• Главные новости
  • Популярные
Владислав Третьяк
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.com", Getty Images
Текст: Игорь Рабинер

Третьяк: я сказал обоим: у нас два первых вратаря!

Игорь Рабинер взял интервью у трёхкратного олимпийского чемпиона, президента ФХР, которому было доверено зажечь огонь Сочи-2014.
18 февраля 2014, вторник. 13:30. Сочи-2014
Сочи-2014. Хроника событий 18 февраля. LIVE

Сочи-2014. Медальный зачёт. Обновление в режиме LIVE

Мы разговаривали со всегда общительным и позитивным Третьяком вчера вечером, на церемонии основания Российского зала хоккейной славы в Доме ИИХФ во дворце спорта "Большой". И начали, конечно, с актуального. Вратарского.

— Каково ваше мнение, кто должен быть основным вратарём сборной России в плей-офф Сочи-2014 – Бобровский или Варламов? – с места в карьер интересуюсь у Третьяка. Но он от прямого ответа уходит:
— Оба отличные вратари. Оба выручают команду, оба находятся в хорошем настроении. Слава богу, что на данном этапе они сделали своё дело!

— После матча с США казалось, что Бобровский увереннейшей игрой забронировал себе это место. У вас было такое ощущение?
— Тренеры чувствуют, кого поставить. И с выбором на Словакию они, думаю, угадали. Это не говорит, что Бобровский слабый, ни в коем случае. Они оба готовы, и лично я сейчас даже не знаю, кто будет играть в следующем матче с норвежцами (наутро станет известно, что Бобровский. — Прим. ред.).

— Тренерский штаб с вами на этот счёт советуется?
— Да. Мы все разговариваем, высказываем свои мнения – и Мышкин, и я. Но решение принимает Билялетдинов. Что естественно — он главнокомандующий, он отвечает за результат.
… Когда я бежал, то думал о Тарасове, Чернышёве, Тихонове, Рагулине, Фирсове, других наших великих тренерах и хоккеистах… Обо всей нашей команде. Представлял себе всех их. В том, что я зажигал факел, не моя заслуга, а команды. Я – командный человек. Если бы был лыжником и бежал 50 километров – одно дело. Но у нас командный вид спорта, и, зажигая олимпийский огонь, я представлял именно команду…


— Будь вы тренером вратарей, меньше чем через 24 часа после сложнейшего матча, какой был у Бобровского против США – с овертаймом и 8 буллитами, — тоже посоветовали бы Варламова поставить?
— Не хотел бы эту тему обсуждать. Моё мнение сейчас не важно.

— Оно всегда интересно. И авторитетно.
— После Олимпиады скажу. А сейчас тренеры решают, готовят команду, чувствуют её. У тренера всегда есть шестое чувство, кого поставить. Очень важно, чтобы и в следующем матче наш вратарь сыграл так же хорошо, как и в предыдущих.

— А нервозности у обоих голкиперов из-за всей этой неопределённости с основным не может возникнуть?
— Нет! Я с обоими вчера разговаривал и сказал, что у нас нет второго вратаря, а есть два первых. И они должны быть готовы сыграть в любой момент. Никакой конкуренции, тем более нездоровой, у них нет. Оба в обойме, и это самое главное.
Такое не всегда бывает, честно скажу. Есть вратари, которые, к сожалению, не разговаривают друг с другом, и я такие случаи знаю. В молодёжных сборных и других, когда идёт жёсткое соревнование – кто первый. Здесь такого нет. У них единая цель – успех команды. Это очень важно.

— Сочи-2014 – первая "энхаэловская" Олимпиада, когда тренером вратарей сборной России являетесь не вы. Был случай в Турине, когда этой должности вообще не было, в остальных случаях им являлись вы. Сейчас, когда с голкиперами работает Владимир Мышкин, у вас нет ощущения некой оторванности от команды, чувства, что чего-то не хватает?
— Наоборот, мы его только поддерживаем! Я же и пригласил Мышкина в федерацию. Опытный тренер, он не только работает с первой, молодёжными и юношескими сборными, но и принимает колоссальное участие в работе школы ФХР. Все вопросы обсуждаем, советуемся. У него
Владислав Третьяк и Ирина Роднина на церемонии открытия сочинской Олимпиады

Владислав Третьяк и Ирина Роднина на церемонии открытия сочинской Олимпиады

своя позиция, у меня своя, но всегда находим точки соприкосновения.

— Сейчас в НХЛ очень много отличных российских вратарей. И это при том, что в 90-е годы, когда заокеанская лига была заполонена нашими полевыми игроками, голкиперов было раз, два и обчёлся! Один основной – Хабибулин да два "бэкапа", Шталенков с Трефиловым…
— А сейчас и Бобровский – лучший вратарь сезона, и Варламов в "Колорадо" отлично играет, и Худобина признали в январе лучшим игроком месяца в НХЛ. Набоков, Брызгалов, тот же Хабибулин… Объяснить это можно тем, что в своё время мы сделали лимит на иностранных вратарей. И вот постепенно появились свои. А потом уехали в НХЛ и развили там свой успех. Мы просто дали им возможность играть, показать себя, чтобы их могли туда пригласить.

— Перед Олимпиадой было принято решение: два вратаря из НХЛ, один – из КХЛ. А может, стоило взять трёх сильнейших, даже если все представляли бы НХЛ?
— Не было смысла трёх оттуда везти! Два – да. Ерёменко знает, что он, что называется, на подхвате. Хотя не скажу, что он остальным двоим сильно уступает, он в форме. Но, думаю, принятое решение было правильным. Три вратаря всё равно не сыграют, а дёргать человека из-за океана, чтобы он вообще не раздевался на игры… А давать трём голкиперам играть по очереди нельзя, потому что они все при таком графике засиживаются.

— В Солт-Лейк-Сити, по-моему, был единственный случай, когда один голкипер, Хабибулин, играл вообще все матчи…
— Я все матчи всегда играл (улыбается).

— Это-то понятно – имею в виду современный формат Олимпиад. Как психологически легче для вратаря?
— Смотря какой вратарь и какая нагрузка. Я привык выходить на площадку каждый раз, а кто-то хочет отдохнуть. Допустим, когда Набоков приехал на чемпионат мира-2008 в Квебек, то сказал: "Давайте я одну игру отдохну, а потом буду играть". И вы помните, как он там отыграл. Мы с самими вратарями тоже советуемся. При Быкове такое было постоянно. И советоваться, считаю, надо!

— То, что именно вы зажигали олимпийский факел, это, думаете, определённый стимул для вратарей сборной России быть достойными наследниками?
… Когда я бежал, то думал о Тарасове, Чернышёве, Тихонове, Рагулине, Фирсове, других наших великих тренерах и хоккеистах… Обо всей нашей команде. Представлял себе всех их. В том, что я зажигал факел, не моя заслуга, а команды. Я – командный человек. Если бы был лыжником и бежал 50 километров – одно дело. Но у нас командный вид спорта, и, зажигая олимпийский огонь, я представлял именно команду…

— Думаю, это стимул всей команде и вообще российскому хоккею. Когда у нас будет следующая Олимпиада, тем более зимняя, не знаю. Трудно представить, когда нам её опять дадут. И тем, что зажигать факел доверили хоккеисту, показали, что этот вид спорта у нас любят.
Когда я бежал, то думал о Тарасове, Чернышёве, Тихонове, Рагулине, Фирсове, других наших великих тренерах и хоккеистах… Обо всей нашей команде. Представлял себе всех их. В том, что я зажигал факел, не моя заслуга, а команды. Я – командный человек. Если бы был лыжником и бежал 50 километров – одно дело. Но у нас командный вид спорта, и, зажигая олимпийский огонь, я представлял именно команду. Говорю безо всякого пафоса – действительно горжусь, что играл в ней.

— Когда больше волновались – когда зажигали олимпийский огонь перед глазами трёхмиллиардной телеаудитории или когда выходили на первый матч Суперсерии-72?
— И там, и там. Здесь волнение тоже было. На тебя смотрят три миллиарда людей. Не дай бог что-то погаснет, или я споткнусь, или не туда поверну! Притом что у нас всё отработано было. Я тренировался три раза. Очень большая ответственность, когда ты выходишь и попадаешь в эту ауру чаши, заполненной людьми.

— Неужто прямо трясло?
— Я привык. Но ощущал такое же волнение, как в игре. И собрался, как на матч. Всё время думал, что и как мне надо будет сделать. В голове прокручивал свою роль посекундно, чтобы не было ошибок. Всё надо было сделать очень чётко.

— Вернёмся к хоккею. Билялетдинов за три игры не произвёл ни одной перемены в составе. А, например, Майк Бэбкок каждый матч перетасовывает всё, что только возможно. Вам не кажется, что голов забивается слишком мало и какие-то перемены напрашиваются?
— Это дело главного тренера. На то он и отвечает за команду. Мы с вами можем о многом рассуждать, но мы наблюдаем за процессом со стороны и не чувствуем игроков. А он их тренирует и чувствует. Мы же не видим, как игроки выполняют упражнения на тренировках!

— У Билялетдинова заканчивается контракт…
— Да, в конце сезона.

— Будет ли он продлён, зависит от исхода Игр-2014?
— Не хочу сейчас задумываться об этом. Надеюсь, всё будет хорошо.
Владислав Третьяк

Владислав Третьяк

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
11 января 2015, воскресенье
26 мая 2014, понедельник
10 апреля 2014, четверг
7 апреля 2014, понедельник
24 марта 2014, понедельник
20 марта 2014, четверг
19 марта 2014, среда
18 марта 2014, вторник
17 марта 2014, понедельник
16 марта 2014, воскресенье
15 марта 2014, суббота
На ваш взгляд, станет ли в покере популярен формат Кубка Наций?
Да
692 (38%)
Нет
1148 (62%)
Проголосовало: 1840
Архив →