Фото: Валерий Мельников, "РИА Новости"

Пока есть спорт высших достижений, допинг будет

Об административной ответственности врачей и тренеров, биопаспортах и подготовке к ОИ – в обзоре пресс-конференции на тему допинг-контроля.
Олимпиада 2018

Во вторник 24 декабря в «РИА Новости» состоялась пресс-конференция на тему «Подготовка к Олимпиаде: вопросы допинг-контроля», в которой приняли участие генеральный и исполнительный директора НП «РУСАДА» Рамил Хабриев и Никита Камаев, а также начальник антидопингового обеспечения и межведомственного взаимодействия министерства спорта России Наталья Желанова. Начали спикеры мероприятия с итогов инспекционного визита представителей Совета Европы, главной задачей которого была проверка соответствия антидопинговой политики России положениям международной конвенции.

«Как известно, Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) и МОК особо пристально следят в этом отношении за странами, которым предстоит принять у себя Олимпийские игры. Мы рады констатировать, что Россия признана страной, полностью соответствующей кодексу ВАДА. Это результат большой системной работы, ведущейся на протяжении последних четырёх-пяти лет. Хорошая организация антидопинговой службы в период проведения какого-то конкретного мероприятия, будь то Олимпийские игры или чемпионат мира, возможна только в том случае, если реализуется сильная, серьёзная антидопинговая политика на всех уровнях и на постоянной основе», — отметила Наталья Желанова.

В целом производственная мощность московской лаборатории составляет 25-30 тысяч проб в год, что делает её одной из ведущих в списке ВАДА.

Результатом этой планомерной работы стал целый комплекс мер, начиная от образовательной программы и заканчивая реформами в сфере законодательства. Теперь в России введена административная ответственность для персонала, работающего со спортсменами. То есть для врачей и тренеров, которые могут назначать и способствовать приёму запрещённых препаратов. Согласно этому закону персонал получает наказание в виде дисквалификации. С момента вступления в силу проекта уже были дисквалифицированы три тренера, один на два года и два — пожизненно. Аналогичный пункт имеет место быть и в новом кодексе ВАДА, который вступит в силу с 2015 года.

Затем Елена Желанова остановилась на деятельности национального антидопингового агентства «РУСАДА», учреждённого пять лет назад. Сейчас в его штате числится более 70 высококвалифицированных специалистов, 50 из которых являются инспекторами по допинг-контролю. "«РУСАДА» успешно реализует антидопинговые программы и способно обеспечить допинг-контроль на крупнейших спортивных мероприятиях". В доказательство своих слов представитель министерства спорта привела статистические данные по работе агентства на крупнейших спортивных мероприятиях этого года: «Во время проведения чемпионата мира по лёгкой атлетике и Универсиады в Казани лаборатория своими силами полностью обеспечила анализ всех отобранных там проб. Если говорить точнее, то за 10 дней чемпионата мира — более 2500 проб».

В целом производственная мощность московской лаборатории составляет 25-30 тысяч проб в год, что делает её одной из ведущих в списке ВАДА. Предполагается, что в период Олимпийских игр силами отечественных экспертов в количестве 76 человек и 16 привлечённых по рекомендации ВАДА и МОК иностранных специалистов будет проанализировано 3100 проб. Анализ будет произведён в сочинской лаборатории, которая сейчас проходит аккредитацию и ни в чём не уступает московской. К слову, на оснащение и переоснащение этих двух баз было выделено 27 миллионов евро.

Генеральный директор НП «РУСАДА» Рамил Хабриев в свою очередь рассказал о подготовке кадров к главному старту четырёхлетия: «У нас прошли обучение сто инспекторов допинг-контроля. Эти ребята были выбраны из числа студентов-ординаторов двух российских ВУЗов: Московского медицинского университета имени Сеченова и Кубанского медицинского университета. Они все получили необходимую теоретическую подготовку, прошли обучение во время тестовых соревнований предолимпийских и получили соответствующие сертификаты, позволяющие им работать на соревнованиях самого высокого уровня. Из числа волонтёров было подготовлено 400 шаперонов, которые будут сопровождать атлетов для сдачи допинг-проб. И более половины уже привлекались к работе на Универсиаде и чемпионате мира по лёгкой атлетике».

Сейчас внедряется биологический паспорт спортсмена. Один из его модулей – гематологический – уже действует. С 2014 года должен начать функционировать и второй модуль – стероидный.

Хабриев также отметил, что все атлеты, претендующие на попадание в олимпийскую сборную, были протестированы более четырёх раз на предмет употребления допинга, а для тренеров и медицинских специалистов было проведено более 60 семинаров по использованию информационных систем (ADAMS), спискам запрещённых препаратов и другим аспектам антидопинговой политики. После чего участники пресс-конференции ответили на вопросы журналистов.

— Существует ли перечень видов спорта, на которые антидопинговое агентство обращает особое внимание в преддверии Олимпиады?
Камаев: Оценка степени риска в том или ином виде спорта с точки зрения допинга – это серьёзный вопрос. Для этой цели «РУСАДА» разработало специальную шкалу оценки рисков. Это многофакторная модель, которая включает физиологические данные, статистику, информацию правоохранительных структур, по которым мы можем судить о применении той или иной субстанции в том или ином виде спорта. И могу сказать, что биатлон является высокорисковым видом спорта.

— Можно ли окончательно искоренить факт употребления допинга в профессиональном спорте или свести его к минимуму?
Хабриев: Если над человеком не довлеет неминуемость наказания, он может и не остановиться. Изначально мы шли вдогонку за работой провизоров, специалистов по разработке веществ, повышающих работоспособность спортсмена. Догоняли в методиках их определения. Раньше нам необходимо было подтвердить наличие запрещённой субстанции у спортсмена, чтобы принять решение о нарушении антидопинговых правил. Сейчас внедряется биологический паспорт спортсмена. Один из его модулей – гематологический – уже действует. С 2014 года должен начать функционировать и второй модуль – стероидный. Тогда уже не будет необходимости в обнаружении самой субстанции.
Если у спортсмена будут фиксироваться отклонения от его привычных показателей, собранных в ходе целевого тестирования, можно будет говорить о факте воздействия. Возможно, это станет дополнительным сдерживающим фактором. Но пока существует спорт высших достижений, и ставки по завоеванию медалей очень высоки, полностью искоренить допинг будет сложно.

Все атлеты, претендующие на попадание в олимпийскую сборную, были протестированы более четырёх раз на предмет употребления допинга, а для тренеров и медицинских специалистов было проведено более 60 семинаров по использованию информационных систем (ADAMS), спискам запрещённых препаратов и другим аспектам антидопинговой политики.

Желанова: Кроме того, был увеличен срок для ретроспективного вскрытия допинг-проб. Теперь он составляет не восемь, а десять лет. И, наверное, зная, что в будущем может появиться новый способ обнаружения допинга, а его проба может быть вскрыта и проанализирована, спортсмен лишний раз задумается перед его употреблением. Поскольку итогом будет лишение медалей и призовых.

— Каким образом биологический паспорт позволит отследить употребление допинга? И будет ли он применяться на Олимпиаде в Сочи?
Камаев: Он позволяет отследить любые изменения биохимии, физиологии, метаболизма. Избежать изменения биохимии при приёме запрещённых средств невозможно. Это прекрасно обнаруживается. Нужна только техническая воля и регламент. Паспорт не привязан ни к какой Олимпиаде, но в Сочи, скорее всего, уже будет применён второй модуль – стероидный, а через два-три года будет подключён и третий – эндокринный.

— Можете прокомментировать факт выявления сотен положительных допинг-проб, взятых в 2102 году, в лабораториях Москвы и Кёльна?
Камаев: Здесь речь идёт о ретроспективном анализе. Но сразу хочу заметить, московская лаборатория ничего не выявляла. Была применена методика косвенного определения запрещённых субстанций — прогормонов и стероидов, разработанная с участием российских специалистов. Но лаборатория ответственна только за обработку, а МОК должен вынести решение по этому поводу. Пока его нет, данная информация может расцениваться только в качестве слухов.

Комментарии (0)
Партнерский контент