начинали, приходилось искать и уговаривать фирмы сотрудничать с нами. Ныне картина иная — от желающих участвовать в проекте отбоя нет.

— Чем, по вашему мнению, «Роза Хутор» привлекательнее прочих аналогичных курортов, в том числе и европейских?
— Прежде всего, продолжительность сезона на наших трассах превышает все отечественные и многие зарубежные. Плюс длина, качество и разнообразие трасс делает «Розу Хутор» более привлекательным. Горы Кавказские моложе, чем Альпы, и для тех, кто катается на достаточно высоком уровне, им будет интересно приезжать именно к нам, а не в Европу. Кроме того, за счет близости моря у нас совсем иная структура снега. Если в Альпах, скажем, пришлось пройти через оттепель, что в начале и в конце сезона случается часто, то на трассах образуется корка — жесткий наст. Наши снежинки не слёживаются, когда происходит смена погоды, и после плюсовой температуры наступают холода: снег остается пушистым. К тому же у нас за сезон выпадает больше осадков. В мире всего три-четыре подобных места, где покрывает такое количество снега: это подлинный рай для фрирайдеров.

— Многих волнует будущая судьба экстрим-парка: совершенно очевидно, что стадионы, подготовленные для соревнований по сноуборду и фристайлу, после Игр не будут так востребованы, как прочие горнолыжные трассы.
— Дело в том, что зона экстрим-парка весьма компактная и ограниченная. Если она будет нужна для постоянных тренировок наших спортсменов и проведения различных соревнований, то мы готовы ее предоставить для нужд Минспорта. При этом подобный шаг никак не уменьшит интерес к катанию в прочих местах нашего курорта.

— Насколько реально введение на различных курортах в районе Красной Поляны единого ски-пасса, о чем не раз говорили в процессе подготовки к Играм?
— В нашем понимании единый ски-пасс — это не только карточка на право катания на любом из местных курортов. Важно, чтобы все они были соединены и подъемниками, и трассами, чтобы турист мог переезжать с одного места на другое. Подобные трассы и лифты должны появиться в течении полутора лет после Олимпиады. С ближайшим к нам из четырех курортов — Альпикой-сервис, мы соединимся достаточно быстро.

— Каким образом курорт собирается функционировать в летнее время?
— Особенность «Розы Хутор» такова, что в каких-то 40 километрах находится море и десятки тысяч утомленных солнцем отдыхающих. Для многих из них поездка в горы — это способ спрятаться от назойливых и обжигающих лучей. Даже в этом году, практически ничего не предлагая, кроме как подняться на хребет, к нам приезжали до трех тысяч туристов ежедневно. У нас сегодня создана целая программа работы курорта в послеолимпийский период. И в ней предусмотрены различные виды привлечения желающих — возможности заниматься байкингом, хайкингом, треккингом, джиппингом и прочими все более популярными среди молодежи экстремальными видами. Наверное, нам понадобится еще года два, чтобы в полной мере удовлетворить пожелания многочисленных туристов и подготовить соответствующие трассы. И тогда, не сомневаюсь, при наличии железной дороги, которая минувшим летом еще не работала, в горы станут подниматься 5-10 тысяч человек каждый день. Для них постоянно будут работать два подъемника непосредственно из долины «Розы Хутор». В дальнейшем предусмотрено строительство трех новых подъемников, потому что число туристов с годами наверняка будет рости. Их может быть до 18 тысяч в день. И это при том, что склоны и трассы «Розы Хутор» могут выдержать до 30 тысяч катающихся одновременно.

— Если бы не Олимпиада, сколько лет вам понадобилось, чтобы построить такой курорт?
— Если взять за основу развитие большинства европейских курортов такого размера, то они насчитывают историю лет в 60, может, и больше. Нам же, чтобы достигнуть современного привлекательного уровня, пришлось бы работать столько же, но уж точно не меньше.

— Насколько привлекательным может оказаться «Роза Хутор» для иностранных туристов?
— По большому счету, процентов на 90-95 мы рассчитываем на отечественных отдыхающих. Вместе с тем, мы вовсе не против, если к нам приедут желающие покататься из-за рубежа. Должен вас заверить, что ныне российские туристы более платежеспособны, чем западные, посему мы в них заинтересованы больше. Но это все в будущем. А пока мы заняты исключительно подготовкой к Олимпийским играм, которая подходит к своему завершению. В Рождество мы передадим все управление курортом в ведение Оргкомитета «Сочи 2014».

Комментарии (0)
Партнерский контент