• Главные новости
  • Популярные
Иван Скобрев
Фото: Getty Images
Текст: Лев Россошик

Скобрев: слава — не самоцель

Иван Скобрев, несмотря на все старания, так и не смог взойти на сочинский пьедестал. Почему так получилось?
24 февраля 2014, понедельник. 14:45. Сочи-2014
— Вы не стартовали на дистанции 10 000 м. Готовились к командной гонке. Но было очевидно, что выиграть в четвертьфинале у голландцев невозможно, а у корейцев — только теоретически.
— Сейчас можно много рассуждать по поводу того, что могло быть, если бы готовились так или иначе. Возможно, побеги я "десятку", могло получиться лучше, чем на "пятёрке". Но есть результат, который я показал, который показала наша команда. Очевидно, он не тот, на который мы рассчитывали, и я в первую очередь. Понятно, что все комментарии и подготовка шли для того, чтобы приложить максимум усилий для выигрыша золота. Весь тренировочный процесс был построен так, чтобы мы делали гораздо больше, чем прежде. Наверное, никто из тренерского штаба или руководства федерации не может обвинить меня в том, что я что-то недоделал. Предложенный план мы выполнили, мы старались выйти на совершенно новый качественный уровень. Сейчас все пребывают в недоумении, почему так получилось. Да, можно было тренироваться в более спокойном режиме и стараться продемонстрировать уровень серебряных-бронзовых медалей, которые был у меня на протяжении всех лет после Ванкувера. Однако задача стояла выиграть. Но не удалось не только побороться за медали, но даже показать свой уровень результатов.

— Какое-то объяснение этому у вас есть?
— Чрезмерное желание. Мы выполнили всю предложенную программу, делали всё необходимое. Но организм не справился. Видимо, я ещё или уже не готов к тому, чтобы бороться на таком уровне. При этом я чувствую, что организм не исчерпал свои ресурсы. Тем не менее нынешние мышечные ощущения не позволили выжать максимум из тех ресурсов, которые у меня есть.

— К Ванкуверу вы готовились с Маурицио Маркетто. Сейчас — с Константином Полтавцом. Четыре года назад было две медали, сейчас — ни одной. Что-то изменилось за это время? Возможно, сказываются возрастные изменения?
— Безусловно, я стал старше. За это время я выиграл и чемпионат мира, и чемпионат Европы. Каждый год до Олимпиады я привозил минимум две медали с чемпионатов мира по отдельным дистанциям, что в принципе является аналогом Олимпийских игр, если брать конькобежную программу. Каждый год были результаты на уровне серебра и бронзы, что было приятно. Но, возможно, все просто уже устали получать от меня медали такого достоинства — всем хотелось золота. Видимо, так мы и стали заложниками этой ситуации. Домашние Олимпийские игры, чрезмерное желание, чрезмерное внимание… Я хотел сделать всё необходимое, в том числе и в тренировочном процессе, чтобы подняться выше. Но это спорт. Ты можешь прийти в идеальных кондициях, а можешь залезть в такую яму, что ещё долго будешь из неё выбираться. На сегодняшний день мне не стыдно сказать, что я выполнил огромную работу. Жаль, что эта работа пока не трансформировалась в результат. Такое случается. Невозможно всем участникам соревнований на одной дистанции выиграть золото. Это соперничество.

— Есть ли у вас объяснение голландского феномена?
— Думаю, ни у кого нет объяснений этому. Но такое случается. Как метеорит, который упал в Челябинской области. Его же тоже никто не ждал. Думаю, что история спорта в чём-то похожа на историю падения метеорита. Может получиться, может не получиться. Понятно, что для достижения результата должны быть созданы условия, и здесь трудно упрекнуть наше государство. Условия перед играми созданы беспрецедентные. Просто здесь борьба уже идёт на фоне риска, запредельного использования возможностей организма. Когда у тебя в стране коньками занимается несколько миллионов человек, а в другой стране такие люди исчисляются тысячами, разница чувствуется. Голландцы приложили максимум усилий, и у них огромнейшая селекция, сложнейший тренировочный процесс. У нас тоже есть опыт, и мы перенимаем его у голландцев. Но, видимо, сегодняшний голландский генофонд гораздо сильнее нашего в коньках.

— Вы обратили внимание на то, что не только мы выступили неудачно в этой дисциплине? Те же американцы ничего не добились.
— Многие рисковали, многие залезали на высоту, и мы не исключение. Мы использовали различные симуляторы для высокогорной подготовки, что отчасти повлияло на мои выступления в Сочи. Можно было отметить, что Денис Юсков выглядит чуть лучше — он приболел перед Новым годом, пропустил чемпионат Европы, а я в это время тренировался. Но это ни в коем случае не оправдание. Есть определённые вопросы к тренерскому штабу, которые будут озвучены, и в первую очередь не мной. Я сам ответственен за свою подготовку и должен был себя чувствовать. И я чувствовал, но порой закрывал глаза на боль и нагрузки. Это было что-то неизведанное, чего я раньше не испытывал. Я надеялся, что это трансформируется в золотую медаль. Не исключено, что через какое-то время я восстановлюсь и побегу гораздо быстрее. Но то, что я на сей раз занял не своё место, — однозначно.

— Каковы ваши дальнейшие планы на конец сезона?
— Сейчас я возьму паузу. Хочу пройти полное медицинское обследование. Это нормальная практика. Есть определённые проблемы со спиной. Надо просмотреть всё и получить заключение врачей, чтобы понять, в чём причина такого спада. В дни перед Олимпиадой никто по врачам не ходит, так как мало что уже можно изменить. Надо выходить и биться каждый день. Скажу честно, я выходил и выдавал всё, что у меня было на тот момент.

— Ваши партнёры по "коротким" конькам натурализовали корейского гения Виктора Ана. Может, нам какого-нибудь голландца натурализовать?
— А, может, нам в Корею уехать? (Смеётся.) Можно много чего придумать. Скажу только, что искренне рад результатам, которые показали наши шорт-трекисты. Конечно, феноменальный прогресс всей команды не может оставаться незамеченным. Ребята сделали даже не шаг — шажище вперёд. Мы ждали от них результата, но что он будет таким — огромный сюрприз. Надо перенимать опыт, проделать работу над ошибками и пытаться сражаться.

— Прокомментируйте фразу, которая принадлежит Бальзаку: "Слава — товар невыгодный: стоит дорого, сохраняется плохо".
— Наверное, слава — не есть самоцель. Если благодаря этому ты чему-то научился, сделал свою жизнь или жизнь твоих близких чуть лучше, если тысячи детей, увидев мою радость после победы, заинтересуются нашим видом спорта, активным образом жизни, то этот товар может прослужить.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
11 января 2015, воскресенье
26 мая 2014, понедельник
10 апреля 2014, четверг
7 апреля 2014, понедельник
24 марта 2014, понедельник
20 марта 2014, четверг
19 марта 2014, среда
18 марта 2014, вторник
17 марта 2014, понедельник
16 марта 2014, воскресенье
15 марта 2014, суббота
На ваш взгляд, станет ли в покере популярен формат Кубка Наций?
Да
692 (38%)
Нет
1148 (62%)
Проголосовало: 1840
Архив →